Московская жилищная газета

Внимание, мошенники

Опубликовано на сайте: 24 июня 2003 г. 21:22
Публикация в газете: №25 (440) от 24 июня 2003 г.

«Свидетельство о моей смерти...»

Эту историю мне рассказал знакомый адвокат. За свою многолетнюю практику он повидал и услышал всякое, но с такой ситуацией столкнулся впервые. Приходит к нему мужчина, показывает документ и говорит: «Я – Павел Иванович Попов, а это свидетельство о моей смерти, согласно которому я год назад умер. Помогите восстановиться в живых».

Наш адвокат – человек трезвый и рассудительный, во всякую там чертовщину не верит, а потому при виде ожившего покойника не стал креститься, а стал выяснять, кто и для чего записал пришедшего к нему клиента в покойники.

Опознание
Год назад в сумрачный февральский день на одном из железнодорожных направлений бросился под поезд мужчина и погиб. Документов при нем не оказалось, не было никакой записки, которая объясняла бы его страшный поступок, да и просто вообще никакой зацепки для следствия не было, так что установить его личность не удалось. Труп поместили в морге судмедэкспертизы, а в линейном отделении транспортной милиции остались фотографии трупа в трех ракурсах.
Месяц спустя после трагического происшествия в отделение приходит некая гражданка с траурным выражением на лице и заявляет: «У меня пропал родственник. Сказали, что погиб и находится в морге под таким-то номером». Дежурный старший лейтенант милиции показал ей для опознания фотографии нескольких погибших мужчин (трагедия эта, увы, не такая редкая).
– Ой, это он – мой дядя! – испуганно воскликнула женщина, увидев фотографии трупа с тем номером, что до этого назвала. – Попов Павел Иванович, царство ему небесное.
Старший лейтенант – все чин по чину – составил протокол опознания в присутствии двух понятых и копию протокола со всеми полагающимися подписями и печатями отдал безутешной племяннице, даже не поинтересовавшись доказательствами ее родства с погибшим.
В районном отделе загса почему-то тоже не стали вдаваться в подробности. Возможно, решили, что раз в милиции женщине выдали копию протокола опознания «дяди», значит, для этого есть какие-то документальные основания. Тем более что поведение «убитой горем племянницы» не вызывало подозрений. Вот уж действительно, нахальство – второе счастье!
Дальнейшее было, что называется, делом техники. Получив на руки свидетельство о смерти Павла Ивановича Попова, гражданка отправилась с ним в домоуправление и (опять же!) без каких-либо проблем выписала выбывшего в мир иной Попова из его квартиры.

Предыстория
Стоило Павлу Ивановичу приватизировать свою однокомнатную квартиру, как вскоре к нему подкатился некий Нури Султанович Каримов – продай, мол, да продай квартиру.
– Зачем мне ее продавать? – удивился Попов. – Я живу в этой квартире, она у меня не лишняя, другого жилья нет.
Даже когда Нури перешел от предложений к угрозам, Павел Иванович от сделки категорически отказывался.
– Хоть убейте, – говорил, – а квартиру не продам и не выпишусь из нее.
И все же однажды он не устоял. Каримов с двумя помощниками подкараулили Попова, избили, затолкали в машину и стали возить по инстанциям, чтобы подготовить необходимые для купли-продажи жилья документы. Плохо соображая от побоев, где-то он даже расписывался. Потом катались от одного нотариуса к другому, пока не нашли сговорчивого. Договор купли-продажи был составлен и заверен нотариусом, но, как утверждает Попов, договора он в глаза не видел и денег за квартиру не получал.
Даже после того, как квартира перешла в собственность Каримова, Павел Иванович из нее не выписался, но, опасаясь за свою жизнь, уехал в Ярославль, где был филиал фирмы, в которой он работал, и были родственники, всегда готовые его приютить в трудную минуту. О своей «смерти» Попов узнал в Сбербанке, куда ему перевели зарплату. Приходит как-то получить свои кровные, а ему и говорят: извините, мол, но деньги мы вам выдать не можем, потому что вы вроде как того… умерли, одним словом, полгода назад. Вот в компьютере информация по этому поводу.

