Московская жилищная газета

Внимание, мошенники

Опубликовано на сайте: 06 сентября 2007 г. 05:12
Публикация в газете: №36 (659) от 06 сентября 2007 г.

Брат за бортом

В фирме был праздник. Угощала Марина. Она купила торт, шампанское, фрукты и гору сладостей. Желающие «пригубить» пришли даже из другого отдела. Виновница торжества раскраснелась от вина и тостов в ее адрес. Возбужденно смеялась, шутила и даже строила глазки менеджеру.

Ложка дегтя

Зашел поздравить своего доблестного агента и руководитель отдела Максим Владимирович. Он дождался, когда ему наполнят пластиковый стаканчик, а затем, подбирая слова, стал медленно говорить:

– Обычно я агентов не поздравляю со сделкой. Это их работа, за которую они получают приличное вознаграждение. Но тут особый случай. Такого объекта, который пришлось продавать Марине, не припомню за все годы работы. Молодец, справилась!

Последние слова шефа утонули в аплодисментах, поэтому звонок мобильного телефона сначала никто не услышал. И только когда все поднесли стаканчики ко рту и наступила тишина, от громкой мелодии своего сотового Марина невольно вздрогнула.

«Да выключи ты мобилу, отдохни хоть сегодня!», – кричали кругом.

Марина так и хотела поступить, но высветившийся номер заставил ее нажать не на красную, а на зеленую кнопку. То, что она услышала в трубке, испортило настроение всем присутствующим. Клиентка сообщила, что из квартиры, которую она купила, до сих пор не все прежние обитатели «выписались».

А было так. Семья Потаповых (мать и двое взрослых детей) продавала квартиру в Подмосковье. Но не в городе или поселке, и даже не в деревне, а в доме «при санатории». В нем обитали сотрудники. Однако когда санаторий приказал долго жить и работы не стало, бывшие труженики потихоньку начали продавать свои квартиры. Только вот желающих ехать в эту «дыру» почти не находилось, поэтому многие использовали свои квартиры в качестве дач.

Потаповы в квартире тоже давно не жили. Мать устроилась у сожителя, дочка Анна с мужем снимали квартиру поближе к работе, а сын нашел приют у отца. Им, наверное, повезло больше других: свою квартиру они сдавали даже зимой. Правда, за сущие гроши, но радовало то, что хотя бы нет расходов по ее оплате.

Однажды Анна предложила матери квартиру продать. Молодой Потаповой надоело жить на съемной квартире, им с мужем хотелось иметь свой угол. Мать не возражала. Младший брат, который был здесь зарегистрирован, тоже не воспротивился – ему было все равно, где числиться, лишь бы штамп в паспорте стоял.

Вскоре деятельная Анна нашла по знакомству приличную фирму, и работа закипела. Начались звонки покупателей, но многие, едва узнавали подробности про расположение жилья, даже не приезжали на просмотр. Всерьез заинтересовалась квартирой Потаповых лишь пенсионерка Галина Сергеевна. Она давно хотела купить дачу, но что-то ничего приличного по ее деньгам не попадалось, а ехать на край Московской области особого желания не было. Здесь же места живописные, летом красота, до Москвы не так далеко. И все бы хорошо, да только просили продавцы за такую необычную «дачу» дороговато.

Агент фирмы Марина уже устала от этой квартиры, поэтому из всех сил уговаривала Анну соглашаться на условия покупателя. В ответ молодая женщина твердила, что если уступит, у нее не хватит денег на ту квартиру, какую она хочет приобрести. В фирме тоже устали от зависшей квартиры и откровенно сказали Анне, что если она не уступит, то разорвут с ней договор. Волей-неволей Анне пришлось соглашаться на условия покупателя.

Человек предполагает...

