Московская жилищная газета

Путеводитель по Москве

Опубликовано на сайте: 09 апреля 2010 г. 12:00
Публикация в газете: №13 (788) от 08 апреля 2010 г.

Первые находки археологов на Пушкинской площади

Первые находки археологов на Пушкинской площади

В конце марта экспертно-консультативный общественный совет при главном архитекторе Москвы бурно обсуждал новый вариант проекта строительства транспортного узла на пересечении Тверской улицы со Страстным и Тверским бульварами. Споры о реконструкции Пушкинской площади с освоением подземного пространства продолжаются.

Но оставим в стороне несовпадающие пока точки зрения, поговорим о том, что уже случилось – начале археологических исследований на этом знаковом для горожан месте. Наш сегодняшний собеседник – советник мэра, главный археолог Москвы, профессор Александр Векслер.

Московские Помпеи

– Александр Григорьевич, археологи называют Пушкинскую площадь московскими Помпеями, имея в виду возможное открытие исторических объектов огромной ценности. Что на самом деле попадает в зону предполагаемого строительства?

– Во-первых, это стена Белого города с Тверскими воротами. В XVII столетии часть плаца на месте крепостного вала, к востоку от ворот, занял Страстной монастырь. В XVIII веке стены и башни Белого города снесли, а на их месте разбили бульвары и площади. Площадь Тверских Ворот со временем получила название – Страстная. Она оказалась на вершине одноименного холма, и ее увенчала новая монастырская колокольня. В 1880 году по диагонали через площадь появился памятник Пушкину.

В 1937 году монастырь и церковь Димитрия Солунского, стоявшую на месте нынешнего дома с музеем скульптора Коненкова, снесли без тени сомнений. После войны в сквер через дорогу передвинули памятник поэту.

В 1970-е сносу подвергся квартал между Тверским бульваром и Большой Бронной улицей, где ранее располагалась Бронная слобода. В ней жили оружейники, бронники, изготавливающие оружие и воинское снаряжение – кузнецы, металлисты. В итоге образовался так называемый Новопушкинский сквер. Кстати, я еще помню те дома, которые были до разбивки сквера. Помню, как покупал здесь мороженое, ходил в аптеку.

– Так из проезда между двумя кварталами появилась площадь на стыке двух скверов, лежащих на разных склонах холма?

– Совершенно верно.

Переплетение эпох

– Столичное археологическое бюро по заказу инвесторов разработало историко-археологический опорный план территории. Что же на этом плане?

– Сегодня Пушкинская площадь значительно разрушена коммуникациями. Здесь три станции метро, огромный подземный переход, проходят теплотрассы и прочие инженерные сети. Еще до прокладки метро была большая перестройка: сооружения ветшали, разбирались, на их месте возводились новые. Для раскопов мы выбирали те участки, где, по предварительным нашим расчетам, не было мощных переплетений коммуникаций, чтобы не мешали работе. В зоне наиболее значимых сооружений обозначили участки, которые требуют натурных изысканий. Но прежде был проведен комплекс геофизических исследований.

Раскопы начали в Новопушкинском сквере, между фонтанчиком и Сытинским переулком. Геофизика показала, что здесь есть аномалии (какие-то строения, сооружения, которые не значатся в архивных документах). Мы сделали два раскопа. Культурный слой исторического напластования, связанный с жизнедеятельностью людей на этом месте, имел порядка трех метров и местами даже чуть меньше. Это не так много, потому что веками одни строительные горизонты срезали другие, и сооружений Бронной слободы, которые можно было допустить, здесь не оказалось.

В зоне, где стояли дома конца XVIII – начала XX веков, культурный слой был уничтожен при строительстве площади до самого материка. А потому никакой археологии уже не было.

Три колодца у Тверской

– В зоне, где не было строений, что-то нашли?

– Да, системы водоотвода. Это оказались три колодца, из них два в виде шатра. Они были доведены до материка и заглублены в него. Вода также уходила в материк. В колодцы вели деревянные трубы длиной в две сажени (четыре метра с лишним), которые действовали вплоть до XX века. Но стали устраивать их еще в конце XVIII века.

Деревянные системы достаточно хорошо сохранились. Пока они подверглись предварительной консервации, оставлены на месте потому, что сооружения пушкинской эпохи для Пушкинской площади все-таки интересны и, безусловно, будут показаны в археологическом музее. По проекту он разместится на одном из этажей подземного комплекса.

Как это часто бывает, в материке оказались пятна – ямы. Мы их все выбрали, найдя в итоге артефакты более ранние, чем этот горизонт, предметы XV–XVI веков, то есть остатки Бронной слободы все-таки дали о себе знать. В достаточно интересную коллекцию сложились отдельные находки, связанные с вооружением (например, наконечники стрел), бытовые вещи, обломки изразцов. Нумизматика представлена всевозможными монетами, потерянными в XVIII–XIX веках и даже в XVII.

Еще раз подчеркну: это пока единственное место, где проведены натурные изыскания. Следующие участки работ предполагается разместить непосредственно в Пушкинском сквере, где были собор, колокольня, другие сооружения монастырской обители.

О старом одеяле

– На территории бывшего монастыря только что завершились изыскания геофизиков. Выявлены ли аномалии?

– Данных пока нет. Вообще, результаты сильно зависят от рельефа. При строительстве площади там, где место высокое, вертикальную планировку нивелировали. А там, где было низко, кладки глубокие, их оставляли, так как не хотели ими заниматься. Это мы знаем по многим московским сооружениям, а потому еще выдающийся советский археолог Даниил Антонович Авдусин образно сравнил культурный слой города со старым ватным одеялом: где-то вата сбилась в комья, а где-то ее вообще нет.

