Московская жилищная газета

Путеводитель по Москве

Опубликовано на сайте: 18 ноября 2004 г. 13:11
Публикация в газете: №46 (513) от 18 ноября 2004 г.

Реки малые, проблемы большие

Реки малые, проблемы большие

Сколько морей плещутся у берегов Москвы? На этот курьезный вопрос мы всегда знали ответ: пять! А вот сколько рек в Москве (реальных!), знает далеко не каждый: 133! Правда, большинство из них упрятано в трубы, которые пронизывают основание столицы в разных направлениях. Редкое богатство!

Ведь каждую их них можно в любой момент освободить, вывести наружу, как это сделали с Неглинкой у Манежа, и сделать нашу столицу еще более красивой. Вот только умеем ли мы это богатство беречь? СОЛЕНЫЕ ПОТОКИ Грех обижать «нищенку» Те, кто живет на Юго-Западе Москвы, близко к Битцевскому парку, считают, что лучше места для отдыха нет: густой лес, овраги, лужайки. Одно плохо – нет воды. Два-три пруда, которые давно превратились в болота… Правда, протекала здесь речка, спрятанная в распадке, который пересекал чуть ли не пол- нашего города с востока на запад. Мутный ручеек, еле преодолевающий препятствия из ржавого металлолома и автомобильных шин – все, что осталось. Характерная судьба! Она у большинства малых рек Москвы, в свое время не спрятанных в коллекторы. Но отходы большого города настигают их и под землей. Наиболее загрязненной, кстати, в Москве считается река Нищенка – в районе шоссе Энтузиастов. Символично… Когда-то считалось большим грехом обидеть нищего человека. Сейчас и это можно. Подавляющая часть сточных вод поступает через водостоки – вместе с талыми водами и дождями. Что на земле – то и в воде. А московская земля – это хранилище чуть ли не всех химических элементов по Менделееву. Главный загрязнитель – транспорт. Из 900 тысяч тонн вредных выбросов, которые ежегодно обрушиваются на головы москвичей, более 90 процентов приходится на него. Продукты неполного сгорания бензина погубили в столице уже немало деревьев. Чтобы посадить новые, почву просто срывают и насыпают новый слой. Но сернистые вещества, формальдегид, суммарные углеводороды, соли тяжелых металлов не задерживаются на поверхности, проникают вглубь, в воду. Под землей текут соленые реки… Еще одна беда – несанкционированные свалки. Ежегодно их обнаруживаются десятки. Каждая из них – химическая мина, которая отравляет сотни гектаров земли и ежеминутно выделяет в атмосферу сильнейшие токсические вещества. И, наконец, неприкрытое варварство – когда предприятия, не желая устанавливать у себя очистные сооружения, роют колодцы и туда спускают всю нечисть. Так, например, поступил один из бывших заводов оборонки, что в районе стадиона «Динамо», отправив под землю несколько тонн нефтепродуктов. …Авиценна по пульсу мог определить любую болезнь. «Пульс» малых рек – родники, вода из подземных источников. Из более чем пятидесяти родников Москвы санитарные службы аттестовали… один! Тот, что в Покровском-Стрешневе (ст. м. «Войковская»). Когда налоги были большие… Конечно, сточные воды проходят очистку. Во всяком случае – должны. Требования строгие. Но когда они чрезмерно строгие, результат получается обратный – природа только страдает. – Ни в одной стране мира, – услышал я от одного из экологов, – не разводят в городских реках форель. А у нас хотят, чтобы появилась именно она. Нормативы очистки воды, которые, между прочим, предложили рыбаки (документы родились в бывшем Минрыбхозе) назвали «романтическими». А потому заводы вообще не заглядывают в них – легче заплатить штраф, чем поставить немыслимой мощности фильтры. Чем-то это напоминает историю с налогами – когда они чрезмерно большие, их просто не платят. Впрочем, о какой экологии малых рек можно говорить, если больны главные московские водные артерии? «Наиболее массовые виды рыб в Москве-реке – подуст, язь и елец. Язей в пределах столицы вылавливают около 5-6 тонн. Основные места лова – Каменный мост возле Кремля и в районе Храма Христа Спасителя. Численность ельца столь велика, что он добывается в промысловых количествах и идет на продажу под названием «московская ряпушка». И еще: «Особенно много налима водится на входе реки в столицу. По древнему названию налима (рыба-мни) даже назван один из районов города – Мневники. Там в XVII веке жили мневники – ловцы налима. Они поставляли рыбу на государев двор». Рыболовы, не бейте автора! Ничего не придумано. Это точные цитаты из книги «Рыбы России». Правда, вышла она в 1911 году. Сейчас на берегах Москвы-реки стихийные свалки, из воды выглядывают сваи, железобетонные блоки… С советских времен в столице находится более 70 промышленных зон и сотни предприятий, которые сливали свои отходы в Москву-реку и Яузу. Нынче столичная индустрия не такая бурная, но река от нее страдает по-прежнему. Яуза – и вовсе убийственный коктейль, в котором содержание взвешенных веществ, нефтепродуктов, фенолов, нитритов, металлов превышает предельно допустимые концентрации в несколько раз. Настоящим бедствием для акватории стали потопленные суда. Масла, гниющее дерево, распадающийся металл отравляют воды. Когда-то нувориши скупали суда у обнищавшего Речфлота – то ли собираясь превратить в казино, то ли самим поселиться в них. Но потом охота пропала, и их просто бросили на реке. Смешно, но за чистоту Москвы-реки… никто не отвечает. Ведь она не является собственностью города. Все, что течет в Москве – в соответствии с Водным кодексом РФ – федеральное имущество. В результате Москва – единственный субъект Федерации, для которой не утверждена водоохранная зона. Из-за этого, кстати, случились и все последние скандалы со строительством коттеджей-дворцов в Подмосковье. К тому же российский бюджет не выделяет никаких средств на очистные цели: собственность наша, но заботьтесь-ка о ней вы! МЕЧТЫ О ГОРОДСКИХ КУПАЛЬНЯХ Так и не дождавшись федеральной помощи, Москва взялась за дело сама. Столица разработала собственную программу возрождения водного богатства. Она была принята правительством Москвы (постановление от 28 сентября 2004 года № 666 «О целевой долгосрочной программе по восстановлению малых рек и водоемов города Москвы на период до 2010 года»). На эту программу направлено 20 млрд. руб., из которых 55 процентов – средства городского бюджета и 45 процентов – привлеченные. На первых порах предполагается разработать единую систему очистки сточных вод и покончить со сбросом промотходов в речки. Предусмотрены инженерные и ландшафтно-градостроительные мероприятия, кроме того – ликвидация свалок, уборка снега с очисткой талых вод, своевременная уборка территорий рынков и других мест торговли. Что касается снега, то важную роль сыграли снегоплавильные пункты – сегодня их более 30. По мнению руководителя Департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы Леонида Бочина, требуется снизить в речной воде содержание нефтепродуктов и ионов аммония в 10 раз – с 2 до 0,2 мг на литр. Затем надо взяться за очистку дна, укрепление берегов и приведение в порядок поймы речек. К примеру, на очистку русла какой-нибудь Ленивки или Таракановки потребуется более одного млрд. руб.! Затем настанет черед водоохранных зон. Здесь помогут инвесторы, которые создадут рекреационные зоны, где появится жилье, а также бизнес-центры. Уже начали чистить Яузу, Чермянку, Икчу, Лихоборку, Каменку – при одновременном ремонте набережных. Через Яузу будет, например, построено множество пешеходных легких мостиков. В целом же по Москве уже очищено около семи километров русла и берегов рек. Проверена вся природоохранная зона реки Сетунь – это без малого 103 предприятия. Половина из них должна быть выведена. Возрождаются и столичные водоемы. Возродили, например, Монастырские пруды в Свиблове, выпустили туда уникальные виды уток, гусей и лебедей. Скоро начнут разводить исторически обитавшие в этих местах, а также декоративные виды рыб. Частично будут восстановлены открытые русла малых рек на протяжении 80 километров, некоторые участки подземных водных артерий, заключенных в коллекторы (протяженностью до 24 километров), экологически благоустроены 34 километра прибрежной территории рек. Планируется реконструировать 168 прудов и обустроить 14 новых водоемов. Жители Юго-Запада не верят: неужели река Котловка, от которой осталось только название района, вновь оживет? Да, в планах есть и такое. И еще одна приятная новость: собираются возродить традиционные для XIX века городские купальни. Что ж, если огородить участки и подогреть воду – это вполне реально. Не спортивные бассейны, а просто закрытые «пруды», где можно поплескаться всей семьей. Рассчитана программа до 2010 года. Но основные средства должны быть освоены уже к 2007 году.

