Московская жилищная газета

Внимание, мошенники

Опубликовано на сайте: 22 января 2009 г. 15:49
Публикация в газете: №2 (729) от 22 января 2009 г.

Вся соль развода

Вся соль развода

Максим и Светлана жили плохо, часто ссорились. Потом, конечно, мирились, но, кажется, лишь для того, чтобы вскоре продолжить выяснение отношений.

Маленькая подробность

Даже когда родился сын, в этих отношениях мало что изменилось. И в один не очень прекрасный день Светлана решила подать на развод, а потом перебраться вместе с малышом к родителям в другой город. И все бы ничего, да только жила недружная семейка в неприватизированной квартире. При разводе ее пришлось бы разменивать.

«Менять? Но с какой стати? – размышляла Светлана. – Это моя квартира