Московская жилищная газета

Внимание, мошенники

Опубликовано на сайте: 05 апреля 2011 г. 20:02
Публикация в газете: №13 (835) от 31 марта 2011 г.

Упал, очнулся – сделка

Упал, очнулся – сделка

Одним из источников вдохновения для аферистов служит... законодательство. Предлагая сомнительные условия сделки, мошенники умело подкрепляют свои комбинации правовыми нормами – и нередко обводят вокруг пальца неосведомленных людей.

Зигзаг удачи

«Ой, смотри, да тут эркер! – всплеснула руками Аня, остановившись на пороге гостиной и выразительно глядя на мужа. – Можно будет там цветочки разместить, да что там – целый зимний сад устроить! Словом, мне тут нравится, и даже не думай возражать!».

На лице Максима появилась снисходительная улыбка: нет, все-таки его Анюта неисправима в своей непосредственности! Договаривались ведь ничего не обсуждать при продавце этой новенькой «двушки», теперь наверняка цену прибавит... Впрочем, супруга права, квартирка хорошая – небольшая, зато чистенькая и уютная.

О собственном жилье молодая пара мечтала уже два года, но с покупкой «гнездышка» все никак не складывалось: на достойный вариант накопленных средств не хватало, а «впрягаться» в ипотеку, связывая себя обязательствами на десятки лет, Максиму не хотелось. Супруги уже смирились с тем, что будут мыкаться по съемным квартирам, но тут удача сделала причудливый зигзаг.

Звонок старшего брата Ильи не сулил Максиму ничего хорошего: намечался семейный совет, на котором предстояло решить судьбу «имения» – так родственники в шутку называли старую дачу. Несколько лет назад, после смерти бабушки, большой участок с ветхим домом достался братьям. Тогда они и понятия не имели, что делать с наследством, но сейчас Илья проникся идеей загородной жизни.

Максим, никогда не понимавший прелестей дачного отдыха, согласился уступить свою половину дачи брату. А тот не поскупился, заплатив за участок, расположенный по престижному направлению, кругленькую сумму.

Берем «конфетку»!

Добавив деньги Ильи к своим накоплениям, супруги приступили к выбору жилья.

Муж настаивал на том, чтобы обосноваться в любимом с детства районе, поэтому поиск вариантов был ограничен. И тут им повезло во второй раз: заехав как-то к родителям, молодой человек заметил на соседнем доме объявление о продаже квартиры.

Огромную многоэтажку, выросшую на месте сломанной хрущевки пару лет назад, можно было лицезреть прямо из окон родительской кухни. Максим считал, что все квартиры в доме давно проданы, но теперь прямо на одном из балконов красовался яркий рекламный плакат.

Уже через несколько дней молодая чета осматривала аккуратную квартирку на шестом этаже, споря, что же все-таки лучше разместить в пресловутом эркере – зимний сад или компьютерный стол. Экскурсию по жилищу проводил хозяин Борис Сергеевич, приятный во всех отношениях мужчина лет сорока пяти.

«Знаете, ребята, сам бы вовек отсюда не уехал! Район обжитой, магазины рядом, парк – рукой подать. Только до новой работы добираться неудобно, два часа на дорогу в один конец трачу, – разоткровенничался продавец. – Так жалко уезжать, тут ведь и дом совсем новый, и квартира после ремонта – просто конфетка!»

Посочувствовав хозяину, Аня и Максим выразили желание приобрести эту самую «конфетку». Договориться о цене с Борисом Сергеевичем проблем не составило – в жизни молодой семьи определенно началась светлая полоса.

На том и порешили

Все складывалось настолько удачно, что Аня даже побаивалась – ну, не могут дела идти так гладко! Не к добру это... Однако мечты становились явью: Борис Сергеевич был единственным собственником «двушки», жены, от которой требовалось бы разрешение на продажу, у него не было, зарегистрированной на жилплощади родни – тоже.

