Московская жилищная газета

Разное

Опубликовано на сайте: 19 ноября 2010 г. 13:39
Публикация в газете: №42 (817) от 18 ноября 2010 г.

Знаки беды

Относительно благополучную статистику преступности в Зеленограде специалисты склонны объяснять отдаленностью округа от столицы, и, как следствие, меньшим числом приезжих. Но проблем хватает и тут, в том числе с преступностью подростковой. О том, как милиционеры работают с трудными подростками и проблемными семьями, в беседе с корреспондентом «КР» рассказала капитан милиции Галина Сиунова, начальник отделения по делам несовершеннолетних ОВД по районам Матушкино и Савелки города Москвы.

Пришли, увидели, забрали

– В нашем отделении на учете стоят 28 семей, 18 из них – очередники на лишение родительских прав, – констатирует она. – Только за 9 месяцев этого года 11 законных представителей лишены таких прав, в отношении двух заведены уголовные дела. Когда мы приходим, чтобы забрать ребенка из семьи, бывает всякое – крики, пьяные слезы, потасовки... Одна мамаша довела себя алкоголизмом до психоза, у нее, молодой еще женщины, вторая группа инвалидности, и ей явно не до детей. У другой, приезжей из Украины, недавно изымали грудничков-двойняшек. Дети в двухмесячном возрасте – как котята, меньше куклы, даже плакать не могли, так были истощены. О чем тут говорить, о каких родительских чувствах?

Капитан Сиунова рассказывает, что детей затем отправляют в больницу на обследование, и некоторым приходится там задержаться, чтобы вывести вшей, вылечить хронические болезни. Потом ребенка передают в социально-реабилитационный центр (СРЦ), затем комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав принимает решение о его дальнейшей судьбе. Родителям дается определенное время, чтобы привести в порядок жилье, устроиться на работу. Некоторые выправляются, и детей им возвращают, а другие – будто только и ждали, когда их избавят от этой обузы. Есть даже такие, что за полгода нахождения ребенка в СРЦ ни разу туда не наведались. Примерно 40% таких родителей дети уже точно не нужны.

Есть и обнадеживающие примеры. Сейчас в суде рассматривается материал о возобновлении родительских прав: мамаша взялась за ум, стремится вернуть себе отобранных детей, восстановить семью.

Галина Сиунова знает о своих подопечных все: сколько человек в семье, как они дошли до жизни такой, какими были раньше, есть ли родня, работа и еще много разных житейских подробностей. И стремится не доводить до самого болезненного – изъятия детей из семьи.

Одна мамаша запила после смерти мужа, запустила хозяйство и детей. Другая – пьет после развода. Таких можно отрезвить только сильным шоком, и иногда это получается. Порой достаточно намекнуть: мол, не возьмешься, мать, за ум, детей отберем.

...В семью, из которой давно пора, по мнению инспекторов, забрать детей, мы отправились с инспектором Ольгой Поляковой. Дверь квартиры ободрана, на месте звонка болтаются рваные провода, вместо глазка в двери зияет дыра, из которой доносится глухое бормотание телевизора. Ольга стучит в дверь минут пять, но никто так и не открывает. Из квартиры несет затхлым, отпугивающим. Это запах беды. Женщина, ушедшая в запой, похоже, была не в состоянии выйти в коридор...

Не мешайте жить под кайфом

Как рассказала Галина Сиунова, теперь инспекторам милиции в борьбе с семейным несчастьем помогают не только сотрудники отделов образования и здравоохранения, как это было и раньше, но и служащие муниципалитетов. Они стараются сделать так, чтобы о проблемных семьях стало известно как можно раньше, когда ребятишки еще посещают детские сады. Привести потом ребенка в норму будет очень трудно, как и его родителей. Причем этому порой препятствуют родственники. Вот, к примеру, недавно милиция приезжала изымать детей у пары законченных наркоманов, но на помощь одурманенной парочке примчались… бабушка и дедушка. Стали упрекать сотрудников милиции в разрушении семьи и помешали забрать детей. Но ситуация в этой семье вряд ли изменится, и рано или поздно дети все равно окажутся на попечении государства.

Милиционерам приходится констатировать: к сожалению, такое возможно во многом потому, что в обществе по-прежнему нет нетерпимого отношения к пьянству и даже к еще более страшному недугу – наркомании. И приходится буквально спасать детей, забирать из безвольных рук горе-родителей. Дальше – казенный дом, который, каким бы ни был уютным, не может заменить полноценной семьи, а значит, и надежно оградить от криминальной среды. Ведь не секрет, что детдомовские дети чаще других оказываются не в ладах с законом.

Бесследно не проходит

Тяжелое впечатление оставил еще один милицейский рейд. Ситуация тривиальная: женщина овдовела, осталась с тремя детьми на руках и ушла в запой. Милиция посещала квартиру с завидным постоянством: соседи жаловались на нескончаемые гулянки и шум в квартире. В отделении по делам несовершеннолетних было принято решение – после контрольного посещения ставить вопрос об изъятии детей из семьи.

