Московская жилищная газета

Рынок недвижимости

Опубликовано на сайте: 02 октября 2009 г. 12:00
Публикация в газете: №34 (761) от 01 октября 2009 г.

Мы отстали от себя же на 20 лет

Мы отстали от себя же на 20 лет

Мировой финансовый кризис больно ударил по экономике нашей страны. При этом министр финансов Алексей Кудрин считает, что Россия уже встала на путь выздоровления. Как страна будет выходить из кризиса? Высказать свое мнение мы попросили депутата, члена Комитета Государственной Думы РФ по бюджету и налогам, доктора экономических наук Оксану Дмитриеву.

– Выступая осенью в Государственной Думе, я говорила о том, что правительство не борется с кризисом, а пережидает его в надежде, что стабилизируется ситуация в экономике Соединенных Штатов и Европы. И это потянет за собой цены на нефть, а следовательно, и российскую экономику. Поэтому оптимизм или пессимизм нашего финансового блока не от действий и эффективности антикризисных мер внутри страны, а исключительно от эффективности антикризисных мер, принятых в Европе и США.

Там действительно, на мой взгляд, имеет место стабилизация экономики, на что мгновенно отреагировали рынки.

Результаты не радуют

– Какова ваша оценка действий правительства?

– Мы должны оценивать действия по итогам реализации антикризисных мер. Эффективность работы – по соотношению результатов к затратам. Из всех стран с нефтегазовым экспортом у нас самый большой спад производства. Саудовская Аравия, Норвегия, Эмираты – там он составил около 1%. Из стран «двадцатки» в России самый большой спад производства по ВВП при самом высоком уровне инфляции.

Теперь посмотрим затраты. По данным Счетной палаты, совокупные расходы на преодоление кризиса с учетом кредитных ресурсов составили 10 трлн рублей, это 25% от ВВП 2008 года. Если присовокупить еще 200 миллиардов долларов из резервов Центрального банка, которые тоже ушли не в безвоздушное пространство, а на поддержку рубля, то это будет 16 трлн рублей, или 40% от ВВП. Сравнимые расходы были только у Китая – 13 % от ВВП, и у Соединенных Штатов Америки – 20% с учетом всех расходов ФРС.

Каковы же результаты? У Китая спада нет, рост более 6%. У США он около 3% от ВВП. У нас на 2009 год, по оценкам нашего Президента, спад 8,5%. Поэтому не случайно, что и независимые наши эксперты ФБК и эксперты Мирового банка оценивают результативность работы по выходу из кризиса в нашей стране как одну из самых низких.

Крупнейшие ошибки

– Какой страна выйдет из кризиса?

– Политика пережидания кризиса, а не активной борьбы с ним привела к тому, что мы выходим из него еще более сырьевой страной, чем в него вошли с деградацией отраслевой структуры. Мы проиграли экономикам других стран в занятии новых технологических ниш и новых отраслей, и сделали еще более неэффективными собственников и простимулировали иждивенческий подход к государству с их стороны.

К этому привел целый ряд ошибок в политике макро- и микрорегулирования.

Первая ошибка – в распределении ресурсов. 85% – это поддержка финансовой системы, игра на фондовом рынке и спасение олигархов. 15% – поддержка реальной экономики и населения. Провалена самая главная задача в условиях кризиса – замещение падения внешнего экспортного спроса внутренним.

Вторая ошибка – это неправильный выбор мер поддержки. Вместо снижения налогов и насыщения экономики деньгами снизу был выбран способ ручного управления и адресной поддержки крупных компаний сверху по воле отдельных чиновников или их групп. Выбранные меры налогового стимулирования были профанацией. Практически никто не снизил ставку по упрощенной системе налогообложения. Поэтому в итоге мы пришли к тому, что деньги через верх до экономики не дошли. То, что дошло, привело к усилению монополизации экономики, поскольку помощь оказывалась крупным структурам. И конечно, полное отсутствие модернизации, оздоровления экономики, с точки зрения структуры, о чем говорит наш президент.