Правда, накануне визита к юристу, который должен был помочь с оформлением договора, Борис Сергеевич вдруг позвонил Максиму: «Присутствовать не смогу, срочно нужно уехать на неделю по работе. Не беспокойтесь, все формальности уладит мой друг, я ему доверенность выдал. И еще. Надеюсь, вы не откажете мне в скромной просьбе... Давайте в договоре укажем сумму поменьше – вы ничем не рискуете, а мне это нужно...»

Уловив растерянность Максима, он разъяснил: «Квартира в собственности меньше трех лет, в этом случае выгодно указать сумму сделки поскромнее. В идеале – меньше миллиона. Конечно, это будет подозрительно, но немного занизить сумму мы ведь можем? А расчеты проведем в том объеме, в каком договаривались».

Застигнутый врасплох, Максим не знал, что ответить. Об опасности подобного шага он слышал, да и доверенность смущала. Тем не менее объяснения Бориса Сергеевича казались логичными: практичный и предусмотрительный продавец не хочет терять энную сумму.

На том и порешили.

Провал памяти

О том, что цена квартиры в договоре, мягко говоря, занижена, молодая семья быстро забыла. Главное, сделку при помощи друга Бориса Сергеевича провели, с самим продавцом квартиры рассчитались, теперь можно новоселье справлять да гнездышко обживать.

В хлопотах и заботах пролетело два месяца, когда в один, не очень прекрасный, день Аня выудила из почтового ящика... повестку в суд.

Послушно явившись на заседание, супруги встретили своего старого знакомого – Бориса Сергеевича. Спокойного и уверенного в себе мужчину как подменили: он нервно ерзал на месте, то и дело трагически заводя глаза и вздыхая. Вся беспокойная фигура бывшего владельца квартиры являла собой воплощенное нетерпение – словно сама жизнь Бориса Сергеевича зависит от того, как быстро будет решен его вопрос.

А вопрос этот оказался чрезвычайно серьезным: экс-собственник настаивал на признании договора купли-продажи «двушки» недействительным, упирая на то, что в момент совершения сделки... не был способен понимать значение своих действий. Шокированные, Аня с Максимом никак не могли вникнуть в суть требования. Они готовы были дать головы на отсечение: Борис Сергеевич находился в абсолютно вменяемом состоянии!

Но справка, представленная истцом, подтверждала обратное. Оказывается, за три дня до выдачи доверенности и подписания поручителем договора Борис Сергеевич поскользнулся на улице и упал, получив серьезную травму головы. Так вышло, что мужчина доверил важные дела другу, не ведая, что творит, а обсуждение деталей сделки и вовсе не отпечаталось в его памяти.

«Но как же так, – от возмущения Максим едва находил слова, – вы ведь водили нас по квартире, рассказывали про долгую дорогу до работы, нахваливали ремонт!». – «Да, кстати, о ремонте, – тут же подхватил Борис Сергеевич. – Ну не мог я такую аккуратную квартирку за копейки продать. Просто не мог! Вы в договор загляните – за такую цену я лучше сам там буду жить!».

Прозрел и подал в суд

Борис Сергеевич твердо стоял на своем: да, квартиру продавать собирался, но только лично, ни за что не поручил бы это дело даже лучшему другу. С покупателями беседовал в помрачении рассудка. Почему решил выдать доверенность – объяснить не могу... Растерянный друг только руками разводил: мол, что попросили, то и сделал. А продавец детально описывал симптомы своего психического состояния, умело разрешая сомнения суда.

Конечно, Максим с Аней пытались отстоять права на жилье, даже наняли весьма недешевого адвоката, но все аргументы разбивались о мудреные медицинские справки. Да и о том, чтобы признаться в намеренном занижении цены квартиры, разумеется, речи не шло. Неудивительно, что суд признал сделку недействительной, наказав Борису Сергеевичу вернуть супругам уплаченную ими сумму – ту, что указана в договоре.