В фирме так намучались с этой сделкой, что когда у продавца с покупателем все сложилось, так расслабились, что потеряли свою обычную профессиональную осторожность. Руководство отдела не оставило денег под «выписку» клиентов из продаваемой квартиры. Менеджер и агент решили, что проблем с этим не будет никаких. Правда, юриста фирмы слегка смущал брат – молодой человек, который, по слухам, чрезмерно увлекался спиртным. Но юрист, ничтоже сумняшеся, «прикрылся» нотариально заверенным заявлением этого любителя «огненной воды» о том, что тот после продажи квартиры в месячный срок обязуется «выписаться».

Между тем события развивались по незапланированному сценарию.

Мать Анны к окончанию сделки слегла с гипертоническим кризом в больницу, а вскоре после выписки вдруг умерла от инсульта... Когда сын приехал на похороны и завел с сестрой разговор о «прописке», та дала понять, что не горит желанием зарегистрировать его у себя. Мол, раз ты живешь у отца, то к нему и «прописывайся». Конечно, обоим было понятно, что вторая жена отца вряд ли даст на это согласие.

Ну а после похорон матери безутешный сын ушел в очередной загул и надолго забыл о регистрации.

Но если парня это не беспокоило, то незримое присутствие третьего лица, зарегистрированного в квартире, повергло новую хозяйку в уныние. И едва закончился срок снятия с регистрационного учета, обозначенный в договоре, пенсионерка тут же позвонила в фирму и сообщила о проблеме.

Когда Марина убедилась в том, что Анна не будет «прописывать» брата, а тот добровольно не снимется с регистрационного учета – доложила об этом руководству компании. Ответ начальника отдела ее немного озадачил. Он грустно вздохнул и сказал: «Придется «выписывать» через суд. Сейчас это не проблема. Но компанию прошу не привлекать, юриста от дела не отрывать, занимайся сама».

Увидев растерянное лицо девушки, попытался ее приободрить: «Все будет нормально. У тебя же есть его заявление, поэтому любой суд «выпишет» этого братца к черту на рога, не глядя».

Со второго раза решение о снятии «братца» с регистрационного учета было принято. Все вздохнули с облегчением. Все, – кроме него самого. Брат кричал в суде: «Мало того, что сестра лишила меня собственности, так еще и регистрировать к себе не хочет. Вот подам встречный иск, тогда попляшет!»

Адвокат из столицы

Этим угрозам мало кто придал значение, тем не менее через полгода пенсионерке пришла повестка в суд того района, в котором Анна купила квартиру. Приняв сердечных капель, Галина Сергеевна позвонила Марине. И та вновь включилась в разбирательство.

Брат хотел через суд восстановить справедливость. А так как у него не было денег на адвоката (без него, сказали ему знающие люди, дело не выиграть), то он заливал горе водкой. Но неожиданно его отцу улыбнулась удача: у него за приличные деньги купили земельный пай. И тогда он решил помочь сыну финансово, дав денег на адвоката. Сын обратился в адвокатскую контору.

Адвокат оказалась дамой энергичной и рьяно взялась за дело. В суде она стала задавать пенсионерке вопросы о том, как та купила квартиру, сколько реально заплатила. Мол, у нее, у адвоката, по этому поводу есть заключение специалистов о том, что цена явно занижена. У бедной покупательницы даже сердечный приступ случился...

Брат потирал руки. Адвокат заявила Анне, что если та не зарегистрирует его к себе и не выплатит ему компенсацию за то, что его в свое время лишили участия в приватизации, то она расторгнет сделку. Услышав об этом, пенсионерка едва не грохнулась в обморок.

Дело принимало нешуточный оборот. Марина пошла в местную адвокатскую контору на прием. Заплатив из гонорара юристам, она рассказала им суть дела. Опытный адвокат сказал:

«Расторгнуть сделку им вряд ли удастся. Хотя, возможно, брата лишили доли незаконно, но это было решение матери и того ведомства, которому дом принадлежал. Матери уже нет, а судиться с ведомством бесперспективно. Думаю, что их адвокат это понимает, но пока ей будут платить, нервы она вашей клиентке помотает».