Дверь открыл мальчик лет двенадцати. Голые стены без обоев, минимум мебели, на кухне – пустой холодильник, единственная кастрюля, тоже пустая и немытая. Аховое положение семьи было видно невооруженным глазом, но разъяренная визитом мама доказывала, что не пьет, что соседи на нее наговаривают. И повела показывать, как отремонтирована ее ванная комната. Она искренне гордилась единственным уютным уголком своего жилья. Рассказывала, как трудно растить одной троих детей.

Мальчику, который открыл дверь, было стыдно и за обшарпанную квартиру, и за истерику мамы, похожей на раненую птицу, чье гнездо разорено. Он выбежал на улицу и сидел на детских качелях, пока милиционеры не покинули его дом...

В итоге детей все-таки не изъяли, двое старших выучились и уехали, младшего забрала бабушка.

Такие рейды не проходят бесследно и для самих инспекторов: многие не выдерживают психологической нагрузки и уходят в другие отделы милиции, лишь бы не видеть этой безысходности.

Поверх барьеров

Инспектор по делам несовершеннолетних наведывается к подопечным – в квартиры, школы. Некоторые, не совсем уж отпетые, после визитов дамы в погонах, после беседы с ней в школьных стенах – берутся за ум. И начинают выравниваться, как деревца, которым вовремя поставили подпорку.

В советские времена милиция была серьезно нацелена на профилактику преступности, особенно подростковой, и инспекторы пестовали своих трудных подростков. Так удавалось оградить подопечных от общения с приблатненными сверстниками, удержать на правильном пути. Трудовые коллективы помогали милиции – брали шефство над трудными подростками. И не всегда эта работа велась формально – все зависело от того, кто был этим шефом. Так совместными усилиями общество создавало барьер, отгораживающий юных от влияния улицы, от блатной романтики.

Люди старшего поколения наверняка помнят очерк знаменитого журналиста Валерия Аграновского «Остановите Малахова!», по которому в свое время был поставлен телеспектакль. Журналист нащупал больную тему, поставил острый вопрос: кто виноват в том, что подросток становится преступником? Осужденный и сидящий в колонии за грабежи пятнадцатилетний Андрей Малахов оказался не матерым преступником, а одиноким, ненужным семье и школе человеком, которого подобрала и пригрела дворовая подворотня. И по-настоящему заговорил с ним в первый раз незнакомый взрослый человек – журналист, приехавший в колонию.

Советская общественность шумела, заговорила об ответственности каждого за судьбу детей в нашей стране. Говорили об общем равнодушии, о том, что «у семи нянек дитя без глазу». Прошли десятки лет, и проблема только обострилась: она приросла – социальным неравенством, переоценкой ценностей. А блатной романтики с экранов телевизоров льется все больше и больше...

В тюрьму – на экскурсию

В Зеленограде, других округах Москвы муниципалитеты совместно с сотрудниками милиции устраивают для трудных подростков поездки в воинские части. Так, в этом году зеленоградские мальчишки из группы риска ездили в Кантемировскую дивизию. Желающих попасть туда и пожить две недели солдатской жизнью оказалось больше, чем мест в этом далеко не санаторном лагере. А в другой части Москвы, в муниципалитете Новогиреево, первыми придумали экскурсии для трудных парней в подмосковную колонию для несовершеннолетних. Как оказалось, это способно отрезвить многие юные головы, уже одурманенные блатной романтикой.

Бороться за трудных подростков можно, и победы в этой борьбе случаются. Но такие сюжеты не часто показывают по каналам телевидения, к сожалению, там предпочитают, чтобы по стенам «нехорошей» квартиры ползали тараканы, чтобы орали пьяные родители и плакали истощенные дети… А когда все приходит в норму – что ж тут интересного? Да, действительно, в норме ничего удивительного нет. Может быть, победы инспекторов по делам несовершеннолетних не такие громкие, но в милиции искренне радуются, когда удается снять с учета подростка не потому, что он попал в тюрьму, а потому, что стал человеком.

Галина Красова

Другие статьи на тему: Разное

  • Большой Фестиваль
    По словам руководителя Департамента культуры Москвы Сергея Капкова, новогодние праздники в Москве пройдут в новом формате – это будет большой городской фестиваль. В программе – 1300 мероприятий, на которых ожидается до 5 миллионов человек. Фестиваль уже начался и продлится до 8 января.
  • Новоселье по старому адресу
    В уходящем году московская школа № 1652 отметила свое 75-летие. Главным подарком к юбилею стало долгожданное новоселье. Справили его по старому адресу – ул. Верхняя Красносельская, 30.
  • «Звездочка» любит простор
    Необычный детский сад открылся в районе Чертаново Южное. По площади он в полтора раза больше типового. Целых 4300 кв. м! Для чего же такие размеры? Все объясняется просто – это первое в России полностью адаптированное к потребностям детей-инвалидов дошкольное учреждение.
  • Дорогие читатели!
    Это последний наш номер. Газета «Квартирный ряд» останавливает свой выпуск.
  • Как дать деньги в долг и при этом не потерять друга
    Новый год настает. Принято дарить подарки. По статистике это самый затратный праздник. А если денег не хватает, например, на турпутевку на Мальдивы для любимой дочки (внучки, жучки)? Где взять? Самый простой вариант – попросить взаймы у родственников, друзей или коллег. В роли одалживающего может оказаться и каждый из нас.