Московская жилищная газета

Внимание, мошенники

Опубликовано на сайте: 11 марта 2003 г. 23:14
Публикация в газете: №10 (425) от 11 марта 2003 г.

«Хрущевка» с призраком

Переехав в Москву, Вера Андреевна долго хвалилась знакомым, как быстро, удачно и без помощи всяких агентств купила в столице квартиру, сэкономив на комиссионных. Более того, обошлась без нотариуса, сохранив еще приличную сумму денег.

Хозяин квартиры предложил ей оформить сделку в простой письменной форме – зачем, мол, вам отдавать свои кровные, если простая письменная форма для того же суда, к примеру, имеет абсолютно такое же значение, как и договор, заверенный нотариусом. Довод был убедительным, и Вера Андреевна без особых колебаний согласилась с ним.

Почему умерла хозяйка?
Документы у продавца были в полном порядке. Квартиру он получил в наследство от умершей старшей сестры. Деньги от продажи квартиры, по его словам, намеревался отдать старшему сыну – офицеру, который сейчас служит на Севере, чтобы тот вложил их в новое строительство и ко времени выхода в отставку получил с семьей отличную, просторную квартиру. Тетина кирпичная двухкомнатная «хрущевка», хоть и расположенная в хорошем месте, для семьи с детьми была маловата.
Вера Андреевна машинально поинтересовалась, от чего умерла прежняя хозяйка квартиры, обратив внимание, что женщине не исполнилось еще и шестидесяти. На лицо продавца легла траурная тень, дававшая понять, что это для него все еще тяжелая тема.
– Трудно даже сказать, – не сразу ответил он. – Мы раньше жили в Ленинграде. Людмила родилась во время блокады, очень слабенькая, и всегда была очень болезненной.
Вера Андреевна мысленно укорила себя за нетактичность. В конце концов, с документами все в порядке – свидетельство о праве на наследство просто так не получишь.
Когда въехали с сыном в купленную квартиру, то вскоре выяснилось, что ремонт, сделанный предыдущим хозяином, был поверхностным, то и дело подводили старые коммуникации и отжившая свой век сантехника.
С этими проблемами они постепенно справились, заменив все, что только можно.
Но главный плюс квартиры – от дома было рукой подать до института, где учился сын, да и Вере Андреевне показалось очень удобно добираться до своего офиса – перевешивал все эти мелкие минусы...

Появление «барабашек»
Через два года сын Андрюша надумал жениться. Рановато, конечно, лучше бы подождать окончания института, но было видно, как влюблен мальчик, как счастлив, и Вера Андреевна не стала вмешиваться. Невеста сына, его однокурсница, жила в общежитии – понятно, что после свадьбы девушка перебралась бы жить к ним. Снимать отдельную квартиру у молодых не было возможности. Но и жить вместе с ними Вера Андреевна не собиралась: молодым нужна свобода и самостоятельность.
Оставалось одно – разменять квартиру. Вера Андреевна понимала, что самое большее, на что можно рассчитывать – скромная «однушка» в Москве (естественно, для молодых) и комната для нее где-нибудь в пригороде. Но подходящего варианта никак не попадалось: если квартира была нормальная, то комната к ней прилагалась совсем никудышная, или наоборот.
Устав от бесплодных поисков и бесконечных поездок на просмотры квартир и комнат, Вера Андреевна предложила сыну: давай-ка, мол, сначала продадим квартиру. Имея на руках деньги, будет проще найти подходящее жилье, предположила она. А сами они снимут на месяц квартиру без мебели, куда временно можно перевезти все вещи.
Как только Вера Андреевна дала объявление о продаже, стали происходить какие-то странные вещи. Однажды ночью она проснулась от крика сына. Андрею не то привиделся, не то приснился мохнатый шар с лапками-щупальцами, спускавшийся сверху. Как только он открыл глаза, шар мгновенно взмыл вверх и будто растворился. «Не то призрак у нас завелся, не то сын перезанимался», – сделала вывод Вера Андреевна.
Дальше – больше. С приходом каждого нового потенциального покупателя в квартире что-нибудь ломалось: сначала замолчал звонок, потом отвалился металлический штырь, на котором держался душ, следом потекла газовая колонка, да так, что чинить было бесполезно, пришлось менять на новую.

