Московская жилищная газета

Жилищные программы

Опубликовано на сайте: 18 февраля 2003 г. 11:47
Публикация в газете: №7 (422) от 18 февраля 2003 г.

Сон счастливых в новогоднюю ночь

Немногим молодоженам удается собрать деньги на покупку квартиры. Помогает им в этом столичная программа «Молодой семье – доступное жилье». Один из вариантов: город заключает с молодой семьей договор о найме жилья. В течение пяти лет молодые живут в предоставленной им квартире и копят деньги в строительно-сберегательной кассе или вступают в жилищный кооператив. До покупки собственной квартиры они остаются, как и были, очередниками на жилье. За ними сохраняется и право на безвозмездную субсидию, которая покроет часть стоимости квартиры.

Ирина и Роман Акимовы

В канун Нового года более 50 семей – участников программы заключили с городом договор о найме и вселились в новые квартиры в доме-новостройке на улице Верхние Поля, 38, корпус 1 (газета «Квартирный ряд», 30 декабря 2002 г. и 13 января 2003 г.).

...Дверь в квартиру Акимовых открыла нарядная светловолосая женщина.

– Нет, я не Ирина. Я – Светлана Мельникова, соседка Ирины и Романа по коммунальной квартире. Вот приехали с дочкой в гости, посмотреть, как они устроились на новом месте. Завидую белой завистью, повезло ребятам, рада за них. Вторых соседей провожаю, да и сами, надеюсь, скоро поменяем прописку. Года через два наша очередь подойдет, так что понемногу тоже готовимся к новоселью. А квартира эта – просто загляденье!

Светлана права – действительно хорошая квартира. Двухкомнатная, с евроотделкой – пластиковые стеклопакеты, симпатичные обои-дуплекс, ламинированный буковый паркет, застекленные лоджия и балкон.
– Ванная полностью отделана белым кафелем. Установлены счетчики воды, – Роман с гордостью показывает новое жилище. – Обратите внимание, батареи регулируются, можно задать нужную температуру в комнате, это особенно важно, когда в семье маленькие дети. В комнате – вентилятор, воздух с улицы поступает, форточку открывать нет необходимости, опасности простудиться – меньше.

– А кухня с эркером – мечта хозяйки. Меня больше всего кухня поразила, когда я в первый раз увидела квартиру, – улыбается Ирина. – Напоминает веранду на даче. Окна полукругом с трех сторон, много света, просторно, 13 «квадратов», танцевать можно! И плита отличная – электрическая. Сегодня ее опробовали, пироги получились на славу.

Ирине и Роману на двоих чуть больше пятидесяти. Женаты уже почти пять лет, сыну Паше скоро исполнится четыре года. Нравится ли малышу новая квартира? Серьезно посмотрел карими глазами и кивнул головой. Еще бы... Подскочила Вика, дочь Светланы, худенькая девочка того же возраста, и увлекла Пашу в комнату, где гремела музыка. Конечно, в прежней комнате такого простора не было, зато теперь – раздолье, можно даже кататься на велосипеде, прыгать, играть в догонялки и дурачиться от души.

«Не хочу возвращаться в коммуналку!»

...Построенная в сталинские времена кирпичная пятиэтажка сплошь состояла из коммунальных квартир. Родители Романа поселились там, когда родился их первенец. Были счастливы, что наконец-то есть у них свое жилье. Комната досталась большая, 20 метров, в два окна. Евгений, отец Романа, сразу решил ее перегородить. Поставил фанерную стенку, одна комнатушка получилась побольше – для себя, вторая, поменьше – детская.

Трудно сказать, что руководило Евгением – желание заработать на достойную жизнь для жены и сына, или захотелось мир посмотреть, узнать, как живут люди в других местах, но однажды он объявил, что уезжает из Москвы на Север. Завербовался в город Нарьян-Мар. Жена осталась в Москве – куда с маленьким ребенком ехать? Благоразумно решили: пусть Евгений сначала обустроится на новом месте, посмотрит, что там да как. И лишь через два года мать и Роман подались к отцу, забронировав комнату в Текстильщиках.

Вскоре в семье появился второй ребенок – дочка Настя. На летние каникулы школьника Рому родители отправляли к бабушкам и дедушкам в Подмосковье. Он заезжал в свою московскую квартиру и мечтал, что когда-нибудь обязательно вернется в столицу.

Роману было тринадцать, когда отец умер от сердечного приступа, не дожив до сорокалетия. Суровый климат Севера губителен для сердечников. В жестокие морозы и здоровому человеку тяжело дышать.

Без него семье пришлось туго. Мать работала в газовом хозяйстве, сестренке шел пятый год. Роман в меру сил помогал матери по дому. Окончив школу, пошел в училище, захотел, как и отец, стать плотником. Север не нравился юноше. И он уговаривал мать вернуться в Москву, но она не соглашалась покинуть насиженное место. В стране шла перестройка, жизнь осложнилась, цены баснословно повысились. Прожить одной с детьми в Москве будет непросто.

