09:59:47
24 июля 2024 г.

Когда машинам неудобно

СтроительствоМаксим Атаянц влюблен в античную архитектуру. Он много путешествовал, снимал древние развалины, делал зарисовки увиденного. Все это он представил на своей выставке «Римский мир», только что прошедшей в Музее архитектуры им. Щусева. В рамках экспозиции архитектор провел мастер-класс «Классические традиции в современной архитектуре», на котором и побывал корреспондент «КР» Григорий Николаев.

Через термы к звездам

Архитектор уверен: после «смерти» античности не было ни одного периода в европейской архитектуре, когда бы античное наследие тем или иным образом не служило бы серьезной базой для ее развития. И сегодня можно бесконечно извлекать уроки из опыта прошлого, а практические советы мастеров древней архитектуры наверняка будут интересны любому профессионалу.

В Москве и вокруг нее идет колоссальное строительство. Люди хотят создавать для себя комфортную среду. Спрашивается: при чем тут Римская империя?

Во времена античности колоссальные ресурсы были брошены на то, чтобы человек, живущий где-нибудь в районе нынешней Британии или Испании, куда бы он ни поехал (на Аравийский полуостров или же в Африку), видел бы вокруг себя комфортную, осмысленную градостроительную среду с определенным набором удобств. Эта градостроительная схема предлагала понятную структуру улиц, общественных сооружений, все «паузы» были заполнены жилой тканью. В античном городке, при достаточно регулярной сетке улиц, совершенно очевидно выделена разница между собственно городской жилой тканью и отдельно существующими общественными центрами притяжения. Вот, например, здесь находятся термы: их принято переводить как бани, но, на самом деле, это скорее клубно-досуговое место, где все должно было служить полноценному отдыху. Рядом с термами – театр. А вот площадь, на которой стоят храмы. Тут же рыночная площадь.

Такой подход вполне можно использовать и сегодня: четкое разделение заселенной территории от окружающей природы (у нас сейчас эта граница размыта); жесткий градостроительный каркас, созданный сетью улиц, где улица – это не просто место, где может проехать машина, человек здесь может ориентироваться и благодаря этому чувствовать себя в этой среде комфортно.

Попадающий в такую среду человек не испытывает депрессии от однообразия, ему всегда интересно идти в какую-нибудь из сторон, он все время видит манящие ориентиры, и абсолютно понятно разделение общественных и частных пространств, в них легко ориентироваться.

Это, по мнению архитектора Атаянца, и есть один из главных уроков, который мы извлекаем из античной архитектуры: в любом жилом комплексе площадью свыше 3-4 гектаров обязательно должны появляться общественные пространства.

Заглядывая внутрь

Архитектор уже применил эти принципы в современном строительстве. Например, поселок «Бакеево», расположенный у Пятницкого шоссе: довольно причудливой формы участок около 7 гектаров, на котором расположено 17 домов премиум-класса площадью 800-1200 кв. метров. Атаянца пригласили в тот момент, когда у девелопера возникли сложности. Проблема заключалась в том, что из-за неправильной формы участка заезжать приходилось с короткой стороны, и было не очень понятно, что, собственно, с этим можно сделать. В первую очередь, архитектор спроектировал въездную арку – такой символ въезда, обозначающий, что мы попали из окружающей природы внутрь жилого комплекса. Войдя, человек попадает на достаточно просторную площадь овальной формы. По сути, это такой распределительный вестибюль, в котором люди могут сориентироваться. Здесь же находятся общественные здания: магазины и т.п. Въезд в жилую часть обозначен пропилеями. Улица идет с легким изломом, чтобы избежать унылой, ничем не замкнутой перспективы. Дальше расположена кольцевая площадь с фонтаном, вокруг которой распределяются индивидуальные дома.

Главная проблема состояла в том, как разместить постройки на территории, чтобы они не выглядели просто семнадцатью случайно рассыпанными кубиками. Естественно, более представительные и дорогие дома Атаянц сосредоточил в самой престижной и удобной для проживания части с видом на лес. Интересно решено автомобильное движение: оно закольцовано, при этом заметно обозначено некое преимущество пешеходов перед водителями.

Не до изысков?

Несколько сложнее, по мнению архитектора, обстоят дела с таунхаусами. Сейчас на рынке недвижимости, за исключением некоторых уникальных случаев, принято оперировать участками площадью 10 гектаров плюс-минус 1-2 га. Видимо, нарезка таких участков является для администраций и владельцев земли наиболее удобной для оформления и продажи, а для девелоперов – оптимальной по размеру вложенных средств и возможности контролировать риски. В этой ситуации плохо только архитектору, потому что продажи этих 10-гектарных кусков ведутся хаотично, у рядом расположенных участков часто оказываются разные владельцы. А общей градостроительной политики или общего регламента у нас нет. К тому же, все поселения такого типа всегда страшно закрытые, люди прежде всего хотят создать собственный мирок и отгородиться от всех остальных.

10 гектаров – это слишком мало для того, чтобы на такой территории могла возникнуть самодостаточная архитектурная структура. Кроме того, девелоперы очень хорошо умеют считать, поэтому требуют большую плотность с гектара и без всяких там фантазий – просто жилые дома, жилые дома, жилые дома… Им проще воткнуть где-нибудь около шоссе супермаркет с фитнес-клубом наверху и рестораном внизу – эдакое большое сельпо, с пристегнутыми к нему одинаковыми рядами домиков.