Илья Гладилин

Другие статьи на тему: Путеводитель по Москве

  • Последний экипаж
    Наша Карета времени совершает последний круг почета. На протяжении 8 лет – с 2004 года – мы с вами беседовали под мирный скрип ее рессор, забирались во всякие дворы и закоулки, раскапывали разные истории, совершили более 160 прогулок по московским улицам, переулкам и площадям и даже успели заскочить в несколько других городов. Сегодня мы проедемся по старым местам, чтобы орлиным взором окинуть наше совместное прошлое и сложить из него небольшую мозаику.
  • Динамо: ведьмы, цыгане, футболисты, художники
    У каждого времени есть свои незыблемые приметы. Незыблемость эта время от времени дает трещину и рушится, оплакиваемая современниками. На ее месте возникает новое, воспринимаемое следующими поколениями как милая сердцу аксиома. Затем история повторяется – рушится, строится, становится чьим-то фетишем, оплакивается – такой круговорот незыблемостей в природе. Сегодня мы пройдемся по району, находящемуся в процессе таких очередных обновлений – неподалеку от метро «Динамо».
  • Ангелы в проектируемом проезде
    Улицы, носящие имена Окуджавы, Пастернака, Ахматовой, Маршака появятся в Новой Москве, обещает городская комиссия по наименованию территориальных единиц. Всего утверждены названия для 12 улиц на присоединенных территориях столицы и 12 проектируемых проездов.
  • Тверской бульвар: когда растает снег
    В листе ожидания декабря сплошные прощания: конец 2012 года, конец света, щедро обещанный и поэтапно расписанный нам тибетским монахом, окончание наших прогулок, в конце концов. Известно, что за старым должно следовать новое, а стало быть – следующий год, иной, возможно, более гармоничный и не такой взрывной в каждой точке «свет», совсем другие путешествия. Но, по новогодней традиции, прежде чем приветствовать наступление нового, нужно проводить старое. Где ж нам прощаться с ним, как не на Тверском бульваре?
  • Аэропорт на все времена
    «...Нельзя ли для прогулок поближе выбрать закоулок?», – бормочу, переиначивая классика и одновременно отворяя дверь подъезда в ветреный обесцвеченный ноябрем город. И действительно выбираю. Рассказ сегодня пойдет о тех местах и временах моего родного, ныне престижного района Аэропорт, в которых мы еще не бывали.