Московская жилищная газета

Внимание, мошенники

Опубликовано на сайте: 08 января 2002 г. 20:22
Публикация в газете: №1 (364) от 08 января 2002 г.

Неправое дело

Шесть лет тянется дело в Кунцевском межмуниципальном суде. Именуется оно так: «О признании незаконной выдачи ордера гр-ну Фурману Е.И. и выселении его из квартиры в доме ЖК «Арбат». Иск предъявлен также префектуре Западного административного округа, которая выдала этот ордер.

Ефиму Израиловичу Фурману 76 лет, он прошел всю войну, инвалид 2-ой группы. Необходимость являться каждый раз на заседания и выслушивать изнурительные прения даются ему с трудом. Еще труднее ему понять, в чем он провинился и почему ему вообще надо судиться? Он с недоумением рассматривает письмо заместителя префекта округа, где говорится, что квартира предоставляется именно ему, Фурману Е.И., и при этом выделяется из лимита Департамента муниципального жилья. Говорится также, что ему, Фурману Е.И., выдается ордер за номером таким-то, а поскольку теперь у него будет новая квартира, то с очереди на жилье в муниципальном округе «Матвеевское» он снимается. С чем он был, безусловно, согласен.

И вот теперь получается, что жилья у него нет. Власти обманули его – сняли с очереди, а квартиру подсунули чужую. Теперь на нее наложен арест, и чего доброго, его попросят из дома. Такого позора ветеран войны не испытывал никогда в жизни.

Все началось с трагедии

А началось все еще в 1992 году. Тогда и был создан указанный кооператив, который вопреки названию находился вовсе не на Арбате, а в районе проспекта Мира. Название дали ему пайщики - коренные москвичи, многие из которых были близки к искусству. Решили вложить в название все самое славное и вдохновенное, что есть в городе.

Как среди них оказался Фурман? Этому предшествовал трагический случай, происшедший с одним из пайщиков: он был убит. Человек это известный - экономист, общественный деятель, имя его у всех на слуху, а потому назовем его Е. Обстоятельства убийства не раскрыты до сих пор. Успел Е. внести лишь первый взнос.

Тогда и возникла фамилия Фурмана. Кооператив строился при солидной дотации города (которую тогда еще давали ЖСК!), но за это город – в лице Департамента муниципального жилья – обговорил себе право предлагать кооперативу свои кандидатуры. Мог занять своими кандидатами 40 квартир, но ограничился лишь одной.

Почему Фурман? Ефим Израилович как участник и инвалид войны стоял в льготной очереди своего района. Но очередь хоть и льготная, но могла длиться годами. И тогда Управление муниципального жилья округа предложило ему: «А не хотите ли в кооператив? Конечно, это не бесплатное жилье, не муниципальное, но оно несравнимо дешевле, чем в коммерческих домах. Думайте!» На семейном совете сын и дочь Фурмана решили: «Скинемся! Не всю же жизнь старику ютится в тесной комнатушке». Илья Израилович жил в малогабаритке вместе с многочисленной семьей дочери. Мечтал пожить по-человечески.

Дети преподнесли отцу подарок ко дню Победы: ордер Фурману вручили 8 мая 1996 года. Добавим, что задолго до этого состоялось общее собрание ЖСК «Арбат». Это имеет непосредственное отношение к дальнейшей истории: окончательное решение остается все же за этим собранием. Оно единодушно высказалось в пользу Фурмана. Так он и оказался в доме.

Разведенная вдова идет в атаку

А спустя буквально три месяца появился иск. Подала его гр-ка С., бывшая когда-то женой Е. Потом они развелись, тем не менее, существовало завещание, по которому она являлась его наследницей. Защищать интересы С. взялась известный адвокат Г. Любарская.

Вроде бы, дело явно проигрышное. Какие права у С. на площадь? Никаких. Ко дню гибели Е. квартира еще не была зарегистрирована как собственность по одной простой причине: дом только строился.