– Когда все-таки придет время для раскопок в Пушкинском сквере?

– Думаю, тогда, когда получим отчет геофизиков и все необходимые документы на проведение археологических работ. Дело это непростое, тем более что оно касается такого оживленного места в центре Москвы. Решение должно быть взвешенным, не нарушающим жизнь города. Мы не можем перекрывать движение по Тверскому бульвару, и совсем невероятно остановить Тверскую улицу.

Пора собирать камни

– Надеетесь ли вы найти Белый город, подвалы Страстного монастыря?

– Что осталось от всего Белого города, я не могу сказать, поскольку верю только фактам. При подземных работах в 1947 году на месте Тверской башни были обнаружены дубовые сваи. Может быть, сейчас мы найдем часть кладки стены. Мне приходилось видеть участки Белого города. Достаточно крупные фрагменты сохранились на Хохловской площади, по ним принято решение о музеефицикации. И на Трубной площади, где кладка осталась в культурном слое в ожидании возможного вскрытия.

Если в глубинах Пушкинской площади будет обнаружено достаточное количество кладки, ни один камень не пропадет. Если наткнемся на стену Белого города – ее сохраним и покажем, если обозначатся сооружения Страстного монастыря – раскроем и представим на суд общественности. Пусть она решает, восстанавливать ли колокольню на месте памятника Пушкину, как этого требуют некоторые любители московской старины. Но я не уверен, что эту мысль поддержит большинство москвичей, ведь облик площади сложился.

– А когда начнутся раскопы на месте бывшей церкви Димитрия Солунского?

– От нее теоретически могли остаться какие-то отдельные камни. Когда строился подземный переход, я сам видел некоторые из них и не исключаю подобного сейчас. Эти участки подвергнутся вскрытию, когда непосредственно начнется строительство тоннеля под Тверской улицей. Мы будем вести его сопровождение, проводить экспресс-раскопки, то есть действовать в строгом графике стройки, никого не задерживая. Не так, как бывает за границей.

Спасать и не тормозить

– Александр Григорьевич, а как у них?

– Мне посчастливилось участвовать в археологических работах в Праге, когда там начиналось строиться метро. Тогда археологи на два года задержали строительство станции, которая должна была называться «Вацлавская площадь», обнаружив там готический мостик через крепостной ров. Его сохранили, введя в систему станции, в результате чего она получила название «Мустек» («Мостик»). Думаю, что два года – это изрядный срок.

– Вы только что приехали из Стамбула...

– Да, на азиатской стороне Босфора строится станция метро «Новые ворота» огромного транспортного значения, поскольку соединяет две части света, две части великого города. Так вот там была обнаружена древняя гавань и даже корабли, причем археологи уже пять лет задерживают строительство. Им еще остается года два работы. У начальника метростроя поинтересовался, как он относится к действиям археологов. Ожидал услышать резкие слова. Однако он ответил как истинный гражданин Стамбула: «Меня очень радует их открытие. Сделаем на станции метро музей, покажем находки».

Московские археологи не задерживают на годы развитие города. У нас сегодня выработана современная методика, по которой мы спасаем археологическое наследие, но при этом не тормозим строительство. Могу привести как доказательство тысячу примеров. Исследование Пушкинской площади не станет исключением. Хотя всякое чудо в открытии новых страниц истории столицы предсказать трудно.

Марина Роменская

Другие статьи на тему: Путеводитель по Москве

  • Последний экипаж
    Наша Карета времени совершает последний круг почета. На протяжении 8 лет – с 2004 года – мы с вами беседовали под мирный скрип ее рессор, забирались во всякие дворы и закоулки, раскапывали разные истории, совершили более 160 прогулок по московским улицам, переулкам и площадям и даже успели заскочить в несколько других городов. Сегодня мы проедемся по старым местам, чтобы орлиным взором окинуть наше совместное прошлое и сложить из него небольшую мозаику.
  • Динамо: ведьмы, цыгане, футболисты, художники
    У каждого времени есть свои незыблемые приметы. Незыблемость эта время от времени дает трещину и рушится, оплакиваемая современниками. На ее месте возникает новое, воспринимаемое следующими поколениями как милая сердцу аксиома. Затем история повторяется – рушится, строится, становится чьим-то фетишем, оплакивается – такой круговорот незыблемостей в природе. Сегодня мы пройдемся по району, находящемуся в процессе таких очередных обновлений – неподалеку от метро «Динамо».
  • Ангелы в проектируемом проезде
    Улицы, носящие имена Окуджавы, Пастернака, Ахматовой, Маршака появятся в Новой Москве, обещает городская комиссия по наименованию территориальных единиц. Всего утверждены названия для 12 улиц на присоединенных территориях столицы и 12 проектируемых проездов.
  • Тверской бульвар: когда растает снег
    В листе ожидания декабря сплошные прощания: конец 2012 года, конец света, щедро обещанный и поэтапно расписанный нам тибетским монахом, окончание наших прогулок, в конце концов. Известно, что за старым должно следовать новое, а стало быть – следующий год, иной, возможно, более гармоничный и не такой взрывной в каждой точке «свет», совсем другие путешествия. Но, по новогодней традиции, прежде чем приветствовать наступление нового, нужно проводить старое. Где ж нам прощаться с ним, как не на Тверском бульваре?
  • Аэропорт на все времена
    «...Нельзя ли для прогулок поближе выбрать закоулок?», – бормочу, переиначивая классика и одновременно отворяя дверь подъезда в ветреный обесцвеченный ноябрем город. И действительно выбираю. Рассказ сегодня пойдет о тех местах и временах моего родного, ныне престижного района Аэропорт, в которых мы еще не бывали.