18:37:38
22 июня 2024 г.

Здания с характером

Путеводитель по МосквеПринято считать, что все достопримечательности нашего города, все его достойные внимания здания создавались века назад, а то, что строится сейчас, – так, ширпотреб, коробки. Разубедить в этом москвичей решил организатор Дней архитектуры в Москве – агентство P-Arch. Начинание было поддержано главным архитектором Москвы Александром Кузьминым и Союзом московских архитекторов.

Под римским солнцем

На протяжении десяти дней октября проходили бесплатные пешеходные и автобусные экскурсии по самым интересным объектам современной городской архитектуры, записаться на которые можно было на сайте ArchiDays.ru. К сожалению, всем желающим познакомиться с творениями наших архитекторов не удалось: заявки прислали около 1500 человек, участие в экскурсиях смогли принять только около 400. Остальным же придется подождать до следующих Дней архитектуры, которые, по-видимому, пройдут весной, а дальше станут традиционными и будут проводиться два раза в год. На одну из таких экскурсий – «21 здание 21-го века», проводимую создателями некоммерческого проекта «Свобода доступа» и включившую самые яркие творения московских архитекторов за последние восемь лет, – попал корреспондент «КР».

Первая остановка произошла во 2-м Казачьем переулке, где высится «Римский дом» архитектора Михаила Филиппова. Один из редчайших представителей классицизма среди новоделов, он долгое время пылился на полке в виде бумажного макета, а достроен был только в 2005 году. Несмотря на небольшое по нашим временам число этажей – всего восемь, – это жилое здание выглядит монументально и мрачновато. Происходит это, видимо, и за счет не слишком радужного цвета, который, наверное, совсем иначе выглядел бы под ярким солнцем Рима, в нашей же серой московской осени впечатление здание производит несколько подавляющее, что вообще присуще классицизму. Впрочем, привычные взгляду «сталинки» выглядят не сильно веселее. В идеально круглый двор с имитацией древних развалин посередине, как объяснил наш гид Александр Змеул, выходят окна нежилых помещений, так что, скажем, из ванной можно наблюдать мощь колонн и чувствовать себя наедине с вечностью. Посмотреть стоит. Жить там – на любителя. Но на данный момент из 35 квартир, площадь которых от 120 квадратных метров, свободными осталось только две.

Бизнес за стеклом

Бизнес-парк на Ордынке, спроектированный «Моспроектом-2» под руководством Павла Андреева, тоже не из быстровозводимых объектов. Строился он почти десять лет – с 1996-го по 2005 год. Видимо, поэтому, когда его наконец достроили, событие прошло незамеченным. А возможно, это связано еще и с тем, что все его изыски спрятаны от глаз прохожих и заметить их можно, только войдя во внутренний двор, где смешаны разные цвета и стили. Тут и колонны, и стекло, и камень, и вызывающий ярко-оранжевый, оттененный нейтральным бежевым. Снаружи же комплекс абсолютно вписывается в привычную картину Ордынки. В этом, казалось бы, не сочетаемом сочетании – обыкновенной Москвы и хай-тека, тихого омута и спрятанных в нем чертей – и есть, пожалуй, главная фишка проекта.

Офисный комплекс Эрмитаж-плаза на Краснопролетарской улице (творение «Сергея Киселева и партнеров») имеет довольно обыденный внешний фасад. Другой же корпус выглядит огромным стеклянным утюгом, который вот-вот «разгладит» находящуюся по соседству усадьбу Остерманов-Толстых, где сейчас находится Музей декоративно-прикладного и народного искусства. Дабы четко разграничить прошлое и настоящее, поставлен стеклянный забор, пролегающий рядом с деревянной крышей одного из усадебных зданий. За счет разницы в высоте площадок создается полное впечатление этакой патриархальной резервации (как в Штатах, где к туристам выходят индейцы в полной боевой раскраске). Между корпусами проходит своеобразная внутренняя улица, призванная показать открытость территории – это вообще характерная черта для офисных проектов. (Впрочем, в большинстве случаев открытость эта перечеркивается шлагбаумом у входа). С одной стороны над улицей нависают громоздкие стеклянные плиты (которые, к слову сказать, требуют тщательного и постоянного ухода), с другой – подпирает тот самый утюг. Ощущение простора возникает только после того, как утюг пройден, и вместо глухой стены перед глазами возникает стеклянный забор.

Костел в Зазеркалье и Помпейские бирюльки

Не станем соблюдать хронологию маршрута и поговорим о совершенно разных зданиях разных авторов, объединенных двумя моментами: все они жилые и располагаются в центре.

На дом «Панорама» на улице Климашкина (архитекторы бюро «Остоженка») не обратить внимания трудно. Стены его представляют собой разноцветные стеклянные панели – витражи, цвет которых колеблется в оттенках голубого и зеленого, перемежаемого более темными вставками. Таким образом «Панорама» отражает свое окружение и как бы растворяется в нем. Интересна еще одна деталь. В рядом стоящем доме времен 90-х годов есть арка, через которую виден католический костел, находящийся неподалеку. Арочная прорезь в «Панораме» сделана так, что теперь костел можно наблюдать, смотря как бы сквозь оба дома. Вырез этот не идеально ровный, отчего объект, особенно по контрасту с достаточно обычным соседним кирпичным домом, смотрится очень стильно.