Сейчас молодая пара пытается оспорить это решение, подвергая сомнению выводы экспертизы и пытаясь уличить продавца в обмане. Супруги готовы бороться до последнего, ведь в самом худшем случае они не вернут даже сумму, записанную в договоре: «опамятовавшись», Борис Сергеевич уже предупредил, что потратил почти все деньги на лечение.

Комментарий

Александра Бузина, юрист:

– Согласно п. 1 ст. 177 Гражданского кодекса, суд может признать недействительной сделку, совершенную гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими. Подобные состояния могут объясняться психическими расстройствами, вызванными травмой головы, серьезной степенью опьянения, тяжелыми болезнями, нервными потрясениями.

Мошенники нередко пользуются этой юридической нормой: сначала «продают» квартиры, а потом добиваются признания сделок недействительными через суд. Разумеется, в данном случае стороны обязаны возвратить друг другу полученное по сделке. Аферист получает обратно квартиру, а вот отдавать несостоявшимся покупателям деньги не торопится. Жертвам обмана приходится годами добиваться возврата средств – зачастую тщетно.

Иногда покупателей хитростью вынуждают указать в договоре заниженную цену квартиры. Как правило, этот шаг объясняется желанием сэкономить на налогах или оплате услуг нотариуса и риелтора, которые берут процент от суммы сделки. В результате после ее расторжения покупателю возвращают лишь прописанную в договоре сумму, остальное (зачастую это внушительные суммы) оседает в кармане афериста.

Если «запамятовавший» гражданин лично присутствовал на оформлении сделки и собственноручно подписывал договор, доказать свою правоту ему будет нелегко. Поэтому мошенники прибегают к помощи знакомых, которые оформляют документы по доверенности, выданной якобы ничего не понимавшим человеком.

Покупая квартиру, нужно быть начеку: отъезд собственника жилья во время оформления сделки, его нежелание отложить подписание договора до возвращения должны насторожить. Настаивайте на том, чтобы продавец присутствовал при оформлении сделки, и никогда не соглашайтесь на искусственное занижение цены квартиры в договоре.

Ксения Новикова

Другие статьи на тему: Внимание, мошенники

  • Мошенничество с жильем
    Не секрет, что сделки с недвижимостью являются одними из самых рискованных, особенно для простых граждан. По статистике в 7% случаев такие договоры заканчиваются потерей жилья или серьезной суммы денег. Когда-то, в советские времена, подобные сделки совершались при помощи мены, что было во многих смыслах проще и безопаснее. Сегодня обычно используют куплю-продажу, заключая сразу несколько соглашений в один день, поскольку найти взаимно устраивающие варианты обмена сложно. Однако рыночная экономика явилась хорошим фундаментом для мошенников.
  • Сдам даром
    Зная, что бесплатный сыр встречается лишь в мышеловке, люди все равно надеются на лучшее: а вдруг повезет? Желание рискнуть нередко подпитывается любопытством, которое становится плохим союзником, когда дело касается по-настоящему серьезных дел.
  • Отцы и дети
    Ожесточенные споры о судьбе недвижимости, которые разворачиваются в зале суда, нередко повергают в недоумение: в ряде случаев кажется, что правы обе стороны. Тем не менее, победа достанется только одному – тому, кто подкрепит свою позицию грамотными аргументами и доказательствами.
  • После вчерашнего
    Какова цена столичной недвижимости? Кроме денежного эквивалента за нее зачастую приходится платить еще и здоровьем. А то – и собственной жизнью.
  • Нашла коса на камень
    Сколько бы законов ни принималось, как бы подробно они ни регулировали те или иные отношения, желающие обойти предписанные нормы найдутся всегда. Такая «самодеятельность» в сфере недвижимости чревата серьезными проблемами – жаль, что жертвы ловкачей осознают факт обмана слишком поздно...