Бороться и искать...
Наконец объявился реальный покупатель. Удачливый коммерсант приглядел себе коммуналку в центре города и ее обитателям покупал в обмен отдельные квартиры. Женщине со старенькой матерью, которых привел агент, нанятый коммерсантом, квартира понравилась, и Вере Андреевне предложили заключить договор с агентством, чтобы покупатель мог внести залог за квартиру. Был назначен день сделки.
Но накануне вечером позвонили из агентства и сказали, что покупатель отказался: выяснились неприятные обстоятельства по квартире, можно прийти в агентство ознакомиться с документами. Вера Андреевна едва дождалась утра и поехала в агентство к самому его открытию.
Там она узнала, что коммерсант заказывал серьезную проверку квартиры страховому агентству. И выяснилось, что в свое время прокуратура накладывала на квартиру арест в связи с уголовным делом. Хозяйка квартиры бесследно исчезла, а саму квартиру пытались оформить в свою собственность и продать какие-то мошенники.
– А почему вы оформляли сделку не через нотариуса? – с подозрением поинтересовался менеджер агентства. – И почему продаете, не прожив в квартире и двух лет? Куда собираетесь выехать после продажи?
Ошеломленная Вера Андреевна стала оправдываться, пытаясь доказать, что ни сном, ни духом не ведала об исчезновении прежней хозяйки. Наконец договорились, что она разыщет мужчину, который продал ей квартиру, и попробует пригласить его в агентство.
– Залог придется вернуть, – сказал менеджер. – А что касается квартиры, то давайте посмотрим подлинники документов, которые есть у брата бывшей хозяйки, посоветуемся с юристами и, если все в порядке, поможем вам продать квартиру.
Напуганная свалившимися на голову обстоятельствами, Вера Андреевна подписала новый договор с агентством, уже не решаясь вести дальше дело самостоятельно. Вернувшись домой, она отыскала в старом блокноте телефон бывшего «хозяина». Трубку взяла женщина и на просьбу пригласить Бориса Сергеевича ответила, что такой здесь уже не живет, свою квартиру он продал...
На следующий день Вера Андреевна отправилась в адресное бюро, но и там ее ждало очередное разочарование – в бюро не было новых сведений о местопребывании г-на Толмачева. Ничего не оставалось, как вечером снова позвонить по его прежнему адресу.
– Скажите хотя бы, через какое агентство вы покупали эту квартиру, – попросила она женщину. – Может быть, там знают его теперешний адрес.
– Вряд ли, – ответила та. – Дело в том, что он замыкал цепочку в сделке. Он получил деньги, не приобретая одновременно никакого жилья. Он, кажется, собирался отдать эти деньги младшему сыну. Но, знаете, у меня должен быть где-то телефон агента, который ему помогал. Мне показалось, что это его хороший знакомый.
Похоже, что у агента в самом деле были приятельские отношения с Толмачевым, потому что он сразу же сказал, что тот сейчас живет у жены, и дал ее телефон.