Третья ошибка – это полный провал при задействовании бюджетных рычагов. Деньги не были сконцентрированы на вложениях в науку, образование, здравоохранение, инновации, то, что является новым Рузвельтов-ским курсом. Мы должны были занимать эти ниши, и на них были направлены инвестиции и вложения других стран, которые прибегали к таким масштабным, массированным антикризисным пакетам.

Для замещения падения внешнего экспортного спроса внутренним надо было финансировать инвестиции опережающими темпами. Однако инвестиции в федеральные целевые программы профинансированы на 18%. Налицо и кризис ипотеки, и жилищного строительства. Еще год назад АИЖК было выделено 80 млрд рублей. При этом кредиты конкретным заемщикам были реструктуризированы на 1 млрд рублей для 2900 семей. КПД от вложения средств – не более 2%.

И наконец, четвертая крупнейшая ошибка. Это ошибка в политике оздоровления предприятий и в реформе корпоративного управления. Помощь крупным собственникам оказывалась без всяких условий и без частичной национализации. Мы – единственная экономика, которая не провела банкротства и национализацию крупнейших собственников. Это закон рынка – неэффективный собственник должен лишиться своей собственности, неэффективный менеджер должен лишиться своих постов. Нельзя было так делать. Мы развратили еще больше собственников, мы стимулировали неэффективную экономику.

– Что еще необходимо было сделать?

– Думаю, что пострадали очень многие малые предприятия, которым под видом кризиса крупные корпорации, квазигосударственные компании, естественные монополии просто не платили по контрактам. А поскольку сырьевые корпорации, естественные монополии были их основными заказчиками, отказ платить по контрактам мог привести к свертыванию деятельности малых предприятий.

Неэффективные собственники не получили никакого урока, их издержки были покрыты государством. Производство не стало более эффективным, мы потеряли часть инноваций по причине недобросовестного поведения монополистов по отношению к мелким инновационным предприятиям. Будет потеряна и часть обрабатывающей промышленности. Частично по объективным причинам, потому что свертывалось производство, а частично из-за неэффективного менеджмента.

Плюс рукотворные проблемы

– Что же нас ждет?

– Катастрофического сценария не будет, а будет очередной застой с потерей научно-технического и промышленного потенциала. Каждый раз мы проходим период застоя с потерей потенциала. В самый благоприятной период экономической конъюнктуры мы достигли по валовому внутреннему продукту уровня 1990 года. Но ни по промышленному производству, ни по средней заработной плате, ни по среднему размеру пенсий, ни по уровню жизни мы не достигли в те годы нашего же уровня 1990-го года. Мы сами от себя отстали на 20 лет. Теперь мы отстанем еще больше.

– Какие шаги необходимо сделать сейчас?

– Необходимо налоговое стимулирование производства.

– Когда возможен выход из кризиса?

– Поскольку мы ничего не развили, не оздоровили, рост экономики у нас возможен через 6–9 месяцев после стабильного роста в Соединенных Штатах. Тогда вырастут цены на нефть.

Ведь как наш фондовый рынок реагирует? Если у нас, допустим, падение или рост безработицы, рынок вообще не реагирует. Но если что-то случилось в США, упал фондовый рынок, наш рынок тут же падает.

– Будет ли новая волна сокращений, когда без работы могут оказаться тысячи людей?

– Если не будет дальнейшего падения экономики, не будет и роста безработицы. Но и новых рабочих мест, отраслей, где могли бы возникнуть новые рабочие места, тоже нет.

Будет другая проблема, рукотворная.

Представленный бюджет идет на сокращение прямых ассигнований по образованию, здравоохранению, культуре, искусству. И именно это предложено сделать субъектам Федерации. Так что там будут вынуждены либо сокращать зарплаты, либо людей.

И при этом – полное отсутствие инвестиционного спроса. Бюджет никоим образом не выступает стимулятором экономического роста.

Это разные деньги

– Сейчас активно обсуждается вопрос о введении прогрессивного подоходного налога.

