Московская жилищная газета

Внимание, мошенники

Опубликовано на сайте: 04 августа 2005 г. 16:58
Публикация в газете: №31 (550) от 04 августа 2005 г.

Слезы на коралловом песке

Снимать в таких клубах не разрешается, но я тайком все-таки пару раз направил камеру на сцену, чтобы запечатлеть выступление очаровательной танцовщицы из Потпонга – ночного рынка в центре таиландской столицы Бангкока.

Танцовщица, видимо, заметила фотокамеру и в перерыве подошла ко мне. Я ожидал чего угодно – претензий, скандала... Но только не того, что блондинка окажется уроженкой древнего Ярославля. Звали ее красиво – Ангелина. О ней и пойдет речь в этом коммунально-криминальном очерке. В Москву, в Москву! Геля в свое время поступила в Москве в Институт cтран Азии и Африки при МГУ без блата и протекции – оказывается, бывает и такое. Выучила тайский язык, вторым был английский. Однако без московской «прописки», – а было это еще в конце 80-х, – устроиться на работу в столице не смогла. Тайский вообще был никому не нужен – тогда с Таиландом связей было мало, а на любые вакантные должности брали, конечно, юношей, и уж тем более москвичей. Лучшее, что смогла найти Геля, была работа гидом-переводчиком с английским языком в «Спутнике» в родном Ярославле, где, возможно бы, и трудилась до сих пор, если бы не развеселые 90-е годы – с их реформами, непонятными перспективами, крахом привычных структур и появлением новых. Местный «Спутник» дышал на ладан, иностранных туристов почти не стало, зато появились возможности подзаработать с английским языком в Москве – в разных новых фирмах и СП, тем более на отсутствие «прописки» стали смотреть уже сквозь пальцы. Вот и стала Геля жить между Ярославлем и Москвой, а когда в начале 90-х умерла и мать, то в родном городе Гелю ничто не удерживало. Жила у подруги Наташи, с которой познакомилась еще в студенческие годы. – Что ты будешь снимать квартиру, только деньги выкидывать?! Лучше копи, может, со временем в Москве квартиру купишь, – говорила Наташа. Ее муж Стас, бизнесмен средней руки, занимался закупками-продажами, большую часть времени проводил в разъездах и ничего не имел против того, чтобы аккуратная и покладистая Геля жила у них. Но Ангелина чувствовала себя не в своей тарелке. А потому решила продать двухкомнатную квартиру в Ярославле, доложить денег из своих накоплений и приобрести «однушку» в Москве. Но цены росли быстрее ее сбережений… Повезло! Ангелина увидела объявление о продаже квартир в доме, который возводила компания, – назовем ее «Сиб-Алтай-Инвест». Цены на жилье были объявлены умеренными, но необходимо было внести всю сумму сразу, а дом сдавался только через год. Созвонившись, Геля с Наташей подъ-ехали в контору «Сиб-Алтай-Инвеста». Офис выглядел солидно, но, что больше всего подкупило подруг – сотрудница фирмы взялась отвезти их, показать сам дом. На площадке работа шла полным ходом, было уже возведено шесть этажей из шестнадцати. – Михал Иваныч, – обратилась сотрудница к немолодому мужчине в строительной каске, – вот ваши будущие жильцы интересуются, когда дом сдадите? – Как и положено, по графику, через одиннадцать месяцев, – ответил тот. – Даже на месяц раньше, чем мы обещаем, – прокомментировала сотрудница «Сиб-Алтай-Инвеста». – Но мы всегда подстраховываемся, накидываем месяц-другой, чтобы наши клиенты не волновались... Теперь Ангелине надо было срочно продать квартиру в Ярославле и наскрести недостающие деньги, – пять тысяч долларов. Тут как раз и Стас совершил удачную сделку, у них с Наташей появились деньги. Отмечая возвращение из Китая, Стас, пребывая в благодушном настроении под воздействием «Абсолюта», пообещал дать недостающее Геле: – Только не больше, чем на год. Если гарантируешь, дам хоть сейчас. Геля волновалась: в «Сиб-Алтай-Инвесте» ее торопили – непроданных квартир осталось мало, да и цены могут вырасти. Но успеет ли она за год скопить нужную сумму, чтобы вернуть Стасу? Конечно, можно и перезанять, но... Так Геля в тот вечер мучилась сомнениями, когда зазвонил мобильник: – Ты еще свой тайский не забыла? – узнала она голос бывшего сокурсника. – Тут одной турфирме в Таиланде нужен переводчик. Подзаработать денег, да где – в стране, куда мечтала попасть всю жизнь! Кажется, сама судьба ей благоволила! Оставалось одно «но»: где Геля «пропишется», продав квартиру в Ярославле? Но и тут подруга пришла на помощь: – Ну что мы, чужие, что ли? Сделаем тебе временную регистрацию у нас, будем ее продлевать. У Стаса есть связи... Мечты под пальмами Работа Геле понравилась: встречала тургруппы из России на Пукете, развозила по гостиницам, ездила на экскурсии. Но и свободное время оставалось – на белые пляжи с кокосовыми пальмами, изумрудное море. Деньги платили регулярно. Лежа вечерами на коралловом песочке, она иногда думала: «Работаю в райском месте, а вернусь, въеду в свою квартиру, стану полноправной москвичкой! Все-таки везет иногда в жизни!» ...Несколько месяцев спустя, увидев в Шереметьево Наташу, Геля ее не узнала: затравленный взгляд, синяки под глазами, серый цвет лица. По дороге Наташа, прерывая рассказ слезами, поведала о том, что Стас все чаще «проваливается» в запои. А однажды она застала его, только приехавшего из одной из своих поездок, с вульгарной девицей, которую он привез откуда-то из Забайкальска. – Живу то у родителей, то у нас, когда Стас в отъезде, – объяснила Наташа. – Прописку тебе он делать запретил, сказал, пусть сначала деньги отдаст! Это был удар ниже пояса. Но это был не последний удар. Михал Иваныч «раскололся» ...На звонки в «Сиб-Алтай-Инвесте» не отвечали. Может, за год изменился телефон? – решила Геля и поехала в офис. О красивой вывеске на двери напоминал только темный след и дыры от шурупов. Дверь была опечатана, на ней висел замок. Геля кинулась туда, куда возила их с Наташей сотрудница фирмы. Дом был готов, и в некоторых квартирах уже горел свет. Она постучала в одну из них: «Нет, дом только сдали, еще никто не въехал, вот по заказу будущих жильцов ведем отделочные работы. Михаил Иванович? Да, кажется, есть такой, иногда приезжает, может, завтра с утра будет». У Гели слегка отлегло от сердца – все-таки кого-то нашла, и спозаранку снова ринулась к «своему» дому. Разыскала Михал Иваныча. – Ой, да сколько к нам таких будущих жильцов приезжает! – устало поведал прораб. – Меня спрашивают, как идет работа, какие сроки – я и говорю. Откуда мне знать, кто из каких контор и офисов? Ангелина помчалась в милицию. – Вы – не единственная, таких – несколько десятков, – «утешили» ее. – Дутая фирма. Уже возбуждено уголовное дело. Руководители фирмы – в розыске. ...И цунами вдобавок Плакали надежды и без малого пятьдесят тысяч долларов. Кое-как наскребла Геля на билет в Таиланд. Хотя бы там ее ждут. Дело было осенью. А на Рождество случилось катастрофическое цунами. Бог миловал – Ангелина жива-здорова. Но работы в турбизнесе теперь не было – после цунами «мода» на Таиланд резко прошла. Перебралась в Бангкок. Покрутилась там. Все без толку. С горя напилась с группой земляков, которую встретила в баре, пустилась в пляс. Ее приметил владелец – предложил деньги. – Вот, теперь танцую здесь, – сказала мне Геля, ставшая теперь известной на Потпонге как Анджела. – Пока все довольны, клиенты идут косяком. Но ведь и в постель норовят затащить. А мне это надо? Но что делать? Рабочая виза кончилась, в Москве – податься некуда. ...Пожалуйста, купите мне бутылочку пива...

