Московская жилищная газета

Юмор

Опубликовано на сайте: 24 июня 2003 г. 21:07
Публикация в газете: №25 (440) от 24 июня 2003 г.

Детективная история

Была весна. Ярко светило солнце. Бурехвостов сидел в буфете с пачкой кефира, когда к нему подошли двое в темных очках.

– Вы Бурехвостов? – поинтересовался один из них. – Петр Савельевич?
– Да, а что? – в свою очередь поинтересовался Бурехвостов.
– Мы вас хотим завербовать в иностранную разведку. Нам срочно нужны чертежи стиральной машины «Лебедь».
– Как вы на это смотрите? – спросил другой.
– Вон отсюда! – возмутился Бурехвостов. – Я позову милицию!
– Пожалей себя, – прошипел первый. – «Да» – это жизнь и деньги, «нет» – это смерть и ничто. На раздумье пять секунд. Раз…
– Хорошо, – сказал Бурехвостов и залпом выпил кефир. – Я согласен.
Темноочковые переглянулись и положили на стол конверт.
– Здесь задаток, остальное после реализации плана. Приятного аппетита.
И незнакомцы, странно хихикая, быстро удалились. Завербованный со вздохом спрятал конверт в карман и задумался. А задуматься было над чем. В несколько минут рядовой работник прачечной превратился в иностранного шпиона. Подавленный, возвращался Бурехвостов домой, так и не решив, что предпринять.
– Маша, не подавай мне руки, – застонал завербованный, едва открылась дверь. – Нет больше твоего котеночка, перед тобой мерзкое мурло подонка и предателя. О горе, горе мне! – причитал Бурехвостов, осторожно царапая лицо ногтями.
Маша, суровая женщина, с фигурой борца-тяжеловеса, зашевелила ноздрями – от мужа не пахло.
Она легко втащила Бурехвостова в коридор и, подбоченившись, сдвинула брови.
Бурехвостов съежился под суровым взглядом и, запинаясь, поведал свою историю.
– Та-а-к, – протянула жена. – Где деньги?
Новоиспеченный шпион вытащил конверт и передал его Маше.
Супруга, любившая порядок, аккуратно пересчитала деньги, лицо ее было бесстрастно.
– Шпионам, однако, негусто платят, – заметила Маша. – Золото, платину, драгоценности не давали?
– Нет, – уныло ответил завербованный. – Больше ничего.
– За мои-то мучения можно было бы и побольше, – сказала Маша, пряча деньги в комод.
Зазвенел телефон. Бурехвостов вздрогнул и взял трубку.
– Петька! – закричали с другого конца провода, – это Шустиков. Ну и слабак ты. Как же это ты в шпионы подался? Ха-ха-ха… Мы здесь животики надрываем. Короче, вот что, верни деньги, мы их из профсоюзной кассы взяли. Ха-ха-ха… С первым апреля!
– Кто звонит? – подозрительно спросила Маша, заметив растерянность мужа.
– Шустиков это, с работы. Деньги просит вернуть профсоюзные, пошутил он.
– Деньги! – взвилась супруга. – Наши, кровью заработанные, дай-ка я поговорю!
– Какие это деньги ты с моего мужа требуешь? – затрубила она. – Твои люди завербовали? Завербовали. И нечего хвостом крутить. А то я ведь на тебя управу найду, ирод. Деньги ему, видишь ли, отдавай! А чертежи мы тебе представим, не беспокойся. У нас сын в третьем классе по рисованию пятерку имеет, такой чертеж изладит – пальчики обсосешь.

Владимир Капианидзе

Другие статьи на тему: Юмор

  • Женщина и алкоголь
    Популярная формула «ничто человеческое мне не чуждо», извините за тавтологию, не чужда и женщине. Во всяком случае женщине современной не только не чужды, а напротив, вполне свойственны разнообразные человеческие – хотя и в основном мужские – слабости. К примеру, перекинуться в картишки, выкурить сигаретку, выпить рюмочку...
  • Из эпистолярного
    Сосед из 53-й квартиры гуляет без поводка и без намордника. Просим принять меры. (Из жалобы)
  • Женщина и детство
    Среди множества известных человечеству и описанных мною странностей загадочного существа, которое зовется женщиной, есть еще одна странность. Вот она: женщину время от времени почему-то тянет впасть в детство. Даже если оно уже весьма далекое.
  • Женщина и жалость
    Женщина – существо жалостливое. Женщина жалеет всех сирых и убогих, бездомных животных и беспризорных детей. Женщина плачет над мелодраматическими романами, всхлипывает на латиноамериканских сериалах и роняет слезу в адрес бедных обманутых девушек.
  • Женщина и ерунда
    Ерунда – это вздор, пустяк, мелочь, нелепость, нечто незначительное и несущественное… Но вот тут следует остановиться и заметить, что в разговоре о женщине никакая ерунда несущественной не бывает. Тем более, когда эта мелочь, этот пустяк существенно отличает женщину от мужчины.