Московская жилищная газета

Внимание, мошенники

Опубликовано на сайте: 24 августа 2006 г. 03:19
Публикация в газете: №34 (605) от 24 августа 2006 г.

Первый этаж

Первый этаж

Соседка потащила меня за рукав: «Бежим, сегодня на собрании первые этажи обсуждать будут! Нас всех из квартир выселят, все здесь отремонтируют и магазин откроют — чтобы кой у кого прямо под боком была своя продуктовая лавка... И все потому, что мы с тобой квартиры не приватизировали!»

Мама и папа
Поговорить о приватизации мне хотелось уже давно, но с некоторых пор обсуждать этот вопрос в семье стало как-то неудобно. И вот почему. Полгода назад я попросила маму: – Давай квартиру приватизируем. – Нет, – резко ответила она. – И папа тоже против. Ответ прозвучал так жестко, что я не нашлась что ответить. Убедить родителей в том, что мы с братом желаем им только добра, у нас не получалось. Мама попыталась объяснить свою позицию: – Мы скоро уйдем на пенсию и не сможем работать... – Ну и что? – не понимала я. – Квартира же будет нашей! Твоей, мама, папиной, моей с сыном и Женькиной! – Ну да, ну да... – будто не слышала моих слов мама. – Вот государство от нас отказалось... И вы квартиру хотите отобрать... – При чем здесь государство? – уже кричала я. – И никто квартиру у вас отбирать не собирается! Она просто будет НАШЕЙ! Отец молчал. – А деньги на налоги откуда брать? – вмешался тогда брат. – Налоги на собственные квартиры скоро будут огромными... – Откуда ты знаешь? – начала раздражаться я. Он вечно что-нибудь услышит, а потом выдаст как свое. – Все говорят. Эх, братец! Молодой мужик вроде, тридцатника еще нет, а рассуждает иногда, как бабка у подъезда.
Дорогой ценой
Отец тогда снова закурил. Хотя нельзя ему это было – сердце последнее время давало серьезные сбои. А ночью его увезли на «скорой». После похорон отца прошло не более двух месяцев. И вот, встретив у лифта соседку, я услышала. – Знаешь, Танька, неприятности у нас у всех скоро будут. И поведала мне соседка «страшную историю». Якобы услышала она, что какое-то постановление было, чтобы организовывать в домах какие-то комитеты, ТСЖ, что ли. И что местные «олигархи», у которых в нашем доме не одна, а несколько квартир, сразу кинулись постановление это исполнять, чтобы денег своих не потерять. Слушала Ольгу и все не могла понять: о чем это она? Какие комитеты? Новоявленные швондеры что ли у нас появились? Я очень люблю фильм «Собачье сердце», который с периодичностью раз в сезон крутят по телевидению. Но как-то не верилось, что время может повернуться вспять, и снова появятся люди, которые начнут выселять и уплотнять.
Оказаться на улице не хочется
– Ну, а мы-то тут причем? – спросила я соседку. – Дом, говорят, переходит в собственность этого комитета. Ты что, не понимаешь? Собственники нашего дома теперь всех по миру пустят. Вы же, как и я, квартиру так и не приватизировали... А я вот только что документы подала. – Ну, и что посоветуешь? – спросила я. – Мама-то против. – Не сидеть и суп варить! – оживилась соседка. – Опять мамка страшилками тебя пугает? А ты сама подумай! То, что мама умеет из мухи сделать слона, я знала и без Ольги. Но трудно было забыть, чем закончился мой последний разговор с родителями на тему квартиры. Надо было выбрать момент, когда мама сможет меня услышать. Как бы мне ни не хотелось этого делать, я начала разговор. – Ты опять о квартире? Складывая игрушки внука, она, казалось, слушала меня вполуха. И тут вдруг оживилась: – Давай лучше у Женечки спросим. Но почему опять «спросим у Женечки?» После смерти отца мать доверяла только сыну. Будто меня не было. Это было даже не обидно, это было – больно. Сглотнув слезы, я набрала телефон брата: сначала на работу, потом на квартиру его жены: – Опять о том же? – недовольно спросил он. – Мое отношение к этому знаешь. – Знаю, – ответила я. – Но мама очень просит тебя приехать.
Сын – не дочь, он главный!
...Как и раньше, вся семья была в сборе, не хватало лишь папы. Выслушав все, что я сообщила, брат с досадой спросил: – И из-за этого ты вытащила меня из дома? Знаешь, сестричка, у меня ведь много других дел... Зря, подумала я, отказалась от помощи соседки, ведь она предлагала поговорить с мамой. Может, еще не поздно? Оставив брата и маму вдвоем, я позвонила в дверь Ольги. Соседка будто ждала: она открыла дверь сразу и потянула меня через площадку: – Хочешь узнать, что этот комитет собственников сегодня обсуждает на своем собрании? Освобождаясь от ее руки, я попросила: – Давай сначала к нам. Помоги мне объяснить родственникам, что к чему. – Сегодня будут обсуждать судьбу первых этажей! – закричала подруга уже с порога, когда мы зашли к нам. Нас всех из квартир выселят, сделают здесь ремонт и откроют магазин, чтобы у тех, кто в ТСЖ, прямо под боком была своя продуктовая лавка. – Это уже полный бред, – как-то сдавленно проговорил Женя. – Пошли, покажешь, что там у вас за заседание такое! ...Собрание уже давно шло, когда мы протиснулись в зал заседаний. Минут сорок мы наблюдали за происходящим. Обсуждалось, кто станет вывозить из нашего двора мусор, какую контору будут нанимать, чтобы в подъездах было красиво и чисто, потом заговорили о стоянке машин, которая, якобы, будет охраняться... Говорили обо всем, но никто из присутствующих не сказал, что же будет с первыми этажами дома. Когда дружное собрание направились к выходу, Женя вопросительно взглянул на соседку Ольгу. Та лишь пожала плечами: – Может, с первыми этажами уже решили раньше? Первым вопросом? Не была я в Испании на корриде, но когда взглянула на брата, поняла, что такое бой быков: накинувшись с вопросами на председателя, он долго и громко добивался: что будет с нами? – А вы собственник какой квартиры? Покажите документы или уходите! А скандалить не надо. Поверженный брат со словами «Мы так этого не оставим!» поволок нас с мамой из зала.
Юристы сказок не любят
Через два дня соседка Ольга призналась: мол, выдумала она все про первые этажи. «Слышала по телеку, что где-то похожий скандал был. Ну и присочинила». Женька к нам заезжать почаще стал. Вчера, сказал, что был у юриста. Якобы тот его успокоил: никакое ТСЖ выселять людей из квартир не может. Такие операции – только через суд. Так что все получилось, как надо. Татьяна Субботина ОТ РЕДАКЦИИ: Эта история семьи Субботиных нам очень знакома. Люди в растерянности: приватизировать им квартиру, становиться собственниками со всеми вытекающими отсюда последствиями или остаться в ранге нанимателей жилья? То есть не брать на себя груз проблем, связанных с собственностью и довериться государству. Ничего мы тут посоветовать не можем, взвесьте все «за» и «против» – решать вам. Но платить за приватизированную квартиру больше, чем за городскую, придется точно. Насколько больше – будем знать уже в ближайшие годы.

