Московская жилищная газета

Внимание, мошенники

Опубликовано на сайте: 04 октября 2007 г. 22:11
Публикация в газете: №40 (663) от 04 октября 2007 г.

Мать на балконе

Борис уже две недели как «откинулся» с зоны. И все это время пил по-черному. Иногда приводил к себе каких-то забулдыг. Мать ругалась, пыталась их выпроводить, но Борис закрывал ее в ее комнате, и пьяная карусель продолжалась.

Но однажды, продрав днем глаза, обнаружил в комнате людей в белых халатах. Когда они ушли, спросил мать:

– А зачем эти коновалы приезжали?

– Сыночек, – тихо ответила мать. – Что же ты делаешь? Ведь если, не дай Бог, я умру, ты потеряешь квартиру. Будешь бомжем...

Он стал прокручивать ситуацию. А ведь и правда, случись что, его попрут из квартиры в два счета. Квартира муниципальная, регистрации у него в ней пока нет, доказывай потом, что ты здесь родился.

– Ты бы сходил в РЭУ, встал там на учет, узнал что нужно, а я потом, когда немного оклемаюсь, подпишу все бумаги, – сказала мать.

Борис принял душ, побрился и отправился в РЭУ. Одна бабка во дворе оказалась словоохотливой, объяснила Борису, что РЭУ больше нет, а есть Единый расчетный центр, где все действия и производят.

– И «прописывают» там? – недоуменно переспросил Борис.

– Там, там, милок, – прошамкала бабка.

Нашел ЕИРЦ быстро. Свой район он еще помнил. Очередей почти не было, что его приятно удивило. Девушка в окошке сказала, что бумаги можно взять домой, заполнить, а потом вместе с матерью прийти и все оформить. «Только паспорта не забудьте, документы на квартиру и свидетельство о рождении».

Мать ему сообщила, что ордеров сейчас нет. Их заменили на договоры социального найма. Заключался договор без него, поэтому он там вписан не был. Тогда Борис стал лихорадочно рыться в бумагах. И свидетельства о рождении тоже не было. Его прошиб холодный пот. Ему же и паспорта без него не дадут, а на справке об освобождении никто печать о регистрации не поставит.

Тут громко зазвонил телефон. Рывком сняв трубку, он зло проговорил: «Я не приду. Отстаньте, мне некогда, я «пропиской» занимаюсь».

Борис вскипятил чайник, крепко заварил в кружке и, попивая мелкими глотками чифирь, начал прокручивать события последних дней. Получалось все не очень здорово.

Почти месяц у него ушел на выправление свидетельства о рождении и получение паспорта. За это время здоровье матери немного наладилось. Они сходили в ЕИРЦ и подали документы на «прописку». Когда через неделю Борис пришел, то ему сказали, что нашли небольшую ошибку в оформлении какого-то документа. Потом начальник паспортного стола был в отпуске. Опять задержка. От всего этого нервного напряга Борис сорвался и снова ушел в запой. А сердце матери, видимо, не выдержало новой нагрузки и остановилось. Поздним вечером воскресного дня она умерла.

Было жаль мать, она все отдавала ему, а он... Что делать? Борису сейчас было не до сантиментов. Если объявить о смерти сейчас, то кто знает, как сложится ситуация с «пропиской», но мыслей никаких не приходило. И тут он вспомнил, что один из его школьных товарищей вроде как работает или работал на «скорой».

Вадим долго соображал, кто это ему звонит, но потом, узнав Бориса, согласился к нему приехать, предупредив, что консультации у него платные. Приехал на удивление быстро. Осмыслив сложившуюся ситуацию, он сказал, что вообще-то это дело подсудное.

– Но ведь она умерла своей смертью, – горячился Борис. – Что тут подсудного? Я прошу только отсрочить время смерти до получения документов.