«Помпейский дом» Михаила Белова в Филипповском переулке чрезвычайно прост по форме (за что его нередко и упрекают), зато выделяется среди соседей яркостью красок и причудливыми орнаментами. И, если приглядеться, становится заметно все его великолепие. По словам Белова, сейчас «усталость от чистой формы, лишенной декора, разделяют все участники мирового архитектурного процесса». Потому и смешал он на одном фасаде, казалось бы, вещи несовместимые: металлопластик, глазурованный шамот, звезды, триглифы, керамику, дуб, бетон высокой марки… «Русские так склонны к рукоделию, что рисование бирюлек мне кажется очень органичным занятием, – заявляет архитектор. – Чистые линии и простейшие формы долго наблюдать соскучишься. Московская архитектура может быть и богато декорирована, и очень многоцветна, преимущественно из-за климата: много серых дней в году». В свое время «Помпейский дом назвали «Самой эффектной декорацией года». И в самом деле, выглядит он нарядно и жизнерадостно, и праздничен, как поход в театр в детстве.

Джентльмен и хулиган

Илья Уткин, создавая свое «Дворянское гнездо» в Большом Левшинском переулке (№ 9/11), ставил перед собой совершенно другие задачи и, соответственно, впечатления добился совершенно противоположного – вот уж чье творение декорацией никак не назовешь!

«Среди сотни московских новостроев, косящих под классику, невозможно найти дом, от которого бы исходило вот это ощущение подлинности, серьезности, пропорциональности», – писали о нем. «Дворянское гнездо» прекрасно вписывается в ряд московских доходных домов конца 19-го – начала 20-го века – те же сдержанное достоинство и основательность, как у истинного джентльмена. Но все-таки некоторое отклонение от канонов Уткин себе позволил: в стеклянную башню на крыше он спрятал лестницу, ведущую в небо».

Следующий жилой дом, о котором у нас сейчас пойдет речь (Малый Левшинский переулок, 5), ни в какие традиции и контексты вписываться не собирался. Совершенно нахальный «Стольник», выполненный по проекту архитекторов бюро «А-Б», буквально выпрыгивает из окружения, которое, правда, и само по себе достаточно разноречиво: старинная усадьба, доходный дом, брежневская башня… Притерло их друг к другу, пожалуй, только время. Один из авторов Андрей Чельцов охарактеризовал авторскую позицию так: «Город необходимо воспринимать как средоточие людей. Либо это разноязычная, космополитичная, ярко разодетая, крикливая, улыбающаяся толпа индивидуальностей, либо это серые, неулыбчивые шеренги среди пасмурной погоды, метели, слякоти и снега». Ну что ж, «Стольник», действительно, «криклив и ярко разодет», но, возможно, и он когда-нибудь»притрется» к окружению и станет неотделимой приметой арбатских переулков. Во всяком случае, в оригинальности и дерзости ему не откажешь.

Марсианское ухо

Но закончить хочется новостройкой, совершенно отличающейся от прочих.

Ходынское поле – название тут уже говорит о многом. Место историческое, известное – и Кровавым воскресеньем, и аэродромом, где летали Нестеров с Чкаловым, и многим другим, – да и находится по нынешним временам почти в центре – между Ленинградским проспектом, Беговой улицей и Хорошевским шоссе. Но никаких признаков камерности исторического центра здесь не ощущается – сплошные просторы. «Наша идея была довольно проста – мы хотели сохранить в сознании горожан восприятие Ходынки именно как поля», – объясняет замысел один из авторов Борис Уборевич–Боровский («Моспроект-4»).

Район развернулся гигантским амфитеатром вокруг бывшего летного поля аэродрома имени Фрунзе, впоследствии – историко-ландшафтный парк. Ярусами выстроились друг за другом разноэтажные дома.

Ходынка четко разделена на «север», отведенный под офисные здания и музей авиации, и «юг», где расположены жилые дома, Ледовый дворец и парк. Границей между ними стала одна из взлетно-посадочных полос бывшего аэродрома. Кроме знаменитого дома «Парус», похожего на гигантскую каплю и называемого в народе «Ухом», внимание привлекают четыре розовые высотки. Вообще розовый цвет здесь используется довольно активно. Трудно сказать, как живется на этих пространствах, но снимать фильм «Есть ли жизнь на Марсе?» я бы стал именно здесь.

Василий Зоркин

Похожие записи
Квартирное облако
Аналитика Аренда Градплан Дачная жизнь Дети Домашняя экономика Доступное жильё Доходные дома Загородная недвижимость Зарубежная недвижимость Интервью Исторические заметки Конфликты Купля-продажа Махинации Метры в сети Мой двор Молодая семья Моссоцгарантия Налоги Наследство Новости округов Новостройки Обустройство Одно окно Оплата Оценка Паспортизация Переселение Подмосковье Приватизация Прогнозы Реконструкция Рента Риелторы Сад Строительство Субсидии Транспорт Управление Цены Экология Электроэнергия Юмор Юрконсультация