Другие статьи на тему: Внимание, мошенники

  • Мошенничество с жильем
    Не секрет, что сделки с недвижимостью являются одними из самых рискованных, особенно для простых граждан. По статистике в 7% случаев такие договоры заканчиваются потерей жилья или серьезной суммы денег. Когда-то, в советские времена, подобные сделки совершались при помощи мены, что было во многих смыслах проще и безопаснее. Сегодня обычно используют куплю-продажу, заключая сразу несколько соглашений в один день, поскольку найти взаимно устраивающие варианты обмена сложно. Однако рыночная экономика явилась хорошим фундаментом для мошенников.
  • Сдам даром
    Зная, что бесплатный сыр встречается лишь в мышеловке, люди все равно надеются на лучшее: а вдруг повезет? Желание рискнуть нередко подпитывается любопытством, которое становится плохим союзником, когда дело касается по-настоящему серьезных дел.
  • Отцы и дети
    Ожесточенные споры о судьбе недвижимости, которые разворачиваются в зале суда, нередко повергают в недоумение: в ряде случаев кажется, что правы обе стороны. Тем не менее, победа достанется только одному – тому, кто подкрепит свою позицию грамотными аргументами и доказательствами.
  • После вчерашнего
    Какова цена столичной недвижимости? Кроме денежного эквивалента за нее зачастую приходится платить еще и здоровьем. А то – и собственной жизнью.
  • Нашла коса на камень
    Сколько бы законов ни принималось, как бы подробно они ни регулировали те или иные отношения, желающие обойти предписанные нормы найдутся всегда. Такая «самодеятельность» в сфере недвижимости чревата серьезными проблемами – жаль, что жертвы ловкачей осознают факт обмана слишком поздно...