Вадим походил по комнате, поразмышлял немного, а потом сказал:

– Ладно, возьму грех на душу, все же ты мне не посторонний человек, учились когда-то вместе. Но никому ни слова.

Он подошел к балкону, открыл дверь... Морозный воздух ворвался в комнату, Борис поежился от холода и крикнул:

– Закрывай, что ты делаешь? Не май месяц.

– Это хорошо, что не май, – бодро сказал Вадим, а затем отрывисто бросил: – Подержишь мать пока на балконе. А как все уладится с документами, то дашь знать. Стоить это будет пять «штук». Рублями. Аванс – тысяча.

...Еще пять дней тянулась канитель с «пропиской». Ночевать каждую ночь с покойницей даже для бывшего зэка, который повидал в лагере всякого, было делом нелегким. Да еще старушка-соседка, когда встречала Бориса, все справлялась о здоровье матери.

Но наконец то, о чем мечтал Борис, свершилось. Он получил в ЕИРЦе паспорт, в котором красовался заветный штамп – зарегистрирован. От радости он готов был закричать, но вовремя одумался. Что делать с покойницей? Ее нужно было «легализовать» и похоронить по-людски. В тот же вечер позвонил Вадиму. Договорились, что тот, как только будет вызов в их район, к нему заедет. А в конце разговора Вадим добавил, чтобы тот приготовил «штуку» водителю. Мол, он же задаром не понесет покойника.

Вадим подъехал ближе к полуночи. Пока Борис звонил в «02» и сообщал о смерти мамы, Вадим пил чай.

– Все отлично, – сказал Вадим, протягивая Борису справку, – гони монету.

– А тело? Что с ним? Куда его везти? Ты же обещал... – Борис стоял и растерянно хлопал глазами.

– А тело – в морг. Мы мертвяков не возим. Вот тебе телефон. Это Семеныч, он по ночам любит калымить. Только не забудь сказать, что ты от меня, а то не поедет, – и, хлопнув дверью, быстро удалился.

Остаток ночи Борис провел в хлопотах по перевозке тела. К утру все устроилось. Тело было в морге.

Потом были скромные похороны, утряска всех формальностей и... явление Вадима. Тот принес какой-то мутной жидкости в бутылке и предложил Борису помянуть его мать. Когда они уже изрядно захмелели, то попросил отдать ему что-нибудь на память. Мол, так положено. Губа у Вадима оказалась не дура. Он сгреб в охапку телевизор и потащил к выходу. Борис хотел возразить, но... промолчал.

На следующий день он выгреб из заначки все деньги, поехал в риэлторскую фирму и попросил срочно оформить ему приватизацию квартиры. Стал быстро распродавать наиболее стоящие вещи. И не ошибся в расчетах. Вадим пришел на сороковой день и опять предложил помянуть маму. Уходя, попросил до получки 500 рублей. И хотя Борис понимал, что тот их никогда не отдаст, денег дал.

Когда приватизация была оформлена, он попросил ту же фирму, особо не афишируя, квартиру продать. Риэлторы сказали, что без показов не обойтись, все равно об этом узнают соседи. Это никак не устраивало Бориса. Тогда он нашел компанию, которая за срочный выкуп давала до 85% от рыночной стоимости, и продал им квартиру.

Когда он уже перевозил остатки вещей в новое жилье, на пороге опять появился Вадим.

– За тобой же должок... – сказал он.

– Какой должок?! Я отдал тебе пять косарей, как договаривались! Так чего ты ко мне еще липнешь, иуда?

– Ах, вот ты как заговорил. Ну-ну, я вот как скажу куда следует, как ты мамку держал на балконе и как потом незаконно квартиру приватизировал, тогда что, а? – ехидно улыбнулся Вадим. – Так что смотри, хорохористый ты наш.

– А этого не видел? – и Борис показал Вадиму дулю. – Ты хоть знаешь, кто купил мою квартиру и через какую фирму? Нет! Так вот – когда узнаешь, то сразу язык проглотишь.

