Московская жилищная газета

Внимание, мошенники

Опубликовано на сайте: 30 ноября 2006 г. 02:31
Публикация в газете: №48 (619) от 30 ноября 2006 г.

Сосед снизу

Эти два года страшно вспоминать. Мы с мужем развелись, но никак не могли разъехаться. Он жил в одной комнате со своей новой пассией, а я с двумя детьми – в другой. Скандалы, мелкие пакости... Хуже, чем в коммуналке с чужими людьми.

Муж надеялся выдавить нас, комната в коммуналке его категорически не устраивала. И тут на меня, как на Золушку, свалилось наследство.

Умерла тетя, которая лет шесть назад написала на меня завещание. Свою «однушку» на окраине города она отписала мне.

Втроем в «однушке» – конечно, не бог весть какое счастье. Зато пока рассматривается дело о размене нашей квартиры через суд – и муж подальше, и его пакости.

Мы с детьми переехали, не дожидаясь оформления наследства.

На следующий же день к нам в дверь позвонили. На пороге стоял пожилой мужчина:

– Кто такие будете? – спросил он, оглядывая меня и детей.

– Я племянница Клавдии Ивановны. А вы?

– А я ее муж.

Как гром среди ясного неба. Ведь тетушка всю жизнь жила одна, и я это знала. А этот мужчина уж точно лет на двадцать был моложе моей восьмидесятипятилетней родственницы.

– Мы жили в гражданском браке, – поправился гость. – И если вам что-то не нравится, я докажу это в суде. Так что наследство – вопрос пока спорный...

– Но я о вас ничего не знаю!

– А я – про вас. Я вас тоже никогда не видел.

Много я не прошу...

Мужчина был прав. Тетушке всегда помогали мои родители. Сами они ютились в общежитии, но тетушка пообещала, что напишет завещание на меня, а я стану помогать ей продуктами и лекарствами.

И вот подарок: гражданский муж!

В этот же вечер я поговорила с соседями. Они подтвердили слова гостя: Борис и тетушка общались. И более того – он был ее соседом, жил этажом ниже.

– Чего вы, собственно, хотите? – спросила я Бориса через пару дней, когда он снова появился у меня.

– Я много не прошу. Полквартиры должны быть моими, – уточнил он.

Какая еще перепланировка?

Вот так я попала в веселую переделку.

Новый знакомый решил просто подпортить мне жизнь. И камнем преткновения оказалась... обычная перепланировка.

Могла ли мне в момент сбора документов на оформление наследства прийти в голову такая безумная мысль, что старенькая тетушка что-то в квартире изменила? Тем более, что квартира ее – в бедной «хрущевке», которой уже лет сорок. Оказалось, здесь за эти годы произошло многое...

Не знаю, как Борис узнал, когда именно придет техник из БТИ, но сразу после его визита в дверь позвонили. В дверях я увидела Бориса и двух суровых на вид женщин. Отстранив меня, они по-хозяйски прошли в дом.

– Обратите внимание на эту стену, – сказала одна из них. – Ее утеплили пенопластом и гипсокартоном. Сантиметров 10 в толщину будет, а значит, полметра площади съела... Так, хозяйка?

Услышав эти слова, я просто растерялась.

Не обращая внимания на мои неловкие протесты, они пошли дальше.

– Взгляните, дамы, – помогал им сосед. – Тут за дверью чуланчик есть. Пристроен...

У меня начали сдавать нервы:

– Слушайте, какое вам дело? – закричала я. – Теперь это мой чуланчик, мои стены...

– Какое дело? – прищурился Борис. – Вы что, не понимаете? Это опасно.

– Для кого?

– Для меня.

Я еле сдерживалась, чтобы не заплакать.

– Кому мешает этот шкаф? Это просто шкаф...

– Гражданка, – услышала я. – Не кричите! Я – техник и знаю, что говорю...

– Да, но?..

– И перепланировочку нужно было оформить. И вообще... Много тут чего не по документам.

Мучения продолжаются

Продолжать эту беседу с непрошенными гостями было бессмысленно, пришлось идти в жилинспекцию. А там очереди – не протолкнешься! Делать нечего – в БТИ уже лежал план квартиры с так называемыми «красными линиями». Сколько же я со всем этим намучилась! Долго тянулось, сказать страшно...

Когда в подъезде я иногда сталкивались с Борисом, тот вежливо здоровался со мной. Улыбался, как ни в чем не бывало. Он просто издевался...

Прошло полгода с тетиной смерти, а я все блуждала в трех соснах и не могла оформить наследство. Наконец с горем пополам это сделала с предписанием узаконить перепланировку или заплатить штраф и вернуть все в прежний вид. Я стала ждать узаконенной перепланировки – не сдирать же утеплитель со стен... И тут меня будто пыльным мешком ударил новый счет: коммунальные платежи. Совершенно неподъемная сумма! Я отправилась в ЕИРЦ с документами о том, чтобы меня с детьми признали малоимущими.

– Во-первых, вы здесь не зарегистрированы, – пояснили мне. – А во-вторых, у вас незаконная перепланировка.

Лишь через три месяца у меня появилось нормальное свидетельство о собственности. Это наследство стоило мне стольких нервов и денег!

Единственное радует: Борис наконец-то оставил меня в покое. То ли надоело ему бороться со мной, то ли сил не хватило... Пригласил как-то на чашку чая. Я отказалась.

А еще меня ждет раздел нашей с мужем квартиры.

Хочу спросить: когда же все это закончится?

КОММЕНТАРИЙ

Александра Бузина, юрист:

- Претензии соседа Бориса на долю в квартире умершей не имели законных оснований. Существует завещание Клавдии Ивановны, по условиям которого квартира переходит ее племяннице. Согласно ст. 1149 Гражданского кодекса, свободу завещания ограничивает правило об обязательной доле в наследстве, но Борис не вправе претендовать на нее. Возможно, он действительно был гражданским мужем умершей, но брак не был зарегистрирован, поэтому Борис не может получить часть имущества как супруг.

Очевидно, со временем Борис понял, что ничего не добьется, и решил создать героине рассказа проблемы. Пункт 2 ст. 25 Жилищного кодекса определяет перепланировку как изменение конфигурации жилого помещения, требующее внесения изменений в его технический паспорт. Клавдии Ивановне нужно было получить разрешение на проведение работ, в результате которых изменилась площадь квартиры.

Поскольку работы не были согласованы, налицо самовольная перепланировка, которой посвящена ст. 29 ЖК. Факт самовольной перепланировки был отражен в плане БТИ, это может вызвать проблемы при вступлении в наследство. В частности, затруднения могут возникнуть при получении свидетельства о праве на наследство или государственной регистрации перехода права собственности на квартиру, когда потребуется представить документы на нее.

Нести ответственность за самовольную перепланировку квартиры пришлось наследнице. Ст. 29 ЖК предписывает нарушителям привести жилое помещение в прежнее состояние, однако содержит оговорку: на основании решения суда жилое помещение может быть сохранено в перестроенном состоянии, если этим не нарушаются права и законные интересы граждан либо это не создает угрозу их жизни или здоровью.

На практике обращения в суд для оформления самовольной перепланировки, как правило, не требуется: во многих регионах законодательство разрешает проводить подобные процедуры органам жилинспекции. Именно туда обратилась героиня рассказа.

Стоит иметь в виду, что п. 2 ст. 7.21 Кодекса РФ об административных правонарушениях устанавливает штраф за самовольную перепланировку в многоквартирных домах в размере от 20 до 25 минимальных размеров оплаты труда (размер 1 МРОТ для штрафов составляет 100 рублей, поэтому заплатить придется от 2000 до 2500 рублей).

Кроме того, героиня занимается разделом квартиры после развода. Если квартира бывших супругов не была приватизирована, то по правилам ст. 72 ЖК любой их них может потребовать принудительного обмена в судебном порядке.

Если квартира находится в общей собственности супругов, ее раздел будет произведен в судебном порядке. При этом бывшая жена, с которой остаются дети, может претендовать на большую долю, чем половина квартиры. Согласно п. 2 ст. 39 Семейного кодекса, суд вправе отступить от начала равенства долей супругов, исходя из интересов несовершеннолетних детей. После того, как доли супругов в общей квартире будут определены, суд установит порядок пользования квартирой.

Анна Бабина

Другие статьи на тему: Внимание, мошенники

  • Мошенничество с жильем
    Не секрет, что сделки с недвижимостью являются одними из самых рискованных, особенно для простых граждан. По статистике в 7% случаев такие договоры заканчиваются потерей жилья или серьезной суммы денег. Когда-то, в советские времена, подобные сделки совершались при помощи мены, что было во многих смыслах проще и безопаснее. Сегодня обычно используют куплю-продажу, заключая сразу несколько соглашений в один день, поскольку найти взаимно устраивающие варианты обмена сложно. Однако рыночная экономика явилась хорошим фундаментом для мошенников.
  • Сдам даром
    Зная, что бесплатный сыр встречается лишь в мышеловке, люди все равно надеются на лучшее: а вдруг повезет? Желание рискнуть нередко подпитывается любопытством, которое становится плохим союзником, когда дело касается по-настоящему серьезных дел.
  • Отцы и дети
    Ожесточенные споры о судьбе недвижимости, которые разворачиваются в зале суда, нередко повергают в недоумение: в ряде случаев кажется, что правы обе стороны. Тем не менее, победа достанется только одному – тому, кто подкрепит свою позицию грамотными аргументами и доказательствами.
  • После вчерашнего
    Какова цена столичной недвижимости? Кроме денежного эквивалента за нее зачастую приходится платить еще и здоровьем. А то – и собственной жизнью.
  • Нашла коса на камень
    Сколько бы законов ни принималось, как бы подробно они ни регулировали те или иные отношения, желающие обойти предписанные нормы найдутся всегда. Такая «самодеятельность» в сфере недвижимости чревата серьезными проблемами – жаль, что жертвы ловкачей осознают факт обмана слишком поздно...