А это идея!
За время отсутствия Попова Каримов перепродал его квартиру Марии Маларыу, обстряпав дело таким образом, чтобы она не узнала о том, что предыдущий хозяин квартиры по-прежнему здесь прописан. Но однажды к ней явились милиционеры, которые разыскивали Попова. В розыск подала его жена, с которой он хоть и жил врозь, но не был разведен. Во-первых, она обеспокоилась долгим его отсутствием, а во-вторых, нуждалась в помощи – подрастающая дочь требовала все больших расходов.
Узнав, что квартиру ей продали с «квартирантом», Маларыу пришла для выяснения отношений к его жене.
– Да мы с ним давно не живем вместе, – открестилась от этих проблем женщина и пожаловалась: – А он хоть бы дочке какие-то деньги подбрасывал! В шестнадцать лет хочется одеться-обуться не хуже других. Одной мне едва удается сводить концы с концами.
– А может, его уже и в живых-то нет, – предположила она. – Так тогда нам, наверное, пенсия полагается по потере кормильца?
Сама того не подозревая, женщина подбросила Марии Маларыу хитрую идею. «Мертвый» Попов был выгоден всем. О том, как она отправила Павла Ивановича к праотцам, мы с вами уже знаем. Не знаем только, с чьей помощью – ведь кто-то же ей подсказал «инвентаризационный» номер неопознанного трупа, который без всякой опаски можно было использовать в своих целях.
Маларыу утверждает, что всю операцию с «покойником» проворачивал Каримов, но так это или не так, узнать невозможно, потому что Нури Султанович исчез из поля зрения милиции в неизвестном направлении. Может, уехал на родину с хорошим запасом денег, а может, еще где-нибудь на необъятных просторах России «уговаривает» очередного одинокого человека «продать» ему свою квартиру. Денег ведь никогда не бывает слишком много.

Постскриптум
С помощью адвоката, прокуратуры и суда «воскресший» Павел Иванович Попов восстановил свои гражданские права в рядах живых, вернул себе и квартиру, несмотря на то, что мошенники все так «красиво» обставили.
Гораздо меньше повезло тому бедолаге, в котором Мария Маларыу признала «своего дядю». «Племянница» так и не забрала его тело из морга, чтобы предать земле. Других родственников или как-то заинтересованных людей не объявилось. Неопознанный труп был похоронен за государственный счет. Уж он-то точно никогда и никому не предъявит свои права на квартиру.

Татьяна Комендант

Другие статьи на тему: Внимание, мошенники

  • Мошенничество с жильем
    Не секрет, что сделки с недвижимостью являются одними из самых рискованных, особенно для простых граждан. По статистике в 7% случаев такие договоры заканчиваются потерей жилья или серьезной суммы денег. Когда-то, в советские времена, подобные сделки совершались при помощи мены, что было во многих смыслах проще и безопаснее. Сегодня обычно используют куплю-продажу, заключая сразу несколько соглашений в один день, поскольку найти взаимно устраивающие варианты обмена сложно. Однако рыночная экономика явилась хорошим фундаментом для мошенников.
  • Сдам даром
    Зная, что бесплатный сыр встречается лишь в мышеловке, люди все равно надеются на лучшее: а вдруг повезет? Желание рискнуть нередко подпитывается любопытством, которое становится плохим союзником, когда дело касается по-настоящему серьезных дел.
  • Отцы и дети
    Ожесточенные споры о судьбе недвижимости, которые разворачиваются в зале суда, нередко повергают в недоумение: в ряде случаев кажется, что правы обе стороны. Тем не менее, победа достанется только одному – тому, кто подкрепит свою позицию грамотными аргументами и доказательствами.
  • После вчерашнего
    Какова цена столичной недвижимости? Кроме денежного эквивалента за нее зачастую приходится платить еще и здоровьем. А то – и собственной жизнью.
  • Нашла коса на камень
    Сколько бы законов ни принималось, как бы подробно они ни регулировали те или иные отношения, желающие обойти предписанные нормы найдутся всегда. Такая «самодеятельность» в сфере недвижимости чревата серьезными проблемами – жаль, что жертвы ловкачей осознают факт обмана слишком поздно...