Московская жилищная газета

ЖКХ

Опубликовано на сайте: 24 октября 2012 г. 16:00
Публикация в газете: №39 (911) от 18 октября 2012 г.

Кто в доме хозяин?

Кто в доме хозяин?

Жилищных объединений собственников в Москве не так уж много – пятая-шестая часть всех жилых строений. С одной стороны, мы все еще не понимаем, что только объединение может добиться и снижения расходов на обслуживание, и улучшения его качества. А с другой, не все еще властные исполнительские структуры готовы дать жильцам самостоятельность, разрешить самим распоряжаться общим долевым имуществом. И даже определять цену за его обслуживание. В данном случае речь идет о взаимоотношениях ГУ ИСов с ЖК и ЖСК.

А когда-то помогали

О жилищно-строительных кооперативах говорят обычно в прошедшем времени. Не в том смысле, что они исчезли. Нет, они, конечно, существуют и поныне, но большая их часть была создана более полувека назад.

Те, что появились в последнее время (а такая форма объединений будущих новоселов, напомним, предусмотрена ЖК РФ), даже кооперативами назвать нельзя – это некая завуалированная форма инвестиционного строительства. Но за кооперативами – будущее, и залог тому – помощь государства: бесплатная земля, безвозмездное подключение к коммуникациям, другие льготы, позволяющие снизить недоступную для большинства граждан стоимость квадрата втрое, а то и вчетверо.

В свете последних проверок деятельности ТСЖ и ликвидации многих из них ЖСК могут стать ведущей формой жилищных объединений. Особенность таких объединений (что, впрочем, в равной степени относится и к товариществам) – во главе их стоят непрофессионалы. Обычные жильцы, которым соседи доверили вести хозяйственные дела дома. Прежде, в советское время, председателям кооперативов помогали различные городские службы, райисполкомы (для этого даже создавались специальные отделы), сегодня жилищные объединения приравняли к коммерческим управляющим организациям: мол, вертитесь, как хотите, но спрашивать с вас будут, как с предпринимателей. Такой вот парадокс.

В чем главная забота государственных органов? Целевое расходование бюджетных средств – ведь на счет ЖСК поступают субсидии столичного правительства. Казенные деньги, а потому так тщательно и прослеживается путь каждого рубля. Работа правлений, председателей объединений, бухгалтеров здорово осложнилась. Ведь есть ЖСК, которые возглавляют артисты, писатели, ученые – жильцы выдвинули их за активную жизненную позицию, неравнодушие к делам дома. И хотя хитросплетения кооперативной бухгалтерии они постигают не сразу, но постигают! (К примеру, таким председателем ЖСК был народный артист Спартак Мишулин, и дом, где он жил и руководил хозяйством, считался одним из лучших в Москве.)

Понимая специфику работы жилищных объединений, городская власть не раз заверяла жильцов, что процедура получения субсидий будет упрощена, ее приравняют к операциям получения малоимущими гражданами индивидуальных субсидий. Однако на деле все оказалось куда сложнее.

Домом заниматься некогда

Предоставлением бюджетных денег объединениям и контролем за их использованием занимаются, как известно, ГУ ИСы. Эта обязанность была возложена на них известным постановлением № 299-ПП (от 24 апреля 2007 г.) «О мерах приведения системы управления многоквартирными домами в соответствие с ЖК РФ». Постановление четко расписывает, как, на основании чего должны быть выделены деньги из бюджета, как проверить надежность их вложения. Зачем же дублировать документы? Ведь каждый год правительство Москвы издает документы, определяющие сумму дотации государства, а также указывает, на что эта дотация может быть потрачена. При этом перечень услуг и работ, которые берет на себя казна, с каждым разом сужается. Так, когда-то она брала на себя компенсацию услуг Сбербанка, принимающего коммунальные платежи от населения. Теперь же с жильцов требуют доплату даже в том случае, если перечисление происходит по безналу – списывается, скажем, с пенсионной книжки, и операторы финансового учреждения практически не участвуют в приемке платежей. Отменены и некоторые другие льготы. Но это так, к слову...

Главная беда в другом. Обещанного упрощения так и не произошло. Более того, добиться помощи государства, которую оно оказывает из наших же налогов, без которой дома просто не проживут, с каждым годом становится все сложнее. Уточним этот момент. Согласно Бюджетному кодексу деньги, которые переводятся из казны на счет различных организаций (в данном случае, жилищным объединениям) сразу, с момента перевода, принадлежат исключительно этим организациям, они могут распоряжаться ими по своему усмотрению, если это не противоречит государственным нормативным актам.

