Московская жилищная газета

Жилищное право

Опубликовано на сайте: 11 ноября 2004 г. 12:20
Публикация в газете: №45 (512) от 11 ноября 2004 г.

Из столичных квартир – в никуда?

Из столичных квартир – в никуда?

Будут ли внесены изменения в 4-й пункт статьи 292 ГК РФ, покажет время. Сегодня, если несовершеннолетний зарегистрирован или является собственником квартиры, то любая сделка с ней возможна при получении разрешения органов опеки и попечительства. В новой редакции статьи 292 такое согласие нужно будет только в случае, если семья неблагополучная.

Кто определит степень благополучия семьи? О том, что повлекут за собой предполагаемые изменения в законодательстве, наш корреспондент беседует с председателем Муниципального собрания Дорогомилова Людмилой ГРЕНКОВОЙ и руководителем местного муниципалитета Еленой ПУШКИНОЙ. – Сейчас многие риэлторы утверждают, что функции органов опеки свелись к выдаче или отказу разрешений на продажу квартиры, в которой зарегистрированы или являются собственниками несовершеннолетние. Так ли это? Елена ПУШКИНА: – Основной функцией органов опеки и попечительства является государственная забота по воспитанию, содержанию, обучению навыкам жизни ребенка, попавшего в трудную жизненную ситуацию. Кроме того, устанавливается опека над недееспособными. Их тоже нужно оградить, защитить. Поэтому сводить функции органов опеки к тому, что мы выдаем или нет разрешения на продажу квартиры, нельзя. Органы опеки защищают как имущественные права ребенка или недееспособного человека, так и личные права несовершеннолетних. Мы защищаем право ребенка жить и воспитываться в семье, иметь фамилию. Людмила ГРЕНКОВА: – В этом году нами был обнаружен двенадцатилетний ребенок, не зарегистрированный на территории Дорогомилова, хотя его мама жила в нашем районе. Оказалось, что у него даже нет свидетельства о рождении! Мама по выходе из родильного дома не оформила документы на своего сына. То есть ребенок «не существовал» до 12 лет. Мы через ЗАГС оформили свидетельство и вручили его мальчику. Это тоже функция органов опеки. – Какова ваша позиция по отношению к планируемым изменениям в 292-й статье Кодекса? Е.П.: – Я считаю, что нельзя защитить имущественные права несовершеннолетних без органов опеки и попечительства. Ведь у нас сегодня очень много социальных сирот при живых родителях. Причем социальными сиротами дети становятся не обязательно в тех семьях, где родители пьют. Сиротами ощущают себя дети и в благополучных с виду семьях, где родители с утра до ночи зарабатывают деньги, чтобы одеть в лучшее, учить в лучшей школе, ездить на лучшей машине. Но ребенок-то растет сиротой. Ему поговорить не с кем, не с кем решить свои проблемы. Кроме того, сотрудники органов опеки часто принимают участие в судебных заседаниях, когда рассматриваются иски о признании частично недействительным договора приватизации в случаях, если детей не включали в число собственников при приватизации жилья в 1991 – 1993 годах. – Насколько мне известно, с 1991 по 1994 год квартиру родители могли приватизировать, не учитывая интересы детей… Е.П.: – Да, тогда не принималось во внимание, что органы опеки должны давать разрешения. А теперь в связи с тем, что социальных сирот становится все больше и больше, внесение изменений в пункт 4 рассматриваемой статьи повлечет просто обвал социального сиротства. Ведь как удобно родителям, ведущим аморальный образ жизни, продав квартиру, получить на руки «громадную» сумму денег, которые они могли бы пропить, прогулять… Л.Г.: – Если изменения в 292-й статье будут приняты, то у нас в массовом порядке дети могут оказаться на улице. Район Дорогомилово – относительно благополучный. Но для Москвы это может обернуться трагедией. Возникнут ситуации, когда родители будут продавать московские квартиры, приобретая какие-то хибары в Подмосковье, а дети в результате останутся на вокзале. Сейчас мы не даем разрешения на сделку с квартирой, если нарушаются или ущемляются имущественные права ребенка. Таких случаев немного, но возникают ситуации, когда мы просто вынуждены отказать. – В каких случаях это происходит? Е.П.: – При подаче документов на отчуждение жилья прежде всего мы рассматриваем документы на продаваемую и приобретаемую квартиры. Если продается стометровая «трешка», а покупается «однушка» в 30 метров, то естественно, и имущественные, и жилищные права ребенка нарушаются. Поэтому мы не можем дать согласие на совершение подобной сделки. Второй момент: мы настаиваем, чтобы сделки продажи и покупки жилья производились только одновременно. Родители продают квартиру, в этот же день покупают альтернативный вариант, наделяя ребенка либо долей собственности, либо регистрируют ребенка по этому адресу (в зависимости от ситуации). Мы неохотно разрешаем продать квартиру в Дорогомилове и приобрести в ближнем Подмосковье – Химках, Балашихе... И ни в коем случае не в деревне. Ведь получается, что дети, уехав из столицы, навсегда лишаются жилья в Москве, статуса москвича, московских социальных благ. К сожалению, с имущественными правами ребенка не считаются даже благополучные родители. Например, у папы проблемы в бизнесе. Семья просит разрешения продать квартиру с целью решить папины проблемы. Родители надеются, что, как только справятся с финансовым кризисом, приобретут ребенку недвижимость. В этом случае органы опеки стоят на страже интересов ребенка, разрешения на продажу квартиры родители не получат… Бывает, что родители говорят: дайте разрешение, мы продадим квартиру, а деньги положим на книжку детям. Не разрешаем. А если резкая инфляция, дефолт? Тогда на свою долю в квартире ребенок сможет купить килограмм бананов. – За внесение изменений в статью выступают родители из благополучных семей, которые блюдут интересы своих детей и совершают обмены для того, чтобы жить ребенку стало лучше. Для них получение разрешения на продажу квартиры действительно лишняя беготня и трата времени... Е.