– Прогрессивный подоходный налог вводить целесообразно. Но он не должен затрагивать средний класс. Это именно налог на богатых. Российская экономическая школа провела исследования. На 0,8% населения, которое относится к так называемым обеспеченным, а это люди с доходом от 3 до 15 миллионов рублей, то есть от 100 тысяч до 500 тысяч долларов в год, приходится 30% доходов всех россиян. Но есть еще и богатые, и сверхбогатые люди. Этот сегмент населения, который очень небольшой по численности и очень большой по доле доходов, и нужно облагать прогрессивным налогом. Освобождаться от налогов должны люди с доходами ниже прожиточного минимума. Средний класс как платил, так и должен платить 13%. С 3 миллионов рублей или 100 тысяч долларов ставка должна повышаться, а с 15 миллионов рублей или 500 тысяч долларов – должна быть очень большой, выше 50%.

– Противники прогрессивного подоходного налога говорят, что в таком случае люди будут уходить от налогов и получать деньги в конвертах.

– Таких конвертов не бывает. Кто получает такие доходы? То, чем владеют эти 0,8 процентов граждан, – это не малый бизнес и не инновационный бизнес, не бюджетники, не рабочие и инженеры обрабатывающей промышленности. Там нет таких доходов. Это финансовый сектор, добывающие отрасли, топ-менеджмент, вознаграждение членов советов директоров и т. д. Основная часть доходов не может быть получена нелегально. Такие заработки нелегальным путем очень затруднительно получить, все прослеживается.

– В этом году, несмотря на кризис, увеличилась оплата жилищно-коммунальных услуг почти на 30%. Рост будет и в следующем году?

– Монополизация – еще одна причина, почему нам так тяжело выходить из кризиса. Везде раздутый управленческий аппарат с огромными заработными платами, никто не сократил издержки, а просто переложил их на плечи потребителя.

У нас была инфляция и дорогой рубль. И цены во время кризиса не упали. Причем рост тарифов, заложенный на 2010–2011 годы, никто не пересматривал в сторону снижения. Естественное снижение цен идет только в немонополизированных секторах. В монополизированных только повышение, а темп роста средней заработной платы существенно ниже роста тарифов. Для населения это очень тяжело. Продолжится рост числа россиян, оказавшихся за чертой бедности.

Теперь же рост тарифов будут объяснять ростом цен на нефть, если они, конечно, вырастут.

– И как быть тем, кто не сможет платить?

– У нас есть проект закона, который может защитить тех, кто потерял работу. В числе его авторов я и депутаты Госдумы Галина Петровна Хованская и Иван Грачев.

Считаем, что должен быть введен мораторий на выселение граждан из жилья, которое они занимают по договору социального найма, в связи с форс-мажорными обстоятельствами. В число таких обстоятельств предложено включить потерю работы и официальное признание одного из членов семьи безработным. Этот проект закона Дума пока не рассматривала

О нашем собеседнике

Оксана Генриховна Дмитриева, экономист-математик, окончила Ленинградский финансово-экономический институт им. Н.А. Вознесенского. Депутат Государственной Думы всех пяти созывов, член Комитета ГД по бюджету и налогам. Доктор экономических наук, профессор.

Светлана Амелехина

Другие статьи на тему: Рынок недвижимости

  • Ценам – команда снизиться
    Понятие доступности жилья в представлении властей начинает менять свое содержание. Кабинет министров поставил перед собой цель уменьшить цену квартирного вопроса.
  • Народное мнение
    «Журнал о недвижимости MetrInfo.Ru» в ходе телефонного опроса москвичей выяснил, как они станут подбирать жилье (если такая необходимость возникнет).
  • До квартиры на метро
    Не секрет, что расположение квартиры относительно той или иной станции подземки является едва ли не важнейшим критерием при ее покупке. В этом ракурсе эксперты AVITO Недвижимость проанализировали среднюю стоимость одно-, двух- и трехкомнатных квартир на вторичном рынке недвижимости Москвы. При этом учитывались как квартиры, выставленные на продажу частными лицами, так и объявления о продаже жилья от агентств.
  • Покупатель ищет, где лучше
    Покупатели новостроек зачастую сталкиваются с проблемой выбора, у кого купить квартиру: у застройщика или у риелтора?
  • Закон суров. Но справедлив?
    Когда появился закон, умерла справедливость. В Древнем Риме говаривали: «Dura lex, sed lex» – суров закон, но это закон. Справедливо или нет, а выполнять: ать, два! Не то голова с плеч.