Но все так, да не совсем. Есть богатые кооперативы (как, впрочем, и товарищества), они вполне могут соорудить в своем доме, например, плавательный бассейн. В одном ТСЖ его даже обставили фигурами рыцарей в латах. Кто запретит? Вместе с тем ясно: за казенный счет такое не позволено. До рыцарей ли? В домах подъезды бы покрасить, забить щели в окнах лестничных клеток, залатать дыры в кровле... Но чтобы получить на это средства, надо протянуть руку и долго ее держать. Вложив в нее понятно никому не нужные акты, которые никакого отношения к бюджетным средствам не имеют. Инженерные службы районов требуют отчета буквально всей финансовой и даже организационной деятельности жилищных объединений. «Не дадите таких-то документов (и далее идет длинный перечень бумаг, которые не касаются бюджета, а сугубо внутренней деятельности ЖСК и ТСЖ), помощи вам не видать». По словам некоторых председателей, сбор этих бумаг отнимает от 4 до 6 часов в день. Домом заниматься некогда...

...А еще фамилии жильцов

Пришлось присутствовать на одном из совещаний руководителей ЖСК. Член правления кооператива «Волна-3» Наталья Круглова говорила:

– Замучили разными справками... Вроде все собрали, сдали... Нет, мало! Кроме самих справок требуют еще информационное письмо»: за что заплатили, где заплатили, сколько... Т.е. те же справки, но в перечислении. Не уверена, что потом наши письма кто-то смотрит, что они вообще кому-то нужны. Только и делаем, что собираем бумажки. Домом некогда заниматься. И ладно бы проверялись расходные статьи только дотационных денег, но требуется отчетность финансовой деятельности всего кооператива.

Попробовали было возмутиться... И услышали в ответ:

– Тогда бросьте в каждый почтовый ящик письмо: «Господа жильцы! Отныне ваша плата за жилищно-коммунальные платежи увеличивается вдвое. Дом отказался от субсидий, потому что не предоставил необходимой отчетности, и потому не получил субсидий».

– Мы не самоубийцы, – закончила женщина, – пришлось собрать все документы и сдать их в инженерную службу.

История закончилась тем, что на какую-то из работ (не бюджетной сферы!) акта не предоставили, и деньги были сняты со счета кооператива.

Заметим, кстати, что это повсеместная практика: ГУ ИС требует отчета по всем расходам кооператива – не только бюджетным. Остается только удивляться: почему инженерные службы проверяют жилищные объединения, а не исполнителей? Если каждый год объединению выставляется счет на проверку электрического сопротивления (хотя работа по СНиПу должна выполняться раз в три года, но и она не делается), то это явное мошенничество. Но ГУ ИС проходит мимо. А между прочим, речь тоже ведь идет о бюджетных деньгах.

А выбор управляющей компании? ГУ ИС каждый год требует протокол о выборе объединением управляющей организации. Почему? На каком основании? Только собственники имеют право подыскивать для себя управленцев, вступать с ними в деловые отношения, чиновники в их договоре не участвуют. Требовать информацию на этот счет они не имеют права. Но не представишь протокол – не получишь денег.

Кроме того, ГУ ИСу почему-то нужен Устав кооператива, свидетельство о регистрации объединения (копия, заверенная нотариусом!). Какое отношение все это имеет к деятельности инженерной службы – непонятно.

Поверх законов

Автору этих строк довелось побывать в Контрольно-счетной палате г. Москвы (КСП), и, естественно, был задан вопрос: не своевольничают ли инженерные службы, не нарушают ли свои должностные обязанности? Ведь те контролируют расход бюджетных средств просто на разных уровнях: КСП – городском, ГУ ИСы – районном. При этом инженерные службы сами являются объектами контроля со стороны КСП. Ответ был такой: нет, они все делают правильно. Ведь проверка расходования бюджетных средств – это не просто сверка смет и актов, она начинается с контроля за всем бюджетным процессом, а тот, в свою очередь, включает в себя множество важных процессов: результативность и эффективность исполнения бюджета, оценку влияния расходов казенных средств на всю финансово-хозяйственную деятельность предприятия. Поэтому, если ГУ ИС затребует лицевой счет объединения, его договоры с ресурсоснабжающими организациями, протокол выбора управляющей организации и даже стенограмму общего собрания членов кооператива, то вправе будет это сделать.

Последнее было вовсе непонятно. Но мой авторитетный собеседник пояснил:

– А вы разве не знаете случаев хищения бюджетных средств со счетов ЖСК их же председателями? И судебные процессы по этому поводу? Реальные тюремные сроки, которые они за это получали? Нам надо анализировать все эти процессы, делать выводы, а где о них говорят, как не на общих собраниях?