П.: – Не так давно к нам обращался человек, который хотел продать две комнаты в коммуналке. Он надеялся получить кредит в коммерческом банке на покупку жилья. Естественно, банк забирает в залог его комнаты. А для этого необходимо разрешение органов опеки. Но давайте посмотрим на ситуацию с точки зрения защиты прав ребенка. Отдавать кредит отец семейства должен будет в течение двадцати предстоящих лет. А что будет с детьми, если не получится? Сегодня он жив, здоров, зарабатывает неплохие деньги. Но в течение двадцати лет может случиться что угодно. Где окажется тогда ребенок? В выдаче разрешения этому человеку было отказано. Но он открыто сказал, что ждет, когда будут внесены изменения в статью Гражданского кодекса. – Метр в разных районах Москвы стоит по-разному. Возьмем, к примеру, Дорогомилово и Бутово. Наверняка вы сталкиваетесь с ситуацией, когда люди продают в Дорогомилове одно- или двухкомнатную квартиру, а покупают в Бутове или Марьине трехкомнатную. Дают ли органы опеки разрешение на продажу квартиры в подобных случаях? Е.П.: – Органы опеки просят предоставить документы, подтверждающие оценочную стоимость продаваемого и приобретаемого жилья по БТИ. Если ребенок был собственником какой-то доли в продаваемой квартире, то, соответственно, не должны нарушиться его имущественные права. В новой квартире ребенку должна быть выделена доля, по метражу и по стоимости не меньшая, чем доля в продаваемой квартире. Возможно, если семья переезжает в район, где квадратный метр дешевле, в приобретаемой квартире ребенку необходимо будет выделить большую долю, чем та, которая была у него по прежнему месту жительства. Не должен быть меньшим метраж. Например, он имел долю жилья в Дорогомилове: на его душу приходились 20 метров и 100 тысяч долларов. Не менее этой суммы и этих метров ему должны выделить в приобретаемом жилье. – Бывают случаи, что жилье в центре меняется на большее на окраине, но квартира в спальном районе оказывается все равно дешевле, чем меньшая по площади в центре. Слышала, что в таких ситуациях органы опеки просят положить на счет ребенка какую-то сумму. Это правомерно? Е.П.: – Мы такие ситуации не приветствуем. Ребенку можно выделить долю большую, чем в продаваемой квартире. В конце концов, можно оформить на него всю квартиру, чтобы ребенок не был ущемлен в своих правах. К сожалению, деньги – не эквивалент недвижимости. Вспомните, как часто у нас прогорали коммерческие банки. Как часто наши сбережения съедала инфляция… – Что произойдет, если изменения в статье будут приняты? Смогут ли органы опеки как-то помочь оказавшимся на улице детям? Л.Г.: – В этом случае помощь ребенку со стороны органов опеки и попечительства будет лишь в том, чтобы устроить оказавшегося на улице ребенка сначала в приют, а потом в детский дом. – Говорят, что изменения в законе будут касаться только благополучных семей… Л.Г.: – А кто и как должен определять – благополучная семья или нет? Есть явные проявления неблагополучия, есть скрытые. Порой ребенок, который простенько, чисто одет, более благополучен, чем одетый в дорогих бутиках, потому что ему комфортно дома. А это главное. Е.П.: – У нас была ситуация. Внешне благополучная семья. Мама позволяет себе не работать, потому что у папы – приличный заработок, шикарная квартира. Двое детей. Тревогу забила школа. Оказалось, что мама не работает, пьет. Папа работает, но тоже пьет. Ситуация в семье ужасная. Неблагополучной семья может стать за считанные месяцы… Я работала в детском доме и всегда вспоминаю один случай. В первый класс интересная, молодая, хорошо одетая женщина привела нарядного мальчика с букетом цветов. В конце второго класса мальчик перестал учить уроки. А в третьем попал в приют. Его изъяли из семьи, а вскоре лишили родительских прав маму. За каких-то два года молодая красивая женщина спилась. Деградация личности произошла моментально. А где гарантия, что в данный момент благополучная семья продает квартиру, а через год-два дети не пополнят ряды бродяжек на Киевском вокзале? – Мы с вами упомянули о разрешении органов опеки для получения ипотечного кредита. Папе ребенка, желавшему купить жилье в кредит, вы такого разрешения не дали. Но ведь он действовал в интересах своих детей… Л.Г.: – Мы переживаем за судьбу ребенка, который может попасть в неблагоприятную ситуацию. Многие родители считают, что действуют в интересах детей. Но никто из них не гарантирован от того, что конкретная компания или банк, если говорить о любой залоговой структуре, выполнит свои обязательства. Также отрицательно мы относимся к вариантам, когда дом, в котором планируется зарегистрировать или наделить собственностью ребенка, еще не построен. Планы у родителей могут быть самыми положительными. Но гарантий, что ребенок не останется на улице, опять-таки нет. Е.П.: – Я как представитель органов опеки участвовала в судебном заседании, когда люди судились с ипотечной компанией. Фирма, построившая дом, предоставила совсем не те квартиры, которые были обещаны, и за гораздо большие деньги. Люди отказывались от квартир, а мы защищали права детей и просили вернуть средства. – Много ли случаев, когда органам опеки приходится защищать права ребенка в суде? И по каким вопросам? Л.Г.: – Много. Вопросы: лишение родительских прав, усыновление, определение порядка общения с отдельно проживающими родителями. Что касается недвижимости, то это установление права пользования жилым помещением. Бывают ситуации, когда маму с ребенком папа не пускает в квартиру, хотя они там прописаны. Возникают и более странные ситуации, когда бабушка чинит препятствия маме, желающей наделить собственностью ребенка в квартире, в которой они совместно проживают. – Давайте подведем итог. В случае если изменения в статье будут приняты, что все-таки смогут сделать органы опеки, чтобы помочь детям не остаться на улице? Л.Г.: – В этой ситуации органы опеки должны будут думать, куда их устраивать…

Беседовала Наталья Агафонова

Другие статьи на тему: Жилищное право

  • Власти против аварийности
    В России порядка 16 млн. кв.м. жилого фонда является аварийным. Из них около 10 млн. приходится на многоквартирные дома. Однако нередко так бывает, что здание, очевидно непригодное для проживания, официально к таковым не относится. Следовательно, не приходится мечтать о переселении из него в нормальные условия. Какие же усилия необходимо предпринять, чтобы признать жилье подлежащим сносу или реконструкции, и на что можно рассчитывать в таком случае?
  • Москва наступает
    Снесут ли ваш загородный дом или дачу чиновники при наступлении новой Москвы на бывшее Подмосковье, присоединенное к столице? Или вы получите компенсацию, которая не покроет и малой доли потерь? Что делать собственникам, чтобы не потерять свое кровное, как опереться на закон, который вас выручит?
  • Какой статус – такое и право
    Остался вдовцом с двумя детьми. В связи с этим теща продала свою квартиру в другом городе и приехала ко мне помогать воспитывать внуков. Я ее прописал на постоянное жительство, но теперь не знаю, будет ли это считаться ухудшением жилищных условий и не вычеркнут ли меня при этом из очереди на жилье. Что можно сделать, чтобы ничего не потерять?
    Станислав Бережной
  • Если дом оказался вдруг...
    Зимой нередко вскрываются изъяны, допущенные при строительстве нового дома, на которые первоначально мало кто из новоселов обращает внимание.
  • Верни, я все прощу...
    Mуж с женой прожили вместе много лет, сейчас в разводе. Муж жил на жилплощади жены без «прописки» (квартира приватизирована). Все эти годы жена не работала, семью содержал муж, он же платил за коммунальные услуги, делал ремонт. Может ли муж претендовать на какую-либо компенсацию своих затрат?
    Александр Ереемев