Ситуация простая, а потому Кунцевский суд, в котором рассматривалось дело, решение вынес быстро: единственно, на что С. имеет право как наследница – это пай. И кооператив согласился его вернуть.

Не было бы реформ, случилось бы с десяток "бы"

Но дальше стали происходить странные вещи. От денег С. отказалась, а ясная и очень простая ситуация вдруг стала невероятно запутываться. С. подала кассационную жалобу и Мосгорсуд вопреки всем ожиданиям удовлетворил ее. Основания были изложены более, чем в 20 пунктах, дело направили опять в Кунцевский суд на новое рассмотрение.

Удивительные это были пункты! Мало того, что вопросы, поставленные в них, являлись не вполне корректными, то есть, имели мало общего с реальной жизнью кооператива, но еще точь-в-точь повторяли аргументы защиты. Главным же среди них был такой: да, участие Е. в делах ЖК было ограничено лишь первым взносом, но ведь это произошло до всех реформ! Если бы их, реформ, не было, то этот первый взнос покрыл бы стоимость всей квартиры. А раз так, то квартира считается выкупленной, иными словами, она - собственность. А потому по праву наследования переходит к бывшей жене Е. На этом доводе, собственно говоря, и строилась и вся защита.

Каково? Весь трудный и противоречивый период преобразования страны легко уложили в простую, немудрящую формулировку. Извольте проиндексировать дореформенные деньги! А из этого требования, заметим, следует, что и всем другим пайщикам ЖК «Арбат» тоже нужно немедленно подавать в суд. Ведь и они могут ограничиться лишь первым взносом, и никакого кредита не выплачивать. Возможно, что государство даже приплатит им!

А значит, и всем нам, потерявшим свои сбережения.

Чему же еще – кроме рассмотрения названного прекраснодушного аргумента – посвящены многочисленные заседания суда?

Кто имеет право проверять кооператив?

Забот, оказывается, у суда много. Он собрался проверить, а правильно ли кооператив вообще потратил деньги? При этом исходным пунктом является все тот же безумный посыл: если бы кооператив уложился в первоначальную смету, то может, первого взноса – даже без реформ – хватило на оплату всей квартиры. Все это было на руку защите. Ведь и в этом случае С. может считать дело выигранным. Оплаченная полностью квартира (т.е. собственность) принадлежит ей.

И вот радость истца – кооператив превысил смету! Вместо линолеума заказал паркет, понравились импортные обои – выбрал их, наконец, остановился на более дорогой отделке, чем была заложена в проект. В общем, совершил еще массу проступков, что и привело к завышению стоимости дома. Не будь этого, стоимость квартиры (вполне вероятно!) как раз и укладывалась бы в первый взнос.

Выявила это все независимая экспертиза, которую проводило частное бюро «Версия». Привлечено оно было г-жой Любарской, с которой суд согласился, несмотря даже на то, что бюро не имело лицензии на строительно-техническую экспертную деятельность. Последнее привело, в частности, к тому, что с экспертами случился конфуз: из их заключения следовало (при сравнении выведенной ими стоимости одного кв. м в доме и общих затрат), что кооператив построил, в сущности, не дом, а собачью конуру: жилая площадь в нем равнялась… 2,5 кв. м.

Но дело даже не в этом. Не имела полномочий «Версия» вообще проверять деятельность кооператива. Не должны были ей показывать документы. Решение суда? Но и суд был не в праве заниматься хозяйственной деятельностью ЖК! Как и на что потратил тот деньги,– все это решает сам кооператив в соответствии со своим Уставом. И если эти уставные требования не противоречат его деятельности, то никто не может их оспорить. Так было сказано еще в решении пленума Верховного суда №11 от 11 января 1991 года – азбуке для юристов, рассматривающих жилищные дела. В этом решении четко очерчен круг вопросов, которые находятся исключительно в компетенции кооперативов: распределение жилых помещений между пайщиками, определение расходов на строительство, величина первого взноса, принятие новых членов. И никто, кроме общего собрания ЖК и ЖСК, не вправе вмешиваться в них.