Не очень убедил. Да, такие случаи бывали, но по статистике – 2-3 на всю Москву, причем, за много лет. Разве это основание, чтобы не доверять всем жилищным объединениям? Все равно что на основании какого-то дерзкого, но не предусмотренного УК РФ преступления, ужесточать весь Кодекс.

Что же касается анализа – сильно сомневаюсь, что им занимаются в ГУ ИСе. Но то, что инженерная служба не считается ни с какими правовыми актами – что городскими, что федеральными – это факт.

ЖСК «Дерзкий» (Южное Чертаново»). Местный ГУ ИС потребовал сведенья о всех собственниках кооператива (ФИО, номер квартиры, номер договора купли-продажи и т.д.), приложил к этому соответствующую форму, которую предстояло заполнить и сдать в инженерную службу.

Но позвольте: все это относится к персональным данным, которые не подлежат разглашению. К слову заметим, что если само правление вывешивает список должников в подъезде, то этим тоже нарушает Закон о неразглашении личных данных: а вдруг человек потратил предназначенные для оплаты проживания деньги на срочную операцию, но не хочет, чтобы об этом знали? Спорить с этим трудно, но с другой стороны – как иначе бороться с должниками? «Закон суров, но это закон», – говорили древние римляне. Даже в этом случае разглашать фамилии нельзя. Но ГУ ИС даже по менее значимому поводу этот закон нарушает.

Заметим, что кроме тайны персональных данных существует еще и коммерческая тайна. Не секрет, что между монополистами, которые снабжают дома ресурсами, идет многолетняя непрекращающаяся война. В ходе ее многие председатели жилищных объединений стали такими доками, что уже прекрасно разбираются, когда с них требуют незаконные выплаты, когда собственные потери перекладывают на жильцов. И успешно доказывают свою правоту при заключении договоров. Монополисты вынуждены идти им навстречу. Скажем прямо, таких случаев немного, и потому некоторые их руководители – их можно понять – не хотят раскрывать свои аргументы, которыми добиваются справедливости. Мало ли, а вдруг им поставят это в вину при следующем оформлении соглашения? Пусть руководители других объединений сами ищут аргументы. Короче: каждый договор – коммерческая тайна. По какому праву инженерная служба района настаивает на ее разглашении? Ведь Гражданский Кодекс РФ ясно указал: в договор двух организаций не имеет права вмешиваться ни одна третья сторона.

Стоит напомнить также основы жилищного самоуправления. По ЖК РФ жилищно-строительные кооперативы являются субъектами права, их деятельность проверяет ревизионная комиссия, о чем докладывает высшему (!) органу жилищно-строительного кооператива – общему собранию, и тот одобряет (или не одобряет) деятельность правления. Тем не менее, ГУ ИСы с этим не считаются. Новая бюрократическая структура вместо того, чтобы оказывать помощь жильцам, постоянно ставит им палки в колеса.

Невольно закрадывается мысль: а не есть ли это попытка – вольная или невольная – заглушить жилищное самоуправление? Лишний раз доказать, что в доме хозяева не граждане, а чиновники? Бюрократическая и все усложняющаяся процедура получения бюджетных средств жилищными объединениями делает эти подозрения весьма реальными.

Илья Горелов

Другие статьи на тему: ЖКХ

  • Более 18 лет мы были вместе с вами
    Уважаемые читатели! К сожалению, мы сегодня в последний раз встречаемся на страницах нашей газеты. Ваш Управдом закрывается. По независящим от нас причинам правительство Москвы не нашло финансовых возможностей для дальнейшего выпуска «Квартирного ряда».
  • Прокурор тебе поможет
    Счетная палата в следующем году впервые вместе с Росфиннадзором проведет параллельные проверки в сфере ЖКХ, особенно по итогам зимнего отопительного периода, сообщил ее председатель Сергей Степашин на конференции «Взаимодействие органов внешнего и внутреннего финансового контроля».
  • Свершилось! Крайним назначили собственника
    14 декабря в третьем чтении, то есть окончательно, Госдума утвердила два важнейшие для россиян закона – о продлении сроков и определении основных направлений деятельности Фонда содействия реформированию ЖКХ и о создании системы финансирования капитального ремонта многоквартирных домов.
  • Альтернатива общему котлу
    На пленарном заседании Госдумы в третьем чтении были приняты поправки в Жилищный кодекс, касающиеся проведения капремонта в многоквартирных домах.
  • Так ли страшен реагент, как его малюют?
    Как только наступает зима, сразу начинаются разговоры об антигололедных реагентах. Этих борцов со снегом в народе недолюбливают. И ботинки калечат, и шубы, и собачьим лапам достается. Разберемся, насколько справедливы эти нарекания.