Московская жилищная газета

Внимание, мошенники

Опубликовано на сайте: 12 февраля 2004 г. 00:55
Публикация в газете: №5 (472) от 12 февраля 2004 г.

Три миллиона долларов – цена украденных у государства квартир

Пятый месяц в Московском городском суде идет разбирательство по делу группы мошенников, которая за пару лет присвоила и продала в Северо-Восточном округе столицы не один десяток муниципальных квартир.

Преступники «прихватизировали» одну-две квартиры еженедельно, тут же сбывали их «черным риэлторам», а те перепродавали квартиры добросовестным приобретателям, которые и не подозревали, что покупают краденое. Изобретатель этого «бизнеса» – тридцатилетний москвич Алексей Евстафьев – полагал, что деньги в сегодняшней России могут сделать все. Так оно и было, пока мошенниками не заинтересовалась Мосгорпрокуратура и не начала следствие. Первая часть этого дела – о хищении 14-ти квартир – была выделена в самостоятельное дело, передана в Гагаринский райсуд. В июне 2001 года по обвинительному приговору трое из пятерых участников группы отправились отбывать наказание: Александр Клюс и Анатолий Вака по восемь с половиной лет, Людмила Яроцкая – семь с половиной. Бывший милиционер Владимир Нагибин получил 9 лет лишения свободы, но на оглашение приговора не явился и до сих пор находится в розыске.

Остап Бендер наших дней
Сам Евстафьев тогда сумел выкрутиться: настолько блестяще симулировал психическое заболевание, что ведущие специалисты в Москве и в Петербурге независимо друг от друга поставили диагноз: шизофрения, параноидальный синдром. Суд признал его невменяемым и освободил от уголовной ответственности.
В свое время Алексей Евстафьев учился в Краснодарском военном училище, но не закончил его. Видно почувствовал в себе другое предназначение.
– Я юрист по призванию, – заявлял он.
И в криминальных делах Евстафьев успешно выдавал себя за адвоката с дворянской фамилией Раевский. Начитанный, эрудированный, он легко добивался доверия у тех, кого беззастенчиво использовал в мошеннических делах. Когда многие бросились делать деньги, используя переходный период, неразбериху в экономике и законодательстве, Евстафьев тоже не терял времени даром. Он занимался перепродажей автомобилей и жил, можно сказать, припеваючи, но не мог довольствоваться тем, что имел. Пытливый ум искал способы обогащения. И нашел их… в муниципальном жилищном фонде.
Выяснилось, что там много пустующих квартир: людям, к несчастью, свойственно умирать, а их жилье остается – не приватизированное отходит в государственную собственность, как и собственное одиноких умерших граждан, у которых не осталось никаких наследников. Вот эту «жилу» и кинулся разрабатывать новоявленный Остап Бендер. Нужно было лишь найти возможности оттяпать такие квартиры у государства.
Евстафьев нашел сообщников среди знакомых – А. Клюса, А. Вака, В. Вака, В. Нагибина, Л. Яроцкую, В. Ромашова и даже трех судей: Н. Ивченко и В. Савелюка из Бутырского межмуниципального суда СВАО и Н. Мишину из Бабушкинского суда того же округа столицы.

Вся жизнь – игра
Конспирация, вымышленные имена, поддельные документы, целые спектакли, разыгрываемые для оболванивания наивных граждан – вот приемы, которые использовали преступники. Скажем, если Евстафьев выдавал себя за адвоката Раевского, то А. Вака при необходимости превращался в С. Безрукова, Б. Алиева или А. Нарыкова. Клюс представлялся А. Смирновым, а Яроцкая – Е. Черниковой. В. Вака был то Ю. Гущиным, то В. Челинцевым или использовал еще какие-нибудь вымышленные имена. Ромашов представлялся И. Ромашенковым, а Нагибин надевал форменную одежду майора милиции и использовал поддельное служебное удостоверение начальника отделения уголовного розыска МВД РФ на имя В. Нагисина.
По запросам «своих» судей мошенники без особого труда собирали необходимые документы по квартирам в ремонтно-эксплуатационных предприятиях, отделах ЗАГС, государственных налоговых инспекциях, в паспортных столах ОВД и РЭП, в нотариальных конторах и других организациях. Участие в деле судей (об их бескорыстии говорить не приходится) очень облегчало мероприятия по «честному» отъему собственности. Судьи фальсифицировали материалы гражданских дел, протоколы судебных заседаний и единолично выносили решения о признании права собственности на квартиры за теми людьми, которых называл им Евстафьев.
Евстафьев давал указания своим подельникам разыскивать квартиры, освободившиеся в связи со смертью их хозяев, разрабатывал план «изъятия», распределял роли в очередной мистификации, организовывал сбыт украденных квартир и распределял доходы.