Вадим посидел на лавочке, выкурил две сигареты, а потом медленно побрел к остановке. Больше в этом районе его никто и никогда не видел.

Вениамин Вылегжанин

КОММЕНТАРИЙ

– Ради того, чтобы не потерять жилье, люди зачастую готовы на все, и чудовищная задумка Бориса – лишнее тому подтверждение. Опустившийся, пьющий человек вспомнил об оформлении квартиры слишком поздно, когда возникла реальная угроза оказаться на улице.

При жизни матери гарантировать то, что квартира достанется Борису, можно было двумя способами. Во-первых, зарегистрированная на жилплощади мать могла начать процесс приватизации, не дожидаясь возвращения Бориса из тюрьмы.

Главным в этой ситуации было подать заявление о приватизации: даже в случае смерти матери в процессе оформления собственности на квартиру было бы учтено ее желание приватизировать жилье (п. 8 постановления пленума Верховного суда РФ от 24 августа 1993 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ»). В этом случае Борис получил бы квартиру по наследству.

Мать Бориса, возможно, просто не задумалась об этом своевременно или не могла ходить по инстанциям из-за состояния здоровья. Оставался второй вариант: зарегистрировать Бориса в квартире. Ст. 70 Жилищного кодекса дает право нанимателю квартиры вселить туда членов своей семьи, в том числе детей. Разумеется, для регистрации по месту жительства требовалось представить ряд документов, которых у Бориса просто не было. На выправление документов ушло немало времени, по-настоящему драгоценного в данной ситуации.

По правилам п. 2 ст. 82 Жилищного кодекса в случае смерти нанимателя дееспособный член его семьи может требовать признания себя нанимателем по ранее заключенному договору социального найма. Однако на момент смерти матери Борис еще не был зарегистрирован на жилплощади, а стать новым нанимателем квартиры он мог только с согласия наймодателя (государственных или муниципальных органов в зависимости от принадлежности жилья).

Герой рассказа мог бы сразу по возвращении из мест лишения свободы привести в порядок все документы и зарегистрироваться в квартире матери. Что и говорить, за свою «прописку» Борис заплатил слишком высокую цену.

Александра Бузина, юрист

Другие статьи на тему: Внимание, мошенники

  • Мошенничество с жильем
    Не секрет, что сделки с недвижимостью являются одними из самых рискованных, особенно для простых граждан. По статистике в 7% случаев такие договоры заканчиваются потерей жилья или серьезной суммы денег. Когда-то, в советские времена, подобные сделки совершались при помощи мены, что было во многих смыслах проще и безопаснее. Сегодня обычно используют куплю-продажу, заключая сразу несколько соглашений в один день, поскольку найти взаимно устраивающие варианты обмена сложно. Однако рыночная экономика явилась хорошим фундаментом для мошенников.
  • Сдам даром
    Зная, что бесплатный сыр встречается лишь в мышеловке, люди все равно надеются на лучшее: а вдруг повезет? Желание рискнуть нередко подпитывается любопытством, которое становится плохим союзником, когда дело касается по-настоящему серьезных дел.
  • Отцы и дети
    Ожесточенные споры о судьбе недвижимости, которые разворачиваются в зале суда, нередко повергают в недоумение: в ряде случаев кажется, что правы обе стороны. Тем не менее, победа достанется только одному – тому, кто подкрепит свою позицию грамотными аргументами и доказательствами.
  • После вчерашнего
    Какова цена столичной недвижимости? Кроме денежного эквивалента за нее зачастую приходится платить еще и здоровьем. А то – и собственной жизнью.
  • Нашла коса на камень
    Сколько бы законов ни принималось, как бы подробно они ни регулировали те или иные отношения, желающие обойти предписанные нормы найдутся всегда. Такая «самодеятельность» в сфере недвижимости чревата серьезными проблемами – жаль, что жертвы ловкачей осознают факт обмана слишком поздно...