Вадим Никитин

Другие статьи на тему: Внимание, мошенники

  • Мошенничество с жильем
    Не секрет, что сделки с недвижимостью являются одними из самых рискованных, особенно для простых граждан. По статистике в 7% случаев такие договоры заканчиваются потерей жилья или серьезной суммы денег. Когда-то, в советские времена, подобные сделки совершались при помощи мены, что было во многих смыслах проще и безопаснее. Сегодня обычно используют куплю-продажу, заключая сразу несколько соглашений в один день, поскольку найти взаимно устраивающие варианты обмена сложно. Однако рыночная экономика явилась хорошим фундаментом для мошенников.
  • Сдам даром
    Зная, что бесплатный сыр встречается лишь в мышеловке, люди все равно надеются на лучшее: а вдруг повезет? Желание рискнуть нередко подпитывается любопытством, которое становится плохим союзником, когда дело касается по-настоящему серьезных дел.
  • Отцы и дети
    Ожесточенные споры о судьбе недвижимости, которые разворачиваются в зале суда, нередко повергают в недоумение: в ряде случаев кажется, что правы обе стороны. Тем не менее, победа достанется только одному – тому, кто подкрепит свою позицию грамотными аргументами и доказательствами.
  • После вчерашнего
    Какова цена столичной недвижимости? Кроме денежного эквивалента за нее зачастую приходится платить еще и здоровьем. А то – и собственной жизнью.
  • Нашла коса на камень
    Сколько бы законов ни принималось, как бы подробно они ни регулировали те или иные отношения, желающие обойти предписанные нормы найдутся всегда. Такая «самодеятельность» в сфере недвижимости чревата серьезными проблемами – жаль, что жертвы ловкачей осознают факт обмана слишком поздно...