А здесь есть работа, жилье, дети пристроены. «Не хочу возвращаться в коммуналку», – повторяла она. Отпустить сына в столицу тоже было страшно.

В 1994 году Роман ушел в армию, в войска ПВО. А когда через два года вернулся домой, твердо заявил, что поедет в Москву, тем более что скоро заканчивалась бронь на квартиру. Вслед за ним в столицу вернулись мать с сестрой. Но недолго семья была вместе. Приговор врачей не оставлял надежды на выздоровление. Мать умерла через год. Насте исполнилось 12 лет, Роману – 20. И надо было учиться жить вместе.

Встретились Ирина и Роман, можно сказать, случайно в подмосковном Можайске. В кафе. У Роминых бабушки и дедушки в тех краях дом. Каждый год он приезжает помогать старикам по хозяйству. Весной картошку посадить, осенью ее убрать, летом – сад-огород полить. Как увидели друг друга Ирина и Роман тогда в кафе, так и не расстаются. Встречались недолго и в 1998 году расписались. А в марте следующего года родился Паша.

Ирина с мамой и младшим братом приехали в Подмосковье из Таллина. После развала Союза из Эстонии уезжали многие, поехали в Россию и они. Устроиться удалось в общежитии в Можайске. После 9-го класса Иру приняли в полиграфическое училище, и стала она фотонаборщицей. Но профессия оказалась невостребованной. Отработала год в исполкоме и пошла на курсы бухгалтеров, но освоить специальность толком не успела – вышла замуж. Жить стали у Романа: они втроем в комнатушке побольше, а за фанерной стенкой – сестра Настя. Вчетвером на двадцати «квадратах». После рождения сына Ирина попыталась работать, но ребенок много болел, пришлось уйти.

– И кто только придумал эти коммуналки? – говорит она в сердцах. – Каждая квартира – уникум. Нам-то повезло, наша была малонаселенная, четыре комнаты – четыре семьи. В одной мы, в другой – Мельниковы, старший их ребенок – инвалид. В третьей на 16 метрах – парализованная мать, ее дочь с мужем и их ребенок. Им в Жулебине квартиру дали. Все соседи помогали им вещи перевезти. Еще в одной комнате – бабушка 88 лет. Жили мы дружно, только бабушка ворчала изредка. Старенькая, дети ездят редко. Но года два назад вдруг внук объявился. Взял бабушку под белы руки – и к нотариусу, комнату приватизировать... Вообще все, кто живет в коммуналках, дни считают, когда смогут переехать в отдельную квартиру, – вздохнула Ира.

Роман был на работе, когда позвонили из жилищной комиссии. Не мешкая, Ирина примчалась туда и услышала предложение участвовать в программе «Молодой семье – доступное жилье». Для приличия она сказала, что посоветуется с мужем, а про себя решила: надо соглашаться. Взяла смотровой ордер и дома никак не могла дождаться Романа. Со Светланой они уже все обговорили, прикинули, как уломать его, если он запротестует. Чем ждать еще несколько лет, пока дадут квартиру (родители Романа встали на очередь в 1988 году), лучше сразу вселиться и жить по-человечески, откладывая деньги на покупку.

Вещи перевезли 30 декабря. Днем 31-го расставили немногочисленную мебель, навесили карнизы, шторы, люстры. В 12 ночи подняли бокалы шампанского за Новый год, новую квартиру, счастливую жизнь в ней и легли спать. Сказалось напряжение последних дней. Но, наверное, во всем огромном городе в эту новогоднюю ночь не было счастливее семьи.

Доходы и расходы

Мы сидим за столом в новой кухне Акимовых, пьем чай и пытаемся подсчитать доходы и расходы семьи. Роман недавно перешел на работу в фирму, изготавливающую компьютерные столы. Зарабатывает примерно 400 долларов в месяц. В накопительный фонд и за квартиру, в которой живут, Акимовы по условиям договора должны ежемесячно вносить 220 долларов. За квадратный метр в новой квартире (общая площадь 63,6 «квадрата») платят по 19 рублей, получается 1208 рублей в месяц. За коммунальные услуги еще около 1000 рублей.

Как разумнее потратить оставшиеся деньги? За детский садик придется платить рублей по 200 в месяц. Следующая значительная статья расходов – транспорт. До работы Роман добирается на метро и автобусе. Единый месячный билет на все виды транспорта стоит 500 рублей. Роман покупает отдельный проездной на автобус и два проездных (на 20 и 10 поездок) на метро. На этом экономит 50 рублей. Ирине тоже приходится разъезжать по городу – с ребенком в поликлинику по старому адресу, в детский сад, на оптовый рынок. Где-то приходится пользоваться «маршруткой», где-то – метро или автобусом. К вечеру сумма, потраченная на проезд, набегает немаленькая.

– Никогда не подсчитывала, сколько у нас уходит на питание, одежду. Вспоминаю Эстонию, там многие хозяйки записывали расходы. Видно, и нам придется ввести режим строгой экономии, – задумывается Ирина.

