Московская жилищная газета

ЖКХ

Опубликовано на сайте: 17 мая 2007 г. 04:41
Публикация в газете: №20 (643) от 17 мая 2007 г.

Страшно далеки они от народа...

Страшно далеки они от народа...

Число ТСЖ практически не растет. Чтобы оживить процесс, Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы разработал программу их развития на ближайшие годы. О ее проекте «КР» рассказал в 17-м номере газеты («Господа-«товарищи», внимание: дубль два!»). Публикация вызвала отклики читателей. Своими мыслями о программе и о том, что мешает развитию самоуправления, делится Анатолий Иванов, председатель одного из известных в столице товариществ «Чертаново-17».

У нас нет офисов за рубежом!

Первая такая программа появилась в 2000 году и помогла решить часть вопросов, но далеко не все. Ведь не так просто на самом деле поделить обязанности между гражданами и чиновниками... Отличие и достоинство нового документа (пока проекта) в том, что к его созданию привлекли самих руководителей жилищных объединений, поэтому в нем максимально учтены пожелания представителей «с мест». И все же не все острые и насущные вопросы нашли в отражение в проекте. Расскажу о некоторых из них на примере нашего объединения.

С чего начинается ТСЖ? С регистрации его устава. А существующим товариществам необходимо привести такой устав в соответствие с Жилищным кодексом РФ. Дело в принципе пустяковое. Ведь ЖК, по сути, лишь повторяет закон о ТСЖ более чем десятилетней давности. В основном новации лежат в области терминологии. Например, вместо непривычного и трудно выговариваемого слова «кондоминиум» вводится знакомое: «многоквартирный дом». А «домовладельцев» назвали просто «собственниками». Какие возражения? Никаких.

Внесли эти изменения в устав и мы. Как полагается, утвердили новый документ на общем собрании. Дело оставалось за малым – зарегистрировать его. Раньше регистрация происходила в налоговом органе нашего округа, по привычке направились туда, и вот – первый «сюрприз». Оказалось, с недавних пор все товарищества переданы в ведение Министерства юстиции. Теперь нами занимается Федеральная регистрационная служба (Б. Тульская, 15).

Почему это сделано? Ведь ни одну другую жилищную организацию (к примеру, ЖСК, ДЕЗы и т.д.) не тронули. Объяснение дается такое: дескать, деятельность ТСЖ в отличие от существующих управляющих компаний отныне регулируется законом о некоммерческих объединениях, а те как раз подведомственны юридическому ведомству. Видимо, нас спутали с неправительственными политическими организациями и благотворительными фондами... Но ни к тем, ни к другим мы не имеем никакого отношения! И тем не менее приравняли. Шаг нелепый и бездумный.

Перечислю лишь некоторые вопросы, которые предстояло заполнить в предложенной анкете. Паспортные данные членов правления и их краткие биографии, количество наших зарубежных офисов, счет, на котором храним валютные средства, как их используем. Обязали также отчитываться о каждом проведенном собрании (правда, забыли упомянуть – перед кем). Потребовали сообщить также о том, кто и за что голосовал. То есть решило собрание приобрести дюжину лопат, – доложи об этом в федеральную службу. В общем, чиновничий подход проявился здесь во всей красе.

Тем не менее, на пять процентов вопросов все же ответили. Против остальных – абсурдных (а всего они заняли более десяти страниц!) – поставили прочерки.

Но и это еще не все. Вместе с проектом нового устава от нас потребовали действующий устав. Ну а это-то зачем? Признак юридического лица – счет в банке и регистрационные документы. Это как раз и есть устав. Самый важный, можно сказать, святой для нас документ. А здесь, получается, нас его лишают. Случись какой-то конфликт, и товарищество могут запросто ликвидировать.

И все-таки после многих сомнений документы отдали. (Не могу, однако, не выразить удивления: а что, заверенной копии было недостаточно?) Месяц прошел, другой... Потом выяснилось, что этот устав... никто и не читал. С трудом, но все же забрали его. А спустя три месяца получили ответ: «Зарегистрировать новый устав не можем». И объяснение: «Не приложены правоустанавливающие документы о собственности на каждую квартиру». Еще нелепость! У многих жильцов их просто нет: в ТСЖ мы перешли из ЖСК, а там свидетельством о собственности служила бухгалтерская справка о выплаченном пае.