Не знали об этом судья Э. Бондаренко, которая ведет дело, и адвокат Г. Любарская? Неизвестно. Вопрос о компетенции был поднят Ассоциацией кооперативных организаций России, которое заявило протест против рассмотрения данного дела судебными органами. Но заявление Ассоциации в расчет принято не было.

Суд продолжается, и его следующее заседание назначено на 28 января.

Комментарий к еще не законченной истории.

Гражданско-правовые отношения у нас еще находятся в зародышевом состоянии. Да и откуда им взяться? Все гражданское право основано на частной собственности, а разве мы знали ее? Со всеми проблемами народ шел в парткомы и профкомы. Нынешний вакуум права (а Гражданский кодекс отвечает далеко не на все вопросы) привел к тому, что появилась масса мошенников при сделках с той же недвижимостью. Мошенников вполне легальных. Ведь несовершенные законы можно трактовать, как угодно.

С другой стороны, сами судьи выносят порой столь удивительные, столь безграмотные решения, что у людей, которые обладают хоть каким-то правовым опытом в сфере жилья, они взывают только улыбку. Впрочем, тем, кого это касается, бывает далеко не смешно.

Необходимы специальные жилищные суды!

Такие есть во всех развитых странах – как, впрочем, наследственные, потребительские и всевозможные другие, имеющие отношения к гражданскому праву. Но в первую очередь жилищные - ведь дела такого рода занимают свыше 20 процентов всего гражданского судопроизводства. Больше, чем все другие! Квалифицированная судебная практика потянула бы за собой наработку недостающих столь необходимых законодательных актов. Но такой практики нет. Более того, именно из-за несовершенства законодательства и неопытности судей многие процессы, связанные с недвижимостью, длятся годами, и в конце концов так и не находят справедливого разрешения.

Сам процесс, о котором мы рассказали, по-своему уникален. Это первый случай, когда суд вмешался в финансово-хозяйственную деятельность кооператива! Раньше судебные органы все-таки остерегались вмешиваться не в свои дела.

И, наконец, не испытал бы всех унижений и издевательств ветеран войны Е. И. Фурман, которые нежданно-негаданно свалилась на него вместе с приобретенной, подчеркнем, на законных основаниях, квартирой. Скажите: ему это надо? Конечно, нет. Не говоря уж о том, что он их совершенно не заслужил.

Исаак Глан

Другие статьи на тему: Внимание, мошенники

  • Мошенничество с жильем
    Не секрет, что сделки с недвижимостью являются одними из самых рискованных, особенно для простых граждан. По статистике в 7% случаев такие договоры заканчиваются потерей жилья или серьезной суммы денег. Когда-то, в советские времена, подобные сделки совершались при помощи мены, что было во многих смыслах проще и безопаснее. Сегодня обычно используют куплю-продажу, заключая сразу несколько соглашений в один день, поскольку найти взаимно устраивающие варианты обмена сложно. Однако рыночная экономика явилась хорошим фундаментом для мошенников.
  • Сдам даром
    Зная, что бесплатный сыр встречается лишь в мышеловке, люди все равно надеются на лучшее: а вдруг повезет? Желание рискнуть нередко подпитывается любопытством, которое становится плохим союзником, когда дело касается по-настоящему серьезных дел.
  • Отцы и дети
    Ожесточенные споры о судьбе недвижимости, которые разворачиваются в зале суда, нередко повергают в недоумение: в ряде случаев кажется, что правы обе стороны. Тем не менее, победа достанется только одному – тому, кто подкрепит свою позицию грамотными аргументами и доказательствами.
  • После вчерашнего
    Какова цена столичной недвижимости? Кроме денежного эквивалента за нее зачастую приходится платить еще и здоровьем. А то – и собственной жизнью.
  • Нашла коса на камень
    Сколько бы законов ни принималось, как бы подробно они ни регулировали те или иные отношения, желающие обойти предписанные нормы найдутся всегда. Такая «самодеятельность» в сфере недвижимости чревата серьезными проблемами – жаль, что жертвы ловкачей осознают факт обмана слишком поздно...