Московская жилищная газета

Внимание, мошенники

Опубликовано на сайте: 22 января 2004 г. 07:30
Публикация в газете: №2 (469) от 22 января 2004 г.

Лучший способ потерять квартиру

В этой житейской истории события развертываются как в бездарной драме. А смысл ее в том, чтобы (не ведомо в который по счету раз) доказать, что люди не учатся на чужих ошибках. Такой опыт – не указ им, пока не натворят собственных бед. Хорошо, если останется голова на плечах, чтобы осознать все случившееся.

Действующие лица
Танечка и ее мама хватили лиха после кончины главы их семьи – знатного портного, одевавшего профсоюзных леди-босс. Все накопления были потрачены на дорогое, долгое и, как оказалось, бесполезное лечение.
Мама в прошлом – офицер милиции, «королева сыска», получала пенсию, далекую от прожиточного минимума. Ее старший сын живет отдельно со своей семьей, достаток у них весьма скромный. А дочка Танечка работает посудомойкой в детском садике. Так что ждать помощи не от кого.
– Спасибо всевышнему за то, что Танечка хотя бы сыта в садике, – молилась мама за дочь, которая родилась инвалидом.
Личико у Танюши очаровательное. И в сорок лет она очень моложава. Голубые глаза смотрят на мир кротко, с тихим, но постоянным вопросом: за что мне послано такое тело?..
Больно об этом писать, но иначе не понять причину одиночества Тани. Ее длинные ноги должны были бы носить стройное тело со всеми положенными округлостями. Но их – нет. Несоразмерно долгие руки и детское туловище обтянуты кожей так туго, что кости и суставы кажутся обнаженными. На спине выступает горбик. Он гнет Таню к земле, но пока она еще сопротивляется, пытается держать спину прямо, доброжелательно улыбается людям… К непреходящей боли в спине Таня давно притерпелась.
Коллеги, опекающие Танину маму, подсказали выход из нищеты: пора жить на доход от сдачи комнаты в их просторной трехкомнатной квартире на Ленинском проспекте. И жильца помогли найти приличного. Скомандовали участковому, он и привел с рынка симпатичного, опрятного и одинокого Джавана, родом из деревни под Баку.
Через неделю мама Тани обнаружила в своей квартире девицу. Джаван привел ее, даже не спросив.
– Знакомьтесь, – сказал он. – Моя невеста – Инга. Она «прописана» в подмосковной Коломне. Работает продавцом на рынке. Мы уже пять лет вместе.
Танина мама настолько опешила от наглости постояльца, что не нашлась что и сказать. А может, терпимой ее сделали деньги, полученные от Джавана. На них можно было и кормиться, и покупать нужные лекарства. Здоровье у Таниной мамы стало убывать. Она сильно горевала по мужу, а больше всего силы уносил страх: «Как дочка будет жить без меня? Бескорыстная, доверчивая не в меру Танюша пропадет из-за этой квартиры», – тужила мать. Сердце матери – вещун.

Восточное коварство
Квартиранты жили, как в отеле. Убиралась одна Танюша. По вечерам мать и дочь не выходили на свою пятнадцатиметровую кухню-столовую, чтобы не мешать ужину жильцов.
Постепенно часть «квартплаты» Джаван явочным порядком заменил на фрукты и овощи, которые стал приносить из своей палатки. Палатку Джаван арендовал, стояла она на бойком месте – у метро при выходе на продуктовый рынок. Но развитию бизнеса мешала временная регистрация Джавана в Москве по адресу тетки.
В ту пору правительство Москвы как раз положило конец антисанитарному базару на центральных магистралях города. Палатку Джавана снесли вместе с другими. На рынке в Текстильщиках, где властвовали его соотечественники, Джавану места почему-то не нашлось. Он занялся частным извозом на своей «Волге». Машина его кормила, но не так сладко, как торговля, мечту о которой Джаван вынашивал по ночам, обняв Ингу. Но о свадьбе Джаван не заикался, пока его бизнес процветал. Когда же прижало, стал звать Ингу замуж. И она с радостью согласилась. Но непреклонной оказалась ее мать, растившая сына Инги от предыдущего брака.
– Спи с кем хочешь, дочка, но больше я никого не пропишу. Хватит мне твоего бывшего в науку! – И в дом «зятя» не пустила.
Инга же не теряла надежды на свадьбу, строила планы, как задобрить мать. Она ведь действительно полюбила щедрого и ласкового Джавана. Неожиданно проект «коломенской прописки» рухнул. Джаван тщательно скрывал от Инги, что он имеет жену на родине. Но все тайное когда-то становится явным. Джаван как-то задержал перевод денег семье. Его жена позвонила, чтобы напомнить о долге отца и мужа. Трубку сняла… Инга. Что произошло, – понятно без объяснений.
Узнав о том, что тайна его раскрыта, Джаван улетел в Баку успокаивать жену и родню. Но Инге обещал вернуться. Она же решила отомстить коварному другу сердца, заставить его мучаться, ревновать, искать ее… А она еще подумает, простить ли.

Подставной жених
– Я вышла замуж за Мишу, чтобы отомстить Джавану, – скажет потом Инга судье на бракоразводном процессе.
Миша – еще школьный друг Танюши. После кончины Таниного папы Миша заходил к ней, помогал по хозяйству. Мама так и говорила дочке: «Вызови Мишу кран починить…» Он же выводил маму Тани на улицу погулять, пока она еще могла ходить.
Увидев Ингу в квартире Тани, Миша по уши влюбился в нее по собственному желанию… Инги. Кроме мести Джавану, у Инги был еще и другой расчет. Миша жил один в двухкомнатной квартире на Ленинском же проспекте. Родители его имели свою квартиру по соседству.
Верно сказано: на каждого мудреца – довольно простоты. Умная Инга не сообразила выяснить, кому принадлежит шикарная «хата» Миши. А если бы выяснила, вряд ли стала бы влюблять в себя Мишу, у которого было только право проживания в квартире... матери. Жил он в «двушке», собственником которой являлся его отец. Ни дача, ни машина, ни прочее имущество семьи Мише не принадлежало, хотя он – единственный наследник по закону. Так предусмотрительные родители Миши мудро решили оградить судьбу сына от корысти соискательниц его руки и сердца.
Инга промахнулась, о чем узнает потом. А как же она ликовала на свадьбе с Мишей, предвкушая месть Джавану. Но лучше, чем мама Инги не скажешь:
– Ай, да доченька! Молодца! Из глухоманного поселка на краю Коломны да сразу в свою квартиру на Ленинском в столице!
– Ваша дочь не любит нашего сына, – плакала мама Миши на свадьбе. Она так и не смогла отговорить сына от оформления отношений с Ингой. Сын боялся не удержать свою жар-птицу. А отец Миши накануне свадьбы попал «по скорой» в больницу. Сердце его разрывалось от боли, отец просил мать Инги образумить дочь. На что та парировала:
– Ну и что в том, что Инга не любит Мишу! Я тоже не любила своего мужа, а пятнадцать лет с ним прожила всем на зависть!
Подвыпившая дочка сочла нужным уточнить:
– А потом, мамочка, мой папочка тебя бросил, ушел к любимой. И холодильник наш уволок, помнишь?
...Молодые – Миша и Инга – жили странно. Инга больше не изображала влюбленность в Мишу. Она не допускала законного мужа к себе, хотя спать они были вынуждены на одной кровати, потому что другого «ложа» в квартире просто не было.
Под подушку Инга клала включенный мобильник, дожидаясь звонка любимого. От Тани она узнала о том, что Джаван вернулся в Москву за день до свадьбы Инги, но он ее не искал, не звонил, ничего не передал через Таню. А Инга мечтала о жарких уговорах, о вымаливании у нее прощения на коленях... Одна досада!
Через месяц после свадьбы Инга не выдержала дольше молчания Джавана и пришла к нему на квартиру.
...Она выпорхнула в халатике, довольная, из комнаты Джавана, но до ванны не дошла. Танина мама выгнала блудницу, а квартиранту поставила условие:
– У нас ты с ней жить не будешь! И Мише расскажу о случившемся...
...Уже потом, в зале суда на прямой вопрос судьи Миша ответил, глядя в пол:
– Да, я застал Ингу с Джаваном. Это было в нашей квартире...

Продолжение следует

Лидия Лукьянова

Другие статьи на тему: Внимание, мошенники

  • Мошенничество с жильем
    Не секрет, что сделки с недвижимостью являются одними из самых рискованных, особенно для простых граждан. По статистике в 7% случаев такие договоры заканчиваются потерей жилья или серьезной суммы денег. Когда-то, в советские времена, подобные сделки совершались при помощи мены, что было во многих смыслах проще и безопаснее. Сегодня обычно используют куплю-продажу, заключая сразу несколько соглашений в один день, поскольку найти взаимно устраивающие варианты обмена сложно. Однако рыночная экономика явилась хорошим фундаментом для мошенников.
  • Сдам даром
    Зная, что бесплатный сыр встречается лишь в мышеловке, люди все равно надеются на лучшее: а вдруг повезет? Желание рискнуть нередко подпитывается любопытством, которое становится плохим союзником, когда дело касается по-настоящему серьезных дел.
  • Отцы и дети
    Ожесточенные споры о судьбе недвижимости, которые разворачиваются в зале суда, нередко повергают в недоумение: в ряде случаев кажется, что правы обе стороны. Тем не менее, победа достанется только одному – тому, кто подкрепит свою позицию грамотными аргументами и доказательствами.
  • После вчерашнего
    Какова цена столичной недвижимости? Кроме денежного эквивалента за нее зачастую приходится платить еще и здоровьем. А то – и собственной жизнью.
  • Нашла коса на камень
    Сколько бы законов ни принималось, как бы подробно они ни регулировали те или иные отношения, желающие обойти предписанные нормы найдутся всегда. Такая «самодеятельность» в сфере недвижимости чревата серьезными проблемами – жаль, что жертвы ловкачей осознают факт обмана слишком поздно...