Как и предполагал адвокат, нервы мотали больше полугода. Но едва у брата закончились деньги, активность женщины-адвоката угасла, она даже не всегда приезжала в суд. Поэтому решение: отказать в удовлетворении иска казалось вполне закономерным. И хотя пенсионерка была от души рада этому, но купленная квартира стала ей уже не мила. И она решила ее продать. Как говорится, от греха подальше. Сегодня суд решил так, а что будет завтра, известно одному Богу.

Вениамин Вылегжанин

КОММЕНТАРИЙ

Марина и ее коллеги по риэлторской фирме допустили серьезную промашку – не удостоверились в том, что все проживавшие в продаваемой квартире люди снялись с регистрационного учета. В итоге ничего не подозревавшей пенсионерке досталась не дача со всеми удобствами, а квартира «с начинкой» в лице непутевого молодого человека.

Брат Анны должен был «выписаться» из проданной квартиры не только потому, что написал и нотариально заверил соответствующее заявление. Такую обязанность устанавливает п. 2 ст. 292 Гражданского кодекса: переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника. Но, судя по всему, Анна просто обвела брата вокруг пальца. Не исключено, что молодого человека действительно незаконно лишили возможности стать участником приватизации и получить свою долю. А затем не зарегистрировали в новое жилье, купленное на деньги, которые были получены от продажи квартиры.

Ст. 2 закона РФ №1541-I от 4 июля 1991 г. «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» подчеркивает: для осуществления приватизации необходимо согласие всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет. Очевидно, брата, зарегистрированного в квартире, при оформлении жилья в собственность просто «забыли».

Разумеется, прибегнув к помощи опытного адвоката, он мог бы постараться в судебном порядке признать приватизацию, а заодно и сделку купли-продажи квартиры недействительными. В этом случае, по правилам п. 2 ст. 167 Гражданского кодекса, пенсионерке пришлось бы вернуть квартиру, а взамен получить уплаченные по договору деньги.

Несмотря на то, что опасность потерять квартиру миновала, пенсионерка приняла мудрое решение: избавилась от покупки, стоившей ей, помимо денег, стольких хлопот. Вполне возможно, в будущем обиженный брат снова решит судиться с Анной и попытается вернуть проданную квартиру.

Анна Бузина, юрист

Другие статьи на тему: Внимание, мошенники

  • Мошенничество с жильем
    Не секрет, что сделки с недвижимостью являются одними из самых рискованных, особенно для простых граждан. По статистике в 7% случаев такие договоры заканчиваются потерей жилья или серьезной суммы денег. Когда-то, в советские времена, подобные сделки совершались при помощи мены, что было во многих смыслах проще и безопаснее. Сегодня обычно используют куплю-продажу, заключая сразу несколько соглашений в один день, поскольку найти взаимно устраивающие варианты обмена сложно. Однако рыночная экономика явилась хорошим фундаментом для мошенников.
  • Сдам даром
    Зная, что бесплатный сыр встречается лишь в мышеловке, люди все равно надеются на лучшее: а вдруг повезет? Желание рискнуть нередко подпитывается любопытством, которое становится плохим союзником, когда дело касается по-настоящему серьезных дел.
  • Отцы и дети
    Ожесточенные споры о судьбе недвижимости, которые разворачиваются в зале суда, нередко повергают в недоумение: в ряде случаев кажется, что правы обе стороны. Тем не менее, победа достанется только одному – тому, кто подкрепит свою позицию грамотными аргументами и доказательствами.
  • После вчерашнего
    Какова цена столичной недвижимости? Кроме денежного эквивалента за нее зачастую приходится платить еще и здоровьем. А то – и собственной жизнью.
  • Нашла коса на камень
    Сколько бы законов ни принималось, как бы подробно они ни регулировали те или иные отношения, желающие обойти предписанные нормы найдутся всегда. Такая «самодеятельность» в сфере недвижимости чревата серьезными проблемами – жаль, что жертвы ловкачей осознают факт обмана слишком поздно...