Московская жилищная газета

Рынок недвижимости

Опубликовано на сайте: 03 мая 2007 г. 08:52
Публикация в газете: №18 (641) от 03 мая 2007 г.

Почва для сомнений

Почва для сомнений

Кому, по вашему мнению, должен принадлежать придомовый земельный участок вокруг многоквартирного жилого здания? С таким вопросом работники аналитического центра Юрия Левады недавно обратились к горожанам. На вопросы ответили 1510 человек – жители Москвы, Санкт-Петербурга, Калуги, Кемерова, Тюмени и других городов.

49% опрошенных москвичей считают, что владельцами участка должны быть собственники жилья. 37% столичных жителей ответили, что земля должна принадлежать городу, муниципальным властям. Остальные, а это 14% горожан – просто никогда не задумывались об этой проблеме и своего мнения не имеют.

Опрос проводился по инициативе председателя совета общественных экспертов по жилищному самоуправлению при фракции «Яблоко – объединенные демократы» в Мосгордуме Дмитрия Катаева. Совет два раза в месяц собирается на заседания в Мосгордуме, чтобы проанализировать положение дел в жилищной сфере и выработать тактику действий. Один из постоянно обсуждаемых вопросов – о земле.

Как видим, большинство респондентов, приватизировавших или купивших квартиры, высказались за общую долевую собственность на землю. Казалось бы, зачем задавать такой очевидный вопрос? И так ясно: дом, в котором куплена квартира, не висит в воздухе. И земля, на которой он стоит, должна принадлежать всем собственникам квартир, как и записано в новом Жилищном кодексе РФ. Но одно дело – иметь право, и совсем другое – официально оформить участок в собственность.

«В рекомендациях Министерства юстиции уже есть положения, которые осложняют регистрацию земельного участка, – рассказывает председатель ЖСК, председатель президиума НП «Управдом» Нелли Лукина, человек, искушенный в оформлении документов и знающий законы не хуже тех, кто их пишет. – Даже если участок вам сформируют, то реально оформить долевую собственность на него не так-то просто. Одна из проблем – необходимость представлять подлинники правоустанавливающих документов на квартиры. Без этих бумаг и разговаривать никто не станет.

Если в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (сокращенно ЕГРП) нет записи о госрегистрации прав на квартиру (то есть человек приватизировал или купил жилье до того, как вступил в силу федеральный закон от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество»), то помимо копий требуют и подлинники документов на жилье. Подлинники потом должны возвращать, а копии заверяют и помещают в дело.

Приватизация идет с 1991 года, за это время многие получили квартиры в собственность, а сведений о них в ЕГРП, конечно, нет. В старых домах почти 50% жильцов не имеют госрегистрации прав на недвижимость. К примеру, в нашем ЖСК значительная часть членов выплатила пай еще в 1979-м, большинство оформило свои права на квартиру до 1998 года, а запись в ЕГРП не внесена. Чтобы оформить долевую собственность на землю, надо собрать у жителей оригиналы. Возникают два вопроса. Первый: кто из них отдаст в чужие руки подлинники правоустанавливающих документов на квартиру? Фактически риск связан с потерей самой квартиры. И второй: кто из председателей ЖСК, ТСЖ захочет взять эти документы? Каждый понимает, что это огромная ответственность...».

Судя по данным аналитического центра Левады, не все собственники, а лишь 49% хотят иметь право на долю земельного участка в общей собственности. Почему люди добровольно готовы отказаться от своего права на землю?

«Их пугают страшилкой, будто платежи резко возрастут, если оформить земельный участок, – высказывает свое мнение Н. Лукина. – Дескать, каждый собственник будет платить земельный налог. Но давайте разберемся. По закону мы должны платить за общее имущество, которое зарегистрировано. Если же участок не сформирован и не занесен в кадастр, значит, в состав общего имущества он не входит, и платить за его содержание жильцы не обязаны. В таком случае все затраты должен взять на себя бюджет. В нескольких городах, опираясь на это положение, жители выиграли суды. Но можете себе представить, что начнется в российских мегаполисах, если люди откажутся оплачивать то, что им официально не принадлежит?».

По некоторым данным, в Москве оформлено и передано жителям более 700 земельных участков. Для многомиллионного города это совсем немного. В будущем предполагается, что оформить участок будет просто: подал заявление в режиме «одного окна» – получил документ на владение. Но до этого, судя по всему, далеко. К заявлению требуется приложить внушительный пакет документов, получить которые надо в госорганах и учреждениях. Сколько потребуется на это времени и сил? Немало. Об этом свидетельствуют самые настойчивые «ходоки», которым удалось преодолеть чиновничьи препоны. Возникает вопрос: почему бы работникам организаций и ведомств самим не запрашивать бумаги друг у друга?

Пока же до «одного окна», как невесело шутят председатели товариществ, придется добираться и продираться через много-много дверей...

Ольга Налойченко

Другие статьи на тему: Рынок недвижимости

  • Ценам – команда снизиться
    Понятие доступности жилья в представлении властей начинает менять свое содержание. Кабинет министров поставил перед собой цель уменьшить цену квартирного вопроса.
  • Народное мнение
    «Журнал о недвижимости MetrInfo.Ru» в ходе телефонного опроса москвичей выяснил, как они станут подбирать жилье (если такая необходимость возникнет).
  • До квартиры на метро
    Не секрет, что расположение квартиры относительно той или иной станции подземки является едва ли не важнейшим критерием при ее покупке. В этом ракурсе эксперты AVITO Недвижимость проанализировали среднюю стоимость одно-, двух- и трехкомнатных квартир на вторичном рынке недвижимости Москвы. При этом учитывались как квартиры, выставленные на продажу частными лицами, так и объявления о продаже жилья от агентств.
  • Покупатель ищет, где лучше
    Покупатели новостроек зачастую сталкиваются с проблемой выбора, у кого купить квартиру: у застройщика или у риелтора?
  • Закон суров. Но справедлив?
    Когда появился закон, умерла справедливость. В Древнем Риме говаривали: «Dura lex, sed lex» – суров закон, но это закон. Справедливо или нет, а выполнять: ать, два! Не то голова с плеч.