Анатомия преступлений
Пока длился процесс по первому делу, прокуратура продолжала работу. В итоге были арестованы еще 96 квартир, похищенных этими же мошенниками. Кроме того, была назначена новая психиатрическая экспертиза, которая признала Алексея Евстафьева абсолютно вменяемым. Летом минувшего года новое уголовное дело было направлено в суд. Оно составило 180 (!) томов, 15 из которых содержат обвинительное заключение.
«Многотомник» уголовного дела квартирных мошенников открывает история с двухкомнатной квартирой № 69 по Ясному проезду, 8, корпус 1. Ее хозяйка К. Комарова преставилась еще в конце апреля 1994 года. Почему просторное жилье пустовало в течение двух с лишним лет, когда в районе полно очередников, вопрос, конечно, интересный, но история о нем умалчивает. Летом 1996 года о «бесхозной» квартире стало известно Евстафьеву. Выяснив, что у умершей остался взрослый сын, рожденный в городе Конаково Тверской области, Евстафьев командировал туда В. Ромашова и А. Ваку, чтобы те получили в городском ЗАГСе повторное свидетельство о рождении сына умершей В. Комарова. За красивые глаза или за что-то более ощутимое и хрустящее, но такой документ «командированные» получили. Самого В. Комарова разыскали в селе Никольском Тверской же области и задурили ему голову: можно, мол, материну квартиру, так сказать, задним числом получить в собственность; необходимо только его участие в оформлении документов. В Москву возвратились втроем. Тут сельского жителя стали усердно накачивать спиртным, а сами не теряли времени даром. Изготовили три экземпляра проекта решения Бутырского суда с заведомо ложными сведениями о рассмотрении дела в суде. Этот «документ» вместе с исковым заявлением В. Комарова в Бутырский суд о признании права собственности на квартиру, повторным свидетельством о рождении и другими документами Евстафьев передал судье Ивченко. В нарушение закона Ивченко оформила гражданское дело и вынесла заведомо неправосудное решение о продлении истцу Комарову срока для принятия наследства и признании за ним права собственности на квартиру.
Получив две копии решения суда, Евстафьев в мгновение ока зарегистрировал его. В. Комаров только расписался в сопроводительном реестре на регистрацию вторичных сделок. После этого А. Вака поехал с новоиспеченным собственником в нотариальную контору и от его имени оформил доверенность на себя с правом продажи квартиры и получения денег. После чего Комарову выдали небольшую сумму денег и отправили в Тверскую губернию. Квартиру мошенники продали за 33 500 долларов США, что в 170 раз больше, чем получил от них «наследник».
Двухкомнатную квартиру по улице Полярной, освободившуюся в начале марта 1995 года после смерти ее хозяина В. Боброва, мошенники оформляли уже без участия каких-либо родственников умершего. В середине августа 1996 года (опять же, вопрос, почему жилье больше года пустовало!) А. Вака, представившись С. Безруковым и предъявив доверенность, якобы выданную ему К. Бобровым, получил в Мещанском отделе ЗАГСа повторное свидетельство о рождении К. Боброва. Затем по той же доверенности в Измайловском отделе ЗАГСа взял повторное свидетельство о смерти В. Боброва.
С помощью все той же судьи Ивченко было сфабриковано решение суда, из которого следовало, что К. Бобров обратился с заявлением о продлении срока принятия наследства и признании за ним права собственности на квартиру умершего отца. Дело, якобы, было рассмотрено в судебном заседании и суд удовлетворил просьбу истца. При регистрирации решения суда А. Вака фигурировал в качестве С. Безрукова и на основании фальшивой доверенности расписался в сопроводительном реестре на регистрацию вторичных сделок. Квартиру мошенники продали за 40 700 долларов.
У В. Иванова, проживавшего до кончины в однокомнатной квартире по улице Лескова, детей не оказалось. Тут мошенники «достали» копию свидетельства о рождении якобы его дочери Т. Ивановой. Другой фальшивый документ сообщал о том, что Т. Иванова страдает астено-депрессивным синдромом. А доверенность от имени мифической, но сильно больной Т. Ивановой на имя Г. Величкиной была удостоверена якобы главой Ленинской администрации местного самоуправления города Бишкека. С фальшивым решением суда о признании за Т. Ивановой права собственности на квартиру Евстафьев явился в КМЖ г. Москвы с женщиной, предъявившей поддельный заграничный паспорт на имя Т. Ивановой. Решение суда зарегистрировали, а женщина расписалась в сопроводительном реестре на регистрацию вторичных сделок. Квартиру мошенники сбыли за 32 500 долларов.
По той же схеме покойной Д. Крутовой документально оформили сына В. Крутова, присвоили себе оставшуюся после ее смерти однокомнатную квартиру по проезду Шокальского и вскоре продали. Умершему В. Гущину «нашли» поддельного брата Юрия, через суд оформили на него квартиру по улице Яблочкова, а затем продали ее. А гражданку В. Стельмухову, скончавшуюся 16 июля 1996 года, и вовсе «выдали замуж» за некоего С. Хачатуряна (по поддельным документам, разумеется), потом приватизировали ее двухкомнатную квартиру и сбыли за 44 000 долларов.

Нищий Евстафьев
Казалось бы, справедливость восторжествовала – дело дошло до суда и есть надежда, что преступники получат по заслугам…
Но, увы, остаются вопросы, которые не в состоянии разрешить и суд. По закону, суд должен вернуть украденное владельцу. А это значит, что надо выселить людей, в большинстве своем добропорядочных, заплативших за жилье огромные деньги. Одна семья, к примеру, за это время уже успела обзавестись двумя детьми. Куда им деваться? Ведь в данном случае законодательство не предполагает предоставления взамен другого жилья.
Если же оставить квартиры их теперешним владельцам, будут нарушены права очередников, которые могли бы на них претендовать. Как «разрулить» эту ситуацию по справедливости, на сегодняшний день, похоже, не ясно никому. Ну, как же, воскликнет внимательный читатель, а где три с лишним миллиона долларов, которые можно изъять вместо квартир и передать очередникам в качестве субсидий?!
Но ни одного банковского счета, принадлежащего Алексею Евстафьеву, следствие не обнаружило. И недвижимости в собственности обвиняемого не оказалось ни одного квадратного метра – прописан у матери, а проживал в арендованной квартире.

А судьи где?
Судьи Бутырского райсуда Нина Ивченко и Василий Савелюк, а также судья Бабушкинского суда Нина Мишина в общей сложности вынесли 50 неправосудных решений и других судебных актов в пользу мошенников. Их лишили полномочий, а дело в отношении судей выделили в отдельное производство. Но долгое время они проходили только в качестве свидетелей. Двое из них даже работали адвокатами в престижной адвокатской конторе.
И только недавно Верховный суд РФ разрешил прокуратуре предъявить этим судьям обвинение в особо тяжком преступлении. Им вменяется в вину участие в организованном преступном сообществе с использованием служебного положения. Судьям грозит наказание до 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Татьяна Комендант

Другие статьи на тему: Внимание, мошенники

  • Мошенничество с жильем
    Не секрет, что сделки с недвижимостью являются одними из самых рискованных, особенно для простых граждан. По статистике в 7% случаев такие договоры заканчиваются потерей жилья или серьезной суммы денег. Когда-то, в советские времена, подобные сделки совершались при помощи мены, что было во многих смыслах проще и безопаснее. Сегодня обычно используют куплю-продажу, заключая сразу несколько соглашений в один день, поскольку найти взаимно устраивающие варианты обмена сложно. Однако рыночная экономика явилась хорошим фундаментом для мошенников.
  • Сдам даром
    Зная, что бесплатный сыр встречается лишь в мышеловке, люди все равно надеются на лучшее: а вдруг повезет? Желание рискнуть нередко подпитывается любопытством, которое становится плохим союзником, когда дело касается по-настоящему серьезных дел.
  • Отцы и дети
    Ожесточенные споры о судьбе недвижимости, которые разворачиваются в зале суда, нередко повергают в недоумение: в ряде случаев кажется, что правы обе стороны. Тем не менее, победа достанется только одному – тому, кто подкрепит свою позицию грамотными аргументами и доказательствами.
  • После вчерашнего
    Какова цена столичной недвижимости? Кроме денежного эквивалента за нее зачастую приходится платить еще и здоровьем. А то – и собственной жизнью.
  • Нашла коса на камень
    Сколько бы законов ни принималось, как бы подробно они ни регулировали те или иные отношения, желающие обойти предписанные нормы найдутся всегда. Такая «самодеятельность» в сфере недвижимости чревата серьезными проблемами – жаль, что жертвы ловкачей осознают факт обмана слишком поздно...