Тяжелый груз прошлого
...Уговорить Толмачева прийти в агентство с документами удалось с трудом, пришлось даже пригрозить обращением в суд или прокуратуру. Правда, уже после этого неприятного разговора Вера Андреевна, обдумав ситуацию, поняла, что даже через суд она не смогла бы ничего добиться. Ну, предположим, суд признал бы их сделку недействительной, а денег-то у Толмачева уже давным-давно нет – отдал сыновьям. Недвижимости тоже нет. Взять с него просто нечего.
На встречу в агентстве Толмачев принес свидетельство о смерти сестры, где в графе «место смерти» стоял прочерк, и выписку из решения суда о признании Людмилы Сергеевны умершей. Решение было принято всего через полгода после исчезновения женщины, хотя в обычной практике это делается как минимум через пять лет.
Правда, в законе есть пункт, позволяющий признать человека умершим уже через полгода, если он исчез при обстоятельствах, угрожающих его жизни, но крайне редко судьи применяют этот пункт, потому что трудно что-либо доказать, если нет свидетелей смерти человека. Подозрительно быстро подсуетился Толмачев. Уголовное дело было только приостановлено, но не закрыто, главный подозреваемый находится в международном розыске, тело пропавшей женщины нигде не обнаружено, а решение уже принято, и брат вступил в права наследования.
– А если ваша сестра объявится и потребует вернуть ей квартиру? – спросила Вера Андреевна.
– Да не может такого быть, – раздраженно ответил Толмачев и наотрез отказался написать обязательство, что если такое произойдет, он пропишет сестру у себя.
Вере Андреевне опять пришлось прибегнуть к угрозе обратиться в прокуратуру или в суд. Это подействовало. Но ни расписка Толмачева, ни копии документов, подтверждающих законность получения им наследства, не облегчили ситуацию. Как только потенциальные покупатели узнавали, что квартира с криминальным прошлым, они тут же теряли к ней всякий интерес. Только через четыре месяца Вере Андреевне удалось продать квартиру семейной паре, которой надо было срочно найти вариант, чтобы не рухнула сложная цепочка. Они не стали углубляться в подробности, а необходимый пакет документов для продажи у Веры Андреевны был в полном порядке.

Когда удалось избавиться от «нечистой» квартиры, все пошло как по маслу. Эту историю Вера Андреевна рассказывала мне в своей «гостинке», купленной в зеленом, тихом пригороде. Ей даже удалось избежать коммуналки. Довольны своим жильем и сын с невесткой. Только опасается Вера Андреевна, что в один прекрасный момент появятся у нее на пороге возмущенные покупатели, узнавшие, что квартиру-то им продали с «призраком».

Татьяна Комендант

Другие статьи на тему: Внимание, мошенники

  • Мошенничество с жильем
    Не секрет, что сделки с недвижимостью являются одними из самых рискованных, особенно для простых граждан. По статистике в 7% случаев такие договоры заканчиваются потерей жилья или серьезной суммы денег. Когда-то, в советские времена, подобные сделки совершались при помощи мены, что было во многих смыслах проще и безопаснее. Сегодня обычно используют куплю-продажу, заключая сразу несколько соглашений в один день, поскольку найти взаимно устраивающие варианты обмена сложно. Однако рыночная экономика явилась хорошим фундаментом для мошенников.
  • Сдам даром
    Зная, что бесплатный сыр встречается лишь в мышеловке, люди все равно надеются на лучшее: а вдруг повезет? Желание рискнуть нередко подпитывается любопытством, которое становится плохим союзником, когда дело касается по-настоящему серьезных дел.
  • Отцы и дети
    Ожесточенные споры о судьбе недвижимости, которые разворачиваются в зале суда, нередко повергают в недоумение: в ряде случаев кажется, что правы обе стороны. Тем не менее, победа достанется только одному – тому, кто подкрепит свою позицию грамотными аргументами и доказательствами.
  • После вчерашнего
    Какова цена столичной недвижимости? Кроме денежного эквивалента за нее зачастую приходится платить еще и здоровьем. А то – и собственной жизнью.
  • Нашла коса на камень
    Сколько бы законов ни принималось, как бы подробно они ни регулировали те или иные отношения, желающие обойти предписанные нормы найдутся всегда. Такая «самодеятельность» в сфере недвижимости чревата серьезными проблемами – жаль, что жертвы ловкачей осознают факт обмана слишком поздно...