Московская жилищная газета

Жилищное право

Опубликовано на сайте: 24 апреля 2008 г. 09:51
Публикация в газете: №17 (692) от 24 апреля 2008 г.

ЖСК о двух головах

ЖСК о двух головах

Никто не застрахован от ошибок. В том числе судебных. Никто не застрахован от дыр в законодательстве. А также от совершенно неподконтрольных и безнаказанных действий мошенников.

Печать получить – завсегда пожалуйста!

Лет десять-тринадцать назад жители, к примеру, маленькой страны – ранее одной из советских республик – ездили в Москву заказывать печати. Дело в том, что в этой маленькой стране изготовление печатей было под строжайшим надзором. Надо было массу кабинетов обегать и кучу справок собрать, прежде чем получить возможность заказать резиновый оттиск.

Или такая ситуация: работает где-то в центре города небольшая конторка «по изготовлению печатей». Приходит клиент и приносит образец оттиска. Это может быть любой документ – вплоть до чека. Воспользовался, к примеру, чьей-то услугой, оплатил, получил квитанцию об оплате – и с этой квитанцией пришел заказывать печать. Работники конторки ни о чем клиента спрашивать не будут. Просто отсканируют печать, обведут рисунок в специальной программе – и за небольшую плату вручат клиенту резиновую печать организации, к которой он (клиент) не имеет никакого отношения.

Не знаю, прикрыли ли такие конторки или нет, но два года назад они совершенно точно еще существовали. Что уж тут говорить о 1995 годе, когда, собственно, и началась эта история.

Вот так Гусев!

Председатель правления ЖСК «Спорт» Антонина Шмелева рассказывает ее так. В 1995 году Николай Гусев обратился в какую-то фирму с просьбой изготовить печать кооператива. Печать ему сделали, вопросов не задавали. С помощью этой резинки и небольшого количества чернил Гусев снял со счета кооператива 3,5 млн. рублей (дело было до деноминации), а также сдал в аренду подвальные помещения. Правление кооператива обратилось в правоохранительные органы, но их вопль остался без ответа. Также оттиск печати появился на бумаге, которая назначала Гусева на должность управляющего домом. Такой должности в ЖСК никогда не было.

Затем в активной деятельности новоявленного управляющего наступает перерыв – вплоть до 2000 года. По словам Антонины Шмелевой, Гусев использовал подвал, устроил там мастерские.

Но в начале 2000 года он, по-видимому, захотел несколько большего. Обратился в ОВД района Люблино с примерно таким заявлением: дескать, я, управляющий ЖСК «Спорт», грешен, посеял Уставные документы и реестровую печать. Прошу выдать дубликаты, а также зарегистрировать новую печать.

Цифры имеют значение

Теперь в рассказе появляется еще одно действующее лицо – Павел Карпенко. В приговоре Люблинского народного суда от 10 декабря 2007 года на первой странице читаем: «Решением общего собрания ЖСК «Спорт», расположенного по адресу: г. Москва, ул. Краснодонская, 1, корпус 1, от 08 апреля 2001 года Карпенко был избран председателем правления указанной организации и выполнял в ней организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции».

Что же сделал Карпенко на посту председателя? Он открыл новый расчетный счет в «АМИ-БАНКЕ» и стал раскидывать в почтовые ящики квитанции об оплате коммунальных услуг. Кто-то из жителей удивился: ведь раньше все расчеты шли через Сбербанк! Люди приходили в правление (в котором, кстати, никакого Карпенко не было) и спрашивали: а разве у нас поменялся расчетный счет? Нет, говорили им, это мошенники.

Однако дом большой, за всеми не уследишь. И в приговоре Люблинского народного суда на трех страницах перечислены жители дома, которые не обратили внимания на цифры и переводили деньги на «левый» счет. Платежи проводились с 29 апреля 2002 года по 24 апреля 2004 года.

Интересно, что из этих денег довольно крупная сумма была выдана… тому самому Гусеву. Точнее – 24 917 рублей в качестве зарплаты и еще 102 400 рублей «на хозяйственные нужды». В приговоре значится, что примерно половину из этих денег Гусев действительно потратил «на хозяйственные нужды», а 37 тыс. – присвоил.

Правление дубль два

Да, к сожалению, от судебных ошибок никто не застрахован. Люблинский суд осудил Павла Карпенко по ст. 201 Уголовного кодекса РФ, а Николая Гусева – по ст. 160 УК РФ. Павел Карпенко был осужден на два года, Гусев получил год условно, но в связи с истечением срока давности был от этого наказания освобожден.