Одним словом, такой вот бюрократический бег с непреодолимыми препятствиями. Могу со стопроцентной уверенностью сказать: ввиду таких хождений по мукам ни одно товарищество просто физически не сможет приобрести права юридического лица и легализовать свою деятельность. Если подобная регистрационная практика останется, у ТСЖ незавидное будущее.

Нелюбимое дитя

Во многих домах есть нежилые помещения, которые принадлежат городу, и тот сдает либо продает их. Он – собственник.

Так вот, теперь об обязанностях собственника, роль которого выполняет Департамент имущества. Согласно действующему законодательству, все коммунальные и жилищные платежи за арендаторов (вода, электричество, тепло, содержание общего имущества) он должен вносить на счет ТСЖ. Или возложить эту обязанность на арендатора и, естественно, контролировать процесс. Казалось бы, чего проще?

Но, как выяснилось, такие обязанности в договоре аренды (с последствиями в виде его расторжения) Департамент имущества г. Москвы не предусматривает. А это привело к тому, что бизнес на ряде площадей города ведется за счет... жильцов. Кто бы сказал – какое они имеют к нему отношение? Около пяти лет мы вели устные и письменные переговоры с имущественным департаментом, но они ни к чему не привели. В конце концов, напрямую договорились с арендаторами (а те оказались людьми законопослушными), и они решили сами рассчитываться за потребляемые ресурсы и услуги.

Другой пример – придомовая территория. Еще в 1997 году мы взяли ее в долгосрочную аренду – на 49 лет. После этого на бывшем пустыре появились детская и спортивная площадки, стоянки для автомашин жильцов. Зимой заливаем каток. Чтобы так благоустроить территорию, работали на субботниках да еще вкладывали свои деньги. И теперь эту землю у нас отчуждают, отдают муниципалитету. Но тогда зачем была аренда?

Невольно закрадывается мысль: не ждали ли момента, когда жильцы благоустроят территорию, чтобы потом ее забрать? Допускаю, что это не так, но уж очень похоже. В результате у жильцов возникают вопросы, на которые они не находят ответа: «Для кого пишутся законы? Почему договор об аренде вдруг оказывается пустой бумажкой?».

Кстати, оба эти момента – и ответственность арендаторов города перед ТСЖ, и земельные вопросы – в новой программе по развитию товариществ нашли отражение. Но ведь еще до этого в защиту ТСЖ принимались – и не раз – городские акты, были решения Координационного Совета по самоуправлению при правительстве Москвы. И все бесполезно. Как была дискриминация, так и осталась. Так что наше сомнение по поводу того, изменится ли что-то на этот раз, вполне обосновано.

На что живем?

Есть ряд потоков бюджетных денег, которые направляются в ТСЖ, но путь не всех из них продуман. Город отказывается вести дела напрямую с гражданами.

Возьмем дотацию на техническое обслуживание и вывоз мусора. Если ТСЖ заключило договор с ДЕЗом (наш случай), то они в эту организацию и поступают. Но почему? Мы же являемся заказчиками работ, мы рассчитываемся с дирекцией, естественно, раньше приняв от нее работу. А что выходит? ДЕЗ получает деньги и так – без нашего согласования. Заинтересован ли он в качестве работ? Вряд ли. Мнение ТСЖ ему знать необязательно. А товарищество лишено рычагов влияния на обслуживающую организацию.

Или еще – содержание дежурных по подъезду. Оплачивается их работа в течение одной смены. Хотите больше? За свой счет. Такой подход нас устраивает. Непонятно другое: почему средства поступают не непосредственно в ТСЖ, а проходят длинную цепочку промежуточных инстанций? Сначала они попадают в какую-то коммерческую структуру, в ЧОП, который по конкурсу выбирает префектура. Тот заключает договор с ДЕЗом. После этого ЧОП принимает вахтера к себе на работу и только тогда направляет его к нам. На каждом этапе из выделенных средств что-то «откусывается», половина теряется, и в результате остается лишь чистая зарплата вахтера.

А электричество? Тепло? Телефон? Содержание помещений? Все это ложится бременем на ТСЖ. Если учесть, что мы не ограничиваемся односменной работой дежурного, то расходы получаются немалые.

И вновь – в который раз! – возникает вопрос: чем все это продиктовано? Почему не перечисляют деньги непосредственно ТСЖ? Не доверяют? Но разве при подобной подозрительности можно ждать развития истинного самоуправления?

Попрыгать, чтобы умять...

Проблем у товариществ немало, и не все из них отражены в программе по развитию ТСЖ. Объяснение простое: ряд вопросов выходит за рамки непосредственной деятельности товариществ и касается общей реформы ЖКХ. Но именно в ТСЖ эти вопросы приобретают особую остроту: ведь люди непосредственно, что называется, на собственной шкуре, чувствуют все несовершенство организации нашего жилищно-коммунального хозяйства. И естественно, именно они – а не чиновники – лучше подскажут наиболее слабые места в этой организации, определят приоритетность решения тех или иных проблем.

Но вот вопрос: кому они выскажут свои претензии? Кто услышит их? Проникнется их заботами? Необходимо регулярное общение граждан (в данном случае активистов ТСЖ) с представителями исполнительной власти, нужна выработка совместных решений, контроль над их исполнением. Еще раз повторю: никто так компетентно и заинтересованно не расскажет о назревших проблемах в ЖКХ, как сами граждане, и именно те, кто посвятил себя работе в доме, будь то ТСЖ или ЖСК.

Но пока тесная связь между активистами и чиновниками отсутствует. Координационный Совет по самоуправлению свою роль выполняет не лучшим образом – собирается нерегулярно. Еще реже проходят конференции самих жителей, причем властные структуры их большей частью игнорируют. Не отсюда ли, кстати, появление распорядительных актов в жилищно-коммунальной сфере, не облегчающих, а наоборот, усложняющих гражданам управление их же домами?

Приведу простой и вполне прозаический пример – вывозка мусора. В ряде столичных районов с этим плохо. Причина – неразумный норматив, регулирующий данную работу. Нашему дому – согласно этому документу – полагается четыре мусорных контейнера. Мало! Уже к середине дня они переполнены. Выходим из положения так: вопреки нормам безопасности труда просим наших рабочих «попрыгать» в контейнерах, чтобы умять мусор. А в течение дня эти же рабочие постоянно убирают разбросанные на площадке отходы, которые не вмещают контейнеры. Нормативы надо пересматривать. Но кому до этого дело?

Граждан слышат плохо, но при этом не упускают случая «порулить» ими: к нам-то и дело приходят различные формы отчетностей, где требуется сообщить массу сведений о нашей работе, порой вообще не подконтрольных властям. Не уверен, что их кто-то читает. Зато чиновники «при деле».

Из года в год говорим об одном и том же, и все равно мало что решается. Если пользоваться старыми терминами, необходимо «постоянно действующее совещание» (постоянное – хотя бы раз в полгода, и на уровне более высоком, чем районная управа), где люди могли бы изложить свои претензии. Если надо – вступить в дискуссию, предложить свои решения. Примут – хорошо, не примут – пусть обоснованно, убедительно мотивируют отказ. Хотя, уверен, при тесном и регулярном контакте руководителей ведомств с жилищными активистами в соответствующих постановлениях и распоряжениях мнение последних будет учтено. Уровень встреч должен быть именно такой, иначе ничего не решится.

ТСЖ, по сути, – ступенька на пути к гражданскому обществу, к которому мы все стремимся. По крайней мере, на словах.

Илья Гречанинов

Другие статьи на тему: ЖКХ

  • Более 18 лет мы были вместе с вами
    Уважаемые читатели! К сожалению, мы сегодня в последний раз встречаемся на страницах нашей газеты. Ваш Управдом закрывается. По независящим от нас причинам правительство Москвы не нашло финансовых возможностей для дальнейшего выпуска «Квартирного ряда».
  • Прокурор тебе поможет
    Счетная палата в следующем году впервые вместе с Росфиннадзором проведет параллельные проверки в сфере ЖКХ, особенно по итогам зимнего отопительного периода, сообщил ее председатель Сергей Степашин на конференции «Взаимодействие органов внешнего и внутреннего финансового контроля».
  • Свершилось! Крайним назначили собственника
    14 декабря в третьем чтении, то есть окончательно, Госдума утвердила два важнейшие для россиян закона – о продлении сроков и определении основных направлений деятельности Фонда содействия реформированию ЖКХ и о создании системы финансирования капитального ремонта многоквартирных домов.
  • Альтернатива общему котлу
    На пленарном заседании Госдумы в третьем чтении были приняты поправки в Жилищный кодекс, касающиеся проведения капремонта в многоквартирных домах.
  • Так ли страшен реагент, как его малюют?
    Как только наступает зима, сразу начинаются разговоры об антигололедных реагентах. Этих борцов со снегом в народе недолюбливают. И ботинки калечат, и шубы, и собачьим лапам достается. Разберемся, насколько справедливы эти нарекания.