В итоге, если пользоваться биологическими ассоциациями, вместо живого организма получаем разросшуюся культуру бактерий в виде опухоли, в лучшем случае доброкачественной. «С этим нужно бороться некими искусственными методами», – считает архитектор. И приводит пример нового жилищного комплекса таунхаусов «Ивакино-Покровское», который сейчас строится в Химках. Задача изначально была непростая: два участка земли расположены по разным сторонам шоссе со сдвигом. Они занимают около 7,5 гектаров. На них нужно было разместить 280 таунхаусов. В таких случаях «казарменная» планировка практически неизбежна, потому что нужно обеспечить плотность и при этом как-то осмысленно все организовать.

Скруглить углы

Участок, имеющий квадратную форму, напоминает планировку римского военного лагеря. Вторая часть поселка – вытянутой формы и закруглена с одной стороны, словно жилье возникло на месте античного ипподрома. Это очень распространенная ситуация в старых европейских городах, когда новая ткань города столетиями наращивается на старую градостроительную структуру. Достаточно вспомнить площадь Навона в Риме.

Фасады зданий не образуют сплошной прямой линии, они несколько сдвинуты относительно друг друга. Это сделано специально, чтобы глаз не уставал от однообразия.

Поскольку любой такой поселок – это охраняемый периметр, то архитектору захотелось извлечь пользу даже из будки охранников на въезде. Она становится хорошим сигналом о том, что мы с сельской территории проникаем внутрь городка. Ведь по плотности домов на единицу площади это все-таки скорее городская среда, нежели сельская. Здесь, как и в предыдущем проекте, разделены входы и маршруты движения для машин и для пешеходов. Для пешеходов построены крытые галереи, по которым можем пройти вглубь поселка, для машин же предназначен объездной круговой маршрут. Здесь также организована площадь, чтобы человек мог передохнуть и понять, куда он хочет идти, а не блуждать в лабиринте домов, расставленных квадратно-гнездовым способом.

Еще один позитивный момент: архитектору удалось убедить заказчика сделать все фасады разными, потому что это выглядит привлекательнее, да и продается лучше. И, кажется, этот экономический прогноз оправдывается. Ведь нет ничего более депрессивного, чем вид большого массива панельных домов с одинаковой сеткой окон.

Гуляй, Вася!

Или вот Аксаково – еще один поселок, который проектировался примерно по тем же принципам, но на участке совершенно другой формы. Территория 9 гектаров, здесь запланировано 300 домов. Этот участок вытянут вдоль трассы, поэтому, с одной стороны, нужно было от нее отгородиться, а с другой стороны – придать всему этому форму, чтобы люди, проезжающие мимо на автомобиле, увидели не хаотический конгломерат домиков, а выраженную структуру.

Поскольку здесь есть расширение участка, архитектор решил сделать некую распределительную площадь, от которой лучами расходятся три улицы. В глубине есть жилая улица, а чуть дальше – такой прихотливо изгибающийся бульвар.

По признанию Атаянца, удачная жилая среда та, когда человек может выйти из собственного дома и полчаса в сладком безделье прослоняться вокруг: где-то погулять, куда-то зайти, посидеть – и не чувствовать, что это время потеряно зря. Такого рода ощущения часто возникают в исторических центрах маленьких европейских городов, отчего там очень любят болтаться туристы.

А как создать такую среду? Во-первых, нужно вынести на улицу учреждения, предназначенные для гуляющего человека. Скажем, заложили в поселке большой супермаркет со спорт-клубом и рестораном. Но при этом разместили там только половину торговых площадей. Все остальные общественно-полезные учреждения рассредоточены на первых этажах таунхаусов, стоящих на площади и вдоль улицы. Сначала заказчик опасался, что люди, покупающие «собственный дом», не захотят соседствовать с лавкой. Но надо помнить, что таунхаусы – это жилье не для богатых, а скорее для среднеобеспеченных семей, которые, возможно, с трудом заработали на этот дом, а им его нужно еще и содержать. Так что помещение, где самому можно открыть магазинчик или сдать его в аренду соседу, оказалось совсем не лишнее. В нем можно открыть маленький магазин или туристическое бюро, копировальную фирму или даже стоматологический кабинет. На примере Ивакино-Покровского, где уже начались продажи, можно сказать, что такого рода типология пользуется спросом.

– Еще одна идея, которую я подчерпнул на Западе, где недолго работал, – рассказал Атаянц. – Местный архитектор высказал удивившую меня мысль о том, что в жилой зоне машинам должно быть «неудобно». Потому что если машине будет «удобно», она будет двигаться слишком быстро. Нужно сделать так, чтобы водитель не мог разгоняться свыше 30 километров в час, тогда он никого не собьет. В средиземноморских странах это был либо фонтан, либо беседка, либо просто ниша в стене, или арка, перекинутая через улицу…

Похожие записи
Квартирное облако
Аналитика Аренда Градплан Дачная жизнь Дети Домашняя экономика Доступное жильё Доходные дома Загородная недвижимость Зарубежная недвижимость Интервью Исторические заметки Конфликты Купля-продажа Махинации Метры в сети Мой двор Молодая семья Моссоцгарантия Налоги Наследство Новости округов Новостройки Обустройство Одно окно Оплата Оценка Паспортизация Переселение Подмосковье Приватизация Прогнозы Реконструкция Рента Риелторы Сад Строительство Субсидии Транспорт Управление Цены Экология Электроэнергия Юмор Юрконсультация