Что же не так в этом приговоре?

Давайте прочитаем внимательно. Обозначенная судом ст. 201 звучит так: «Использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц».

Однако... фокус состоит в том, что с 1996 по 2006 год в ЖСК «Спорт» был совсем другой председатель, Юрий Бердник. Собрание 8 апреля 2001 года действительно было, но на нем никого не выбирали и не переизбирали. Просто годовое отчетное собрание.

Как же это произошло? Да очень просто. Печать-то и учредительные документы – у Гусева! Вот и появилось в ЖСК «Спорт» второе правление, которое в течение нескольких лет систематически обкрадывало дом.

Ну, а приговор утверждает за Карпенко его самозваный председательский титул. На самом-то деле его надо было судить не по статье «превышение полномочий», а по статье «мошенничество». А там уже совсем другие сроки.

Статья, вчиненная Гусеву и звучащая так: «Присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному» – тоже вызывает недовольство жителей дома. Какая уж тут растрата, кто кому что вверял? И почему в приговоре написано: «он, работая в должности управляющего домом…»? Нет в ЖСК «Спорт» такой должности!

Пока суд да дело...

Приговор был вынесен 10 декабря 2007 года. Возмущенные жильцы и члены правления – настоящего правления, уже под руководительством Антонины Шмелевой, – обратились с кассационной жалобой. Решением от 3 марта 2008 года приговор Люблинского народного суда отменен. Дело будет разбираться вновь, но уже в другом составе суда.

Заседание было назначено на 11 апреля. И на нем жителей дома ожидал очень неприятный сюрприз. Карпенко... освободили прямо в зале суда! Посчитав, что предварительного досудебного содержания под стражей вполне достаточно.

Что же теперь будет?

– Будем опять подавать кассацию, – вздыхает Антонина Шмелева.

Надежды на победу мало. По словам А. Шмелевой, у Карпенко есть недвижимость в Испании. И уже был случай, когда его год не могли разыскать. С Гусевым-то сейчас попроще...

– Он все потерял, – объясняет Антонина. – Подвалы, которые сдавал в аренду, автомастерскую, которую там устроил, уважение соседей, доброе имя. Идти ему некуда. А Карпенко по-прежнему имеет все права председателя.

И кто знает, какие еще беды выпадут на долю обитателей ЖСК о двух головах?

– Пусть же наша история послужит другим уроком! – заключает Антонина Шмелева. И добавляет:

– Мы будем бороться.

Яна Маевская

Другие статьи на тему: Жилищное право

  • Власти против аварийности
    В России порядка 16 млн. кв.м. жилого фонда является аварийным. Из них около 10 млн. приходится на многоквартирные дома. Однако нередко так бывает, что здание, очевидно непригодное для проживания, официально к таковым не относится. Следовательно, не приходится мечтать о переселении из него в нормальные условия. Какие же усилия необходимо предпринять, чтобы признать жилье подлежащим сносу или реконструкции, и на что можно рассчитывать в таком случае?
  • Москва наступает
    Снесут ли ваш загородный дом или дачу чиновники при наступлении новой Москвы на бывшее Подмосковье, присоединенное к столице? Или вы получите компенсацию, которая не покроет и малой доли потерь? Что делать собственникам, чтобы не потерять свое кровное, как опереться на закон, который вас выручит?
  • Какой статус – такое и право
    Остался вдовцом с двумя детьми. В связи с этим теща продала свою квартиру в другом городе и приехала ко мне помогать воспитывать внуков. Я ее прописал на постоянное жительство, но теперь не знаю, будет ли это считаться ухудшением жилищных условий и не вычеркнут ли меня при этом из очереди на жилье. Что можно сделать, чтобы ничего не потерять?
    Станислав Бережной
  • Если дом оказался вдруг...
    Зимой нередко вскрываются изъяны, допущенные при строительстве нового дома, на которые первоначально мало кто из новоселов обращает внимание.
  • Верни, я все прощу...
    Mуж с женой прожили вместе много лет, сейчас в разводе. Муж жил на жилплощади жены без «прописки» (квартира приватизирована). Все эти годы жена не работала, семью содержал муж, он же платил за коммунальные услуги, делал ремонт. Может ли муж претендовать на какую-либо компенсацию своих затрат?
    Александр Ереемев