В питании Акимовы себе никогда не отказывали. У Романа работа физическая, стоит у станка, на одном бутерброде с чаем до обеда не дотянешь. Утром обязательно – горячий завтрак. На предприятии дешевой столовой нет, а в кафе питаться накладно. Обед – кашу с мясом или пельмени – берет с собой, но вечером обязательно ест суп или борщ. Питаются, словом, без излишеств и деликатесов, но сытно и вкусно. Любят котлеты, которые Ирина замечательно готовит, плов, жареную картошку.

После зарплаты Акимовы обычно отправляются на оптовый рынок и закупают мясо, крупу, капусту, морковь, лук. Там же, кстати, приобретают и мыло, зубную пасту, стиральный порошок, средства для мытья посуды и уборки дома. На большую закупку могут сразу потратить 1000 рублей. В течение месяца подкупают необходимые продукты – хлеб, молоко, творог, фрукты.

– Много денег уходит на лечение ребенка. В саду Паша часто простывает, в последний раз обнаружили осложнение на бронхи. За последние четыре месяца всего несколько дней в саду был. Лечили и отечественными лекарствами, и дорогущими импортными, и народными средствами – мед с водкой для растирания применяли. Рублей 400 в месяц тратили, – делится заботами Ирина.

Никаких дорогостоящих покупок Акимовы в ближайшее время делать не собираются. Есть почти новый комплект мягкой мебели, шкаф-купе, импортная стиральная машина. Вот только холодильник бы до весны купить, старый-то оставили Насте. После школы девушка пошла работать, но летом собирается поступать в институт. Скоро ей исполнится 18 лет, совсем взрослая стала.

– Одежда у нас с Ромой есть и зимняя, и на весну, – продолжает Ирина. – Я не модница, если не могу купить дорогую вещь, не переживаю. Больше всего денег идет на сына. За год вырастает из всех одежек, вот теплые кожаные ботинки ему потребуются весной, а стоят они от 600 до 1000 рублей. Конечно, на рынке поищем подешевле.

Чем больше считаем, сводим семейный баланс Акимовых, тем больше Роман хмурится. Жить придется молодой семье, подсчитывая каждую копейку. Вместе думаем, на чем можно сэкономить.

– Надо бросать курить, – делает вывод Рома. – Не на еде же экономить. На сигареты уходит в месяц несколько сотен рублей, а они сейчас не лишние. Овощи можно привезти по осени с дачи. Участок большой, соток двадцать. Бабушка все время приглашает приехать за картошкой, морковью и другими овощами. Да дорога дорогая. И хранить овощи в коммуналке было негде. А теперь запасы можно держать на лоджии.

Дачей Роман называет дом, в котором живет бабушка, мамина мама. Во время отпуска он дом подновил – перебрал полы, из обрезков, купленных по дешевке на пилораме, поставил новый забор, дрова на зиму заготовил. Планировал этим летом комнату вагонкой обить, если деньги выкроить удастся.

– Можно еще сэкономить, если праздники не так широко отмечать. На Новый год две тысячи рублей ушло, – подсчитывает Ирина. – Надеюсь, что Паша выздоровеет, работать пойду, тогда полегче станет.

Она смотрит на мужа и твердо заключает:

– Но главное – у нас есть нормальное жилье и реальная возможность в ближайшие годы приобрести собственную квартиру.

От редакции. Пока статья готовилась к печати, пришла информция: десяти молодым семьям из ЦАО префект округа Г. Дегтев вручил ордера на квартиры.

Светлана Амелехина

Другие статьи на тему: Жилищные программы

  • Кунцево: перемены широкого масштаба
    С присоединением новых земель Кунцево стало самым большим районом на Западе Москвы. Сегодня это основная строительная площадка округа. Здесь продолжается снос пятиэтажек, идет комплексная реконструкция старых кварталов. О перспективах развития района и новосельях к Новому году корреспонденту «КР» рассказал первый заместитель главы управы Сергей Козлов.
  • Рождество отметят на Рождественской
    Новые микрорайоны Некрасовки продолжают заселяться московскими очередниками. «КР» познакомился еще с одними новоселами, которые здесь получили по договору социального найма просторную трехкомнатную квартиру.
  • Так хочется верить!
    Распоряжением от 30 ноября 2012 г. №2227-р председатель правительства России Дмитрий Медведев утвердил государственную программу Российской Федерации «Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан Российской Федерации».
  • Владимир Говердовский: Наш вектор развития – социальный
    На очередном заседании правительства Москвы рассматривалась реализация программы комплексного развития Северо-Западного округа. О том, что сделано за два года, отчитывался префект СЗАО Владимир Говердовский. На следующий день он провел пресс-конференцию, где рассказал не только об итогах работы, но и не решенных проблемах, ближайших планах.
  • Новоселья на проспекте Защитников Москвы
    С присоединением новых территорий Некрасовка на наших глазах превращается в один из самых крупных и перспективных столичных районов. Сегодня Люберецкие поля – основная строительная площадка города, где возводится жилье и для московских очередников. С новоселами, которые воспользовались социальной ипотекой, пообщался корреспондент «КР».