Московская жилищная газета

Внимание, мошенники

Опубликовано на сайте: 20 ноября 2003 г. 06:52
Публикация в газете: №46 (461) от 20 ноября 2003 г.

Интербригада мошенниц отбирала квартиры у живых и мертвых

Интербригада мошенниц отбирала квартиры у живых и мертвых

Криминальное трио в составе грузинки Экатерины Ермаковой, кореянки Татьяны Надеевой и русской Елены Князевой было недавно осуждено Бабушкинским районным судом. Его участницы получили от пяти до шести лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. На днях Московский городской суд подтвердил правильность решения районного суда.

Пропал человек
На след преступной группы межрайонная Бабушкинская прокуратура вышла почти случайно. Поступила жалоба на то, что милиция отказывается искать пропавшего человека. По отзывам участкового, Александр Комаров, мужчина под пятьдесят, – человек пьющий, запросто мог загулять где-нибудь у приятелей, таких же, как он сам, выповох. Если каждого гулену объявлять в розыск, некогда будет с преступностью бороться. Глядишь, через некоторое время сам объявится – все же не ребенок.
Родственников Комарова, однако, отказ не устроил, и они обратились с жалобой на бездействие милиции в прокуратуру. Там к жалобе отнеслись с полной ответственностью.
– Первым делом мы установили, что мужчина перед тем, как исчезнуть, продал квартиру, – рассказывает заместитель прокурора по следствию Андрей Яворовский. – Уже одно это нас насторожило. Выехали к нотариусу, узнали, что за люди занимались оформлением сделки. Потом стали разыскивать младшего брата Комарова – Владимира и узнали, что он тоже продал квартиру и исчез в неизвестном направлении. В качестве посредников опять были те же самые люди.
Дальше – больше: оказалась проданной и квартира их сестры Светланы. Причем, на момент продажи бедной женщины уже давно не было в живых – она умерла, а документы, тем не менее, оформлялись от ее лица и будто бы с ее подписями.
Сделки по квартирам проводились через риэлторскую фирму ООО «Алекстра». Но к тому времени, когда старший следователь Александр Лавренченко, занимавшийся расследованием этого дела, вышел на фирму, оказалось, что он опоздал как минимум на два месяца. Офис фирмы был опечатан, а его коллеги из Южного округа занимались расследованием загадочного убийства.
Четыре сотрудника «Алекстры» во главе с директором фирмы были расстреляны в квартире директора неизвестными преступниками. Похоже, что риэлторы очень сильно увязли в своих криминальных делах. Только смерть освободила их от неизбежной перспективы оказаться на скамье подсудимых.
Подосадовав на то, что потеряна возможность вскрыть пласт преступлений через риэлторскую фирму, следствие потянуло за другую ниточку криминального клубка. Были устранены важные подозреваемые и свидетели, но оставались еще документы, которые при тщательном изучении много могут рассказать умному и дотошному следователю.
– Это дело сложное как раз тем, что пришлось перелопатить много документов, – говорит Андрей Яворовский. – Провели массу экспертиз на предмет подлинности тех или иных бумаг и подписей.
И, добавим, не только подлинности. К примеру, по заключению судебно-почерковедческой экспертизы, подписи от имени Владимира Комарова в доверенности от 07.07.00, в заявлении от 10.07.00 и в записях №24926-25928 и 24967 реестра №4 зо 2000 год нотариуса г. Москвы Бибишевой выполнены самим Комаровым, но в необычных условиях, в числе которых могли быть состояние алкогольного опьянения, стресса, спешки и тому подобное.

Взятка –стимул для преступления
Из документов, изученных следствием, явно просматривалось, что группа злоумышленников промышляет «отъемом» квартир у граждан и, как оказалось, не только у живых. Их противоправные действия были бы невозможны без «своего человека» в МРЭПе, где необходимо было получать ряд справок для сделок по обмену, продаже и купле квартир.
А с кем надежнее всего иметь дело, чтобы не попасться? Правильно, с начальником предприятия, которому, что называется, никто не указ. Когда следователи вышли на Татьяну Николаевну Надееву – почтенную женщину, жену, мать и даже бабушку, а по должности – начальника МРЭП № 6 города Москвы, та не долго отпиралась. Слишком уж очевидны были собранные следствием доказательства ее причастности к преступным махинациям с квартирами. Рассказала она и о своих сообщницах – Елене Князевой и Экатерине Ермаковой (для знакомых – просто Эка).
Даже при беглом знакомстве с рядом документов выяснилось, что Комаровы – не единственные пострадавшие в этом деле. Были еще «мертвые души». Мошенницы присваивали и продавали жилье умерших одиноких граждан, квартиры которых по закону должны были переходить очередникам района.
На невольный возглас следователя о том, как же, мол, вы могли, и что толкнуло на преступление, отнюдь не бедная женщина Надеева честно призналась, что крупная сумма денег ей нужна была... для взятки, чтобы остаться в своей должности. По ее словам, ожидалось объединение двух МРЭПов, начальника нового предприятия должны были назначить на конкурсной основе.
Татьяне Николаевне очень хотелось выиграть конкурс, никаких денег не жалко было, тем более, чужих. Не жалко, видно, было и людей, по костям которых она шла к заветной должности. Шла, пока прокуратура не остановила.

Хищники сбиваются в стаю
Ермакову к Надеевой привел участковый милиционер. Он попросил ее оформить Эке временную регистрацию. Для Татьяны Николаевны это не составило труда. А Эка, видно, смекнула, что если та с легкостью сделала такую услугу, то нетрудно начальницу РЭПа втянуть и в дела посерьезней. Например, в квартирные махинации, на которых можно получать бешеные «бабки».
Эка любила жить на широкую ногу, так что денег ей всегда требовалось много, и долго они у нее не задерживались. С такой же беспечностью относилась она ко всему, в том числе, и к собственной судьбе. Уже когда вовсю шло следствие по делу, Эка родила ребенка, а кроме того, выяснилось, что она ВИЧ-инфицирована.
Именно Ермакова свела Надееву и Елену Князеву, которая занималась посредничеством на рынке недвижимости без всякой на то лицензии. В народе таким дали очень точное название «черные риэлторы», потому что там, где они появляются, жди беды или, в лучшем случае, каких-либо осложнений с жильем. Князеву где-то отыскали соотечественники Эки, которые явно раскручивали всю эту преступную цепочку, но ушли от уголовной ответственности, потому что следы их «деятельности» не зафиксированы ни в одном документе. Следствию не за что было ухватиться. Тут, как с заказными убийствами, попадаются, как правило, исполнители, а заказчики остаются в стороне.
По признанию Надеевой, ее новая знакомая Елена Князева, нимало не смущаясь, заявила, что ей нужны квартиры «с мертвяками», то есть квартиры, одинокие хозяева которых умерли, а жилье еще не успело отойти очередникам. В отличие от гоголевского Чичикова, готового выкладывать деньги за «мертвые души» для повышения собственного веса в обществе, наши героини, напротив, вознамерились нажиться на умерших. А что до общественного мнения – так на него им и вовсе было наплевать.

Комаровы
Подходящая квартира вскоре нашлась. По словам Надеевой, она получила от участкового милиционера информацию о том, что умерла хозяйка девятой квартиры одного из домов по улице Искры Комарова Светлана Ивановна. Надеева будто бы сообщила этот адрес Князевой. Елена погасила задолженность усопшей по коммунальным платежам, а потом велела Надеевой подписать бланк заявления об обмене, удостоверив, таким образом, поддельную подпись умершей Комаровой, и взяла у нее выписку из домовой книги, копию финансово-лицевого счета и справку об отсутствии задолженности.
Когда нашлась покупательница на квартиру, Князева сказала ей, что хозяйка в данный момент живет у дочери, и что надо внести аванс за квартиру в размере 2 500 долларов, чтобы купить ей дом в Костромской области. Доверенность на покупку Елена оформила на своего знакомого. Хитроумную комбинацию с якобы обменом, а на самом деле обманом, Князева проделала с помощью риэлторской фирмы «Алекстра».
К тому времени братья Комаровы уже были «обработаны» предприимчивыми грузинами, квартиры их проданы, а сами они один за другим отправились в Абхазию. Судьба их была неизвестна. Поэтому и Светлана Комарова всплыла в этой истории, судя по всему, не случайно. У следствия до сих пор остаются сомнения – а не помогли ли бедной женщине с уходом в мир иной. Но каких-либо доказательств на этот счет найти не удалось. Если бы по свежим следам шли, а не по прошествии времени, возможно, результат был бы иным.
– Младшего из братьев, Владимира, мы успели спасти, вызволили, можно сказать, из плена, – рассказывает Андрей Яворовский. – Вовремя нашли его в Грузии. А вот со старшим опоздали – он «случайно» упал со скалы и разбился. Кто знает, что ожидало младшего.
Владимира Комарова по возвращении в Москву временно приютили в одном из отделений милиции. Официально он там за дворника, а неофициально и проживает там же. Податься-то некуда, в его квартире проживают чужие люди. Но он и тому уже рад, что жив остался. Говорят, в суде, увидев на скамье подсудимых троих мошенниц, он закричал: «Это они убили моего брата!». А потом поведал суду, как они с братом попались на удочку мошенников и как обманом были вывезены в Грузию.

Продолжение следует

Татьяна Комендант

Другие статьи на тему: Внимание, мошенники

  • Мошенничество с жильем
    Не секрет, что сделки с недвижимостью являются одними из самых рискованных, особенно для простых граждан. По статистике в 7% случаев такие договоры заканчиваются потерей жилья или серьезной суммы денег. Когда-то, в советские времена, подобные сделки совершались при помощи мены, что было во многих смыслах проще и безопаснее. Сегодня обычно используют куплю-продажу, заключая сразу несколько соглашений в один день, поскольку найти взаимно устраивающие варианты обмена сложно. Однако рыночная экономика явилась хорошим фундаментом для мошенников.
  • Сдам даром
    Зная, что бесплатный сыр встречается лишь в мышеловке, люди все равно надеются на лучшее: а вдруг повезет? Желание рискнуть нередко подпитывается любопытством, которое становится плохим союзником, когда дело касается по-настоящему серьезных дел.
  • Отцы и дети
    Ожесточенные споры о судьбе недвижимости, которые разворачиваются в зале суда, нередко повергают в недоумение: в ряде случаев кажется, что правы обе стороны. Тем не менее, победа достанется только одному – тому, кто подкрепит свою позицию грамотными аргументами и доказательствами.
  • После вчерашнего
    Какова цена столичной недвижимости? Кроме денежного эквивалента за нее зачастую приходится платить еще и здоровьем. А то – и собственной жизнью.
  • Нашла коса на камень
    Сколько бы законов ни принималось, как бы подробно они ни регулировали те или иные отношения, желающие обойти предписанные нормы найдутся всегда. Такая «самодеятельность» в сфере недвижимости чревата серьезными проблемами – жаль, что жертвы ловкачей осознают факт обмана слишком поздно...