Московская жилищная газета

Юмор

Опубликовано на сайте: 24 июня 2004 г. 22:58
Публикация в газете: №25 (492) от 24 июня 2004 г.

Н Ю

Н Ю

В секции карате Виолетту знали давно. У нее был черный пояс. С кружавчиками. И, когда Виолетта приходила в спортзал мыть полы, наглые каратисты подглядывали, какое у нее белье, и вообще. Она страшно огорчалась, поначалу грозилась директору спортзала уволиться.

И даже плакала от стыда, а каратисты гоготали. Но потом с ней провели разъяснительную беседу: «Чего тут стесняться, мы ж спортсмены. А где спорт – там красивое тело. И ничего такого всякошного стесняться и не надо». Она и перестала. Перед разными обязательными и не очень обязательными медосмотрами в районной поликлинике Виолетта не спала, заранее покрывалась от смущения розовыми пятнами и очень нервничала. А люди в белых халатах и прочей белой спецодежде собирались в кабинете и глазели, как она раздевается. «Нас нельзя стесняться, – объясняли они, – мы же врачи!» Как-то летом подруги затащили ее в воскресенье на нудистский пляж. Виолетта, остолбенев, стояла у кусточка, отводя взгляд и чертя большим пальцем левой ноги фигурки на песке. Ее окружила ватага смеющейся голой молодежи: «Ты что! Нас нельзя стесняться, мы же нудисты!» И она обнажилась медленно, как Афродита, выходящая из пены. О том, что Виолетта в спортзале лишь подрабатывала, а в самом деле числилась инженером – и говорить нечего. Это позиция ясная. В часы инженерного безделья в отделе обсуждались цены и моды, женщины примеряли всяческие обновки, а Виолетта стеснялась. «Ты что?! – тормошили ее мужики и дамы. – Здесь можно, мы же сослуживцы, существа бесполые…» Примерно о том же говорили ей и попутчики по шоп-туру, когда впятнадцатером укладывались спать в одном гостиничном номере, чем заставляли даже видавших виды турок вспомнить о давней осаде Измаила. «Чего ты отворачиваешься! – гоготали челноки, ховая подштанники себе под головы. – Мы не смотрим. А хоть и посмотрим – тебя не убудет. Мы тут все – шопнутые!» И лишь дома Виолетта отводила душу. Они с мужем занимались настоящим сексом. Муж брился, одевался – как телевизионный Луис-Альберто – в темный костюм с галстуком. А Виолетта из-под одеяла выказывала одно только запястье, которое муж страстно осыпал поцелуями. При свете он знал ее только в лицо. И был этим крайне доволен.

Евгений Обухов

Другие статьи на тему: Юмор

  • Женщина и алкоголь
    Популярная формула «ничто человеческое мне не чуждо», извините за тавтологию, не чужда и женщине. Во всяком случае женщине современной не только не чужды, а напротив, вполне свойственны разнообразные человеческие – хотя и в основном мужские – слабости. К примеру, перекинуться в картишки, выкурить сигаретку, выпить рюмочку...
  • Из эпистолярного
    Сосед из 53-й квартиры гуляет без поводка и без намордника. Просим принять меры. (Из жалобы)
  • Женщина и детство
    Среди множества известных человечеству и описанных мною странностей загадочного существа, которое зовется женщиной, есть еще одна странность. Вот она: женщину время от времени почему-то тянет впасть в детство. Даже если оно уже весьма далекое.
  • Женщина и жалость
    Женщина – существо жалостливое. Женщина жалеет всех сирых и убогих, бездомных животных и беспризорных детей. Женщина плачет над мелодраматическими романами, всхлипывает на латиноамериканских сериалах и роняет слезу в адрес бедных обманутых девушек.
  • Женщина и ерунда
    Ерунда – это вздор, пустяк, мелочь, нелепость, нечто незначительное и несущественное… Но вот тут следует остановиться и заметить, что в разговоре о женщине никакая ерунда несущественной не бывает. Тем более, когда эта мелочь, этот пустяк существенно отличает женщину от мужчины.