10:02:41
28 мая 2024 г.

«Круговая оборона» Mосквы с датчиками радиоактивности

Экологические службы Москвы обобщили данные о радиационной обстановке столицы и составили очередной радиационный паспорт города. По данным МосНПО «Радон», радиационный фон в городе по-прежнему не вызывает опасений, и тем не менее содержание радона в воздухе столичных квартир и офисов выросло на треть по сравнению с 2001 годом.Объяснение – жаркое лето прошлого года, да и в нынешнем были жаркие недели. Серьезно ли это объяснение? Какова общая радиационная обстановка в городе? Что делается для того, чтобы защитить москвичей от опасного излучения? Попытаемся найти ответы на эти вопросы.

Не будите «спящие» котлы
Из всех мировых столиц Москва – единственная, где находится столь большое число предприятий – свыше тысячи, которые используют источники ионизированного излучения. К тому же в городе находятся одиннадцать реакторов. Работают из них два: в Курчатовском центре (на Соколе) и в МИФИ (Каширское шоссе). Другие заглушены – не из соображений безопасности, а из-за недостаточного финансирования научных работ. Значит, не исключено, что когда-нибудь оживут?
Получается, что Москва стала радиологической столицей мира. Ведь те реакторы монтировали вовсе не в черте города, а на окраинах, которые со временем стали чуть ли не центром.
По самым скромным подсчетам, остановка, разгрузка и демонтаж каждого из реакторов обойдется в 100 млн. долларов. Вывезти и захоронить оборудование – еще 600 тысяч. Но, как утверждает МАГАТЭ, бездействующий атомный котел гораздо опаснее активного – за ним ослабляется контроль специалистов, бдительность их снижается. Однако, утешают наши атомщики, степень надежности столичных реакторов столь высока, что практически сводит «человеческий фактор» на нет.

Подарочек от Жолио-Кюри
Итак, не будем опасаться официальных радиоактивных объектов. Но существует и «безнадзорная» радиация! Чтобы понять, откуда она взялась, надо на несколько десятилетий вернуться назад. 40-50-е годы – расцвет ядерной физики. И вот парадокс: знания в этой области науки все более углублялись, но оставалось прежнее «легкомысленное» отношение ученых к радиоактивным продуктам. Вспомним, кстати, что когда-то Фредерик Жолио-Кюри, приехав в Москву, подарил, в виде сувенира, нашему Политехническому музею ничем не защищенную пробирку с радием. Ценный экспонат несколько лет красовался на стенде…
Если так поступали великие, что говорить о рядовых ученых! Посуда, фильтры, перчатки, ветошь, одежда – предметы, входившие в соприкосновение с источниками облучения, – все это беспечно выбрасывалось вместе с обычным мусором. Грешили когда-то беспечностью и наши промышленники, широко применяя на предприятиях изотопные материалы. Самый обыденный пример – светящиеся краски. В Комитете по экологии мне показали обычный переключатель напряжения, выпущенный несколько десятков лет назад. На его ручке пятнышко величиной с булавочную головку. Поднесенный к нему дозиметр все еще высвечивает 300 микрорентген в час!
Понятно, что теперь таких деталей уже не выпускают. Но существуют и другие приборы с опасным излучением. В организациях двух столичных округов столицы не так давно были изъяты 169 датчиков задымления, содержащие радиоактивные изотопы. У этих приборов, которые после десяти лет работы подлежат утилизации, закончился срок эксплуатации. А фон-то остался…Но главной опасностью радиационного излучения и по сей день остаются свалки. Ведь именно туда попадали радиоактивные отходы. Считалось, что все отработанные высокоактивные ядерные отходы московских научных центров и производств свозили лишь в два места: в Загорск (нынешний Сергиев Посад) и на Урал. Но были и неведомые миру захоронения, которые в спецслужбах проходили под грифом «сов. секретно». Если б секретность сопровождалась еще и мерами безопасности…
Известен крупный «ядерный скандал» в Братееве. Когда там начали возводить жилые кварталы, то неожиданно обнаружили залежи радиоактивного грунта! Строительные работы задержались почти на два года. Вывезли около 120 тонн земли. Район обезопасили. А город в целом? Каждый год становится известно, что в таком-то месте Москвы при проведении земляных работ обнаружена радиация.
В феврале этого года с берега Москвы-реки в районе Москворечье-Сабурово было вывезено более тонны грунта, загрязненного радием-226. Из столичного микрорайона Строгино, где были обнаружены участки загрязнения, вывезено на утилизацию 2860 кг металла и окалины, загрязненных радионуклидами… Со свалки в районе Пролетарского проспекта изъято 10 кг таких отходов. Все они отправлены на переработку или длительное хранение в Загорское отделение МосНПО «Радон».

Жителям Индии радиация нипочем
Небольшое медицинское отступление. Неплохо бы выяснить, насколько они опасны для москвичей, какую дозу можно «хватануть» и при этом остаться здоровым. Для каждого токсичного вещества существует своя ПДК – предельно-допустимая концентрация. Наверное, такая норма есть и для радиоактивных веществ…
Как ни странно, но такой нормы не существует. Ибо абсолютно опасных цифр для естественной радиации нет. Другое дело – техногенные катастрофы. Для них и не нужны ПДК: опасность, которую они несут, безусловна. Что же касается радиации – это не аномалия, а нормальное состояние природы. «Фонит» все: камень, песок, щебень… Радиоактивное вещество, и при этом лечебное – радон – исторгают недра. Радиацию приносит космос.
Во Франции есть места, где фон составляет 60-70 микрорентген в час. А кое-где в Индии он доходит и до 100. Но люди там чувствуют себя хорошо – привыкли. Естественный фон для Москвы – 10-14 микрорентген в час. Находки, попадающиеся на свалках города, столько не дают. Разве что такую дозу облучения можно получить, если постоянно жить там…
Но превышение – даже небольшое – нежелательно. И потому в столице существует строжайший контроль над всеми источниками радиоактивного излучения.

Каждому прибору – пост гаи
А теперь – о стратегической политике Москвы для защиты своих жителей от последствий радиации. Для контроля за радиационно-гигиенической обстановкой в городе, согласно правительственному решению, введены специальные паспорта, которые отражают радиационную ситуацию на отдельных территориях столицы. В этих паспортах перечисляются все источники ионизирующего излучения, количество радиоактивных отходов, плотность загрязнения почвы, воды, атмосферы. На радиоактивность тщательно обследуются все строительные материалы. Проверяются и медицинские приборы, используемые при рентгенографии и флюорографии (в каждом из них есть источник излучения): если фон превышает допустимые пределы, они изымаются из обращения. Любая аномалия берется под строгий контроль, и для того, чтобы ее исключить, принимаются незамедлительные меры.
Основная угроза облучения для москвичей по-прежнему исходит от природных источников (к ним, в частности, относится газ радон, выделяющийся из почвы и некоторых строительных материалов) и от медицинских приборов, используемых при обследовании больных. Утверждение это отнюдь не голословно. К примеру, в одном элитном подмосковном коттедже специалисты обнаружили гранитную лестницу в два пролета, что излучала около 50 микрорентген в час. Для взрослого человека это не страшно, но для детского организма небезопасно. В том же коттедже, ко всему прочему, «фонил» и массивный каменный стол в столовой.
А вот пример, свидетельствующий о нашей «экологической неграмотности»: некто решил построить дачу целиком из огнеупорного кирпича. Но не учел, что дорогостоящий материал, которым принято выкладывать изнутри печи и камины, отличается от обычного кирпича впятеро большим гамма-излучением.
Специалисты МосНПО «Радон» каждый год ликвидируют в Москве несколько десятков очагов гамма-излучения. И среди них… потребляемые нами пищевые продукты. Правда, «продуктовый» вклад составляет всего 1 процент от общей дозы облучения, которому мы подвергаемся, но и к нему надо отнестись серьезно. Не так давно было обследовано более 60 рынков и около 700 предприятий пищевой промышленности. Оказалось, что к «продуктам риска» сегодня можно отнести лесные ягоды и грибы, а также грузинский чай. В прошлом году для утилизации с рынков было вывезено свыше 50 кг радиоактивной клюквы. Периодически, начиная с 2000 года, в этот список попадает и мясо. Конечно, рискуют лишь те покупатели, которые предпочитают приобретать продукты в местах стихийной торговли. В магазинах и на санкционированных рынках радиоактивная снедь отбраковывается, не доходя до прилавка.
Итак, радиация в столице находится под жестким и эффективным контролем. Но существует ведь еще внешняя «угроза»: на юге – это Воронеж и Курск, на северо-западе – Санкт-Петербург, Тверь, Дубна. Реакторы, конечно, там надежны, но перестраховка в таких случаях лишней не бывает. И вот по всему периметру Москвы установили датчики, которые показывают радиологическую ситуацию на подходах к городу. Где они размещены? Не догадаетесь… Сначала думали создать для них специальные станции. Но те необходимо было охранять – известно ведь, как любопытны москвичи. И тогда решили разместить приборы на… постах ГАИ! Милиция охраняет приборы, те защищают нас. Так что теперь датчики установлены буквально по всему периметру столицы. Работа их надежна и гарантирована. Радиационная опасность столице не грозит.

Игорь Гладышев

Похожие записи
Квартирное облако
Аналитика Аренда Градплан Дачная жизнь Дети Домашняя экономика Доступное жильё Доходные дома Загородная недвижимость Зарубежная недвижимость Интервью Исторические заметки Конфликты Купля-продажа Махинации Метры в сети Мой двор Молодая семья Моссоцгарантия Налоги Наследство Новости округов Новостройки Обустройство Одно окно Оплата Оценка Паспортизация Переселение Подмосковье Приватизация Прогнозы Реконструкция Рента Риелторы Сад Строительство Субсидии Транспорт Управление Цены Экология Электроэнергия Юмор Юрконсультация