Московская жилищная газета

Внимание, мошенники

Опубликовано на сайте: 17 октября 2011 г. 11:07
Публикация в газете: №40 (862) от 13 октября 2011 г.

Дитятко обидели

Дитятко обидели

Ничто так не воодушевляет, как сознание своего безнадежного положения, – гласит известное высказывание Камю, вполне применимое к сделкам с недвижимостью. Став жертвой обмана, не стоит опускать руки: детально изучив обстоятельства дела, вы наверняка отыщете слабые стороны аферистов.

В долгих поисках

«Совсем с ума посходили! Нет, мать, ты посмотри на их аппетиты!» – Юрий Сергеевич ткнул карандашом в монитор, словно пытаясь уколоть авторов так возмутившей его статьи. «Примерные расценки услуг риелторов», – машинально прочитала из-за спины мужа Анна Николаевна и тоже склонилась над табличкой с цифрами.

Нет, супруги Тучковы не были жадными – скорее бережливыми, расчетливыми. А как иначе им удалось бы скопить кругленькую сумму, которую теперь решено было потратить на покупку квартиры для дочери Марины? Ну а главным подспорьем стала продажа дачи, полученной в наследство Анной Николаевной от одинокой тетки: большой участок на престижных сотках чуть с руками не оторвали.

Теперь въедливый Тучков часами просиживал у компьютера, изучая тенденции рынка недвижимости и прикидывая варианты покупки. Конечно, без риелтора в таком деле было не обойтись, но расценки пугали.

В один из таких вечеров взгляд Тучкова остановился на весьма интересном объявлении: продавалась однокомнатная квартира на соседней с домом Тучковых улице. Предлагалась она по вполне разумной цене с обещанием хозяина решить вопрос с оформлением сделки.

За спрос денег не берут, вспомнил Юрий Сергеевич и тут же набрал указанный в объявлении номер.

Отличная квартира!

«Михаил, – коротко представился при встрече продавец, дружелюбно протянув Тучкову руку. – Да что вы, какие наши годы, можно и без отчества! Проходите, не стесняйтесь, я же понимаю, надо как следует все осмотреть. Вот, решили с родственниками «однушку» эту продать, ну что она пустует без дела».

Подтянутый, моложавый мужчина тут же расположил Юрия Сергеевича к себе. Выглядел он человеком приветливым, хотя явно бережливым как и сам Тучков, и минут через десять Юрию Сергеевичу стало казаться, что он как бы смотрится в зеркало – так грамотно, расчетливо рассуждал его визави.

Осмотр не новой, но вполне аккуратной «однушки» вдохновил Юрия Сергеевича еще больше. Хотя кухня была и маловата, зато имелась лоджия, да и сама комната покупателя устраивала. Тучков даже вздохнул украдкой: может, самому с женой сюда перебраться, уступив свое, хоть и побольше, жилье дочке.

Словно прочитав мысли Тучкова, на пороге возник крепкий детина, оказавшийся сыном хозяина, Леонидом. На пальце он крутил ключи от машины.

Обсуждение деталей сделки прошло, как говорится, без сучка и задоринки.

«У меня знакомый есть, как раз в сфере недвижимости работает, поможет нам все оформить, – предложил Михаил, подмигнув Тучкову. – Не волнуйся, все бумаги предоставит, да и чистая она, «однушечка» моя, оформлена в нашу с женой собственность. А «прописано» в ней трое – мы с женой, да сын. Первый раз вот на сделку решились».

Уже через пару дней Тучков придирчиво изучал короткую выписку из домовой книги, подтверждавшую слова продавца... Потом переговорил с всезнающими бабушками у его подъезда. Те согласно покивали головами: так и есть, жилье никогда не продавали, жили тут втроем, пока молодой Ленька не стал «крутым». У него коттедж за городом, для родителей большую квартиру купил... А эта вот простаивает...».

Окончательно успокоившись, Тучков поставил подпись под договором купли-продажи: на дочь решил жилье пока не оформлять – молодая еще, так будет надежнее. Довольный успешной сделкой, благодушно разрешил покупателям оставить в квартире часть вещей на месяц-другой. Все равно ремонт придется делать.

Подарок из почтового ящика

Спустя несколько месяцев, когда «однушка» преобразилась, а вещи прежних хозяев перекочевали на лоджию, Тучковы вытянули из почтового ящика повестку в суд. Оказалось, что сделку купли-продажи оспаривали – и не кто-нибудь, а сын Михаила.

На заседании суда Юрий Сергеевич не мог поверить своим глазам: живот «крутого» парниши обтягивали видавшие виды «треники», его бомжовый вид дополняли потрепанный пиджак, давно немытые волосы и страдальческий блеск в глазах. Заламывая руки, Леонид пытался убедить суд в том, что его обобрали – родители и вот этот, Тучков, купивший у них квартиру.

Его отец то и дело растерянно поглядывал на Тучкова: мол, прости, старик, ничего не могу поделать... А тот с ужасом внимал речам адвоката, понимая, что вот-вот квартиру у него отберут.

Как выяснилось, в 1993-м Михаил и его супруга приватизировали жилье на себя, а сыну тогда было лет пять. Обделили, так сказать, ребенка, а он вот и подрос...

Но обиднее всего Тучкову было осознавать то, что он мог бы избежать этой нехорошей истории – ведь в руках у него была вся полная информация о жилье. А что-то упустил, где-то недоглядел... Он же – не юрист, и во всех этих тонкостях мало смыслит.

Спектакль одного актера

«А теперь они попытаются расторгнуть сделку, – вздохнул адвокат, к которому все-таки пришлось обратиться Тучкову. – И постараются вернуть себе квартиру. Наверняка заранее все продумали, раз вещи вывозить не хотели. А вот деньги вам, скорее всего, не отдадут. Скажут, что уже потратили... С другой стороны, – размышлял юрист вслух, – с 1993-го года сколько лет прошло? Пора отпрыску и честь знать, раз вовремя не хватился...».

А Леонид, между тем, на заседаниях суда продолжал свой спектакль: мол, в момент приватизации он был еще малолеткой, а после совершеннолетия не мог отстаивать свои права физически – согласно представленной справке, у него было очень плохое здоровье. А коттедж?! Какой еще коттедж, просто деревенская халупа. Да и вообще, сопротивлялся он, есть у него недвижимость или нет – это к делу не относится!

Адвокат Тучкова по-прежнему напирал на истечение срока исковой давности, да и у суда подлинность справки Леонида вызывала большие подозрения.

К тому же делом заинтересовались и компетентные органы, у которых вдруг появились претензии к Леониду – а заодно и к его отцу. Как оказалось, кроме Тучкова папаша и сын «обрабатывали» и других граждан: сдавали квартиру сразу нескольким жильцам. Потом клялись, мол, недоразуменьице вышло, хотя деньги, конечно, никому не возвращали.

Этими мошенническими схемами сейчас занимается полиция. А вернувший себе «однушку» Юрий Сергеевич Тучков готовится к переезду дочери, стараясь как можно реже вспоминать о той истории, в которую он, будь не так самонадеян, и не попал бы вовсе.

Комментарий

Александра Бузина, юрист:

Юрий Сергеевич Тучков действительно мог избежать многих проблем, если бы вовремя обратился к специалистам. Проверяя «юридическую чистоту» квартиры, они наверняка бы выяснили, не числится ли на жилплощади «большой ребенок», который был зарегистрирован в квартире на момент приватизации, но собственником ее так и не стал.

Как известно, ранняя редакция Закона РФ от 4 июля 1991 г. № 1541-I «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» позволяла гражданам приобретать помещения в собственность с согласия совершеннолетних членов семьи. Это положение показалось Верховному суду РФ несправедливым по отношению к несовершеннолетним, на что и обратили внимание в середине 1993 года. В результате в 1994 году в закон были внесены поправки, дающие право несовершеннолетним становиться участниками приватизации. Теперь обделенные собственностью в 1991–1994 годах выросшие дети нередко оспаривают свои права на квартиры, на чем и решил сыграть Леонид. Несмотря на кажущуюся очевидность, на практике дела решаются неоднозначно: юристы до сих пор не могут прийти к одному мнению, как оспаривать подобные сделки и какой именно срок исковой давности должен применяться: три года (как для ничтожных сделок), или один год (как для оспоримых).

В первом случае срок исковой давности начинается с момента исполнения сделки (поскольку во время приватизации ребенок был маленьким, он может отстаивать права, достигнув совершеннолетия), во втором – с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своих прав.

Вторая точка зрения отвечает позиции Верховного суда, считающего подобные сделки оспоримыми – то есть такими, которые можно оспорить в судебном порядке. Если срок исковой давности пропущен по уважительной причине, его можно восстановить по суду, что и попытался сделать Леонид, представив справку о состоянии своего здоровья.

Ксения Новикова

Другие статьи на тему: Внимание, мошенники

  • Мошенничество с жильем
    Не секрет, что сделки с недвижимостью являются одними из самых рискованных, особенно для простых граждан. По статистике в 7% случаев такие договоры заканчиваются потерей жилья или серьезной суммы денег. Когда-то, в советские времена, подобные сделки совершались при помощи мены, что было во многих смыслах проще и безопаснее. Сегодня обычно используют куплю-продажу, заключая сразу несколько соглашений в один день, поскольку найти взаимно устраивающие варианты обмена сложно. Однако рыночная экономика явилась хорошим фундаментом для мошенников.
  • Сдам даром
    Зная, что бесплатный сыр встречается лишь в мышеловке, люди все равно надеются на лучшее: а вдруг повезет? Желание рискнуть нередко подпитывается любопытством, которое становится плохим союзником, когда дело касается по-настоящему серьезных дел.
  • Отцы и дети
    Ожесточенные споры о судьбе недвижимости, которые разворачиваются в зале суда, нередко повергают в недоумение: в ряде случаев кажется, что правы обе стороны. Тем не менее, победа достанется только одному – тому, кто подкрепит свою позицию грамотными аргументами и доказательствами.
  • После вчерашнего
    Какова цена столичной недвижимости? Кроме денежного эквивалента за нее зачастую приходится платить еще и здоровьем. А то – и собственной жизнью.
  • Нашла коса на камень
    Сколько бы законов ни принималось, как бы подробно они ни регулировали те или иные отношения, желающие обойти предписанные нормы найдутся всегда. Такая «самодеятельность» в сфере недвижимости чревата серьезными проблемами – жаль, что жертвы ловкачей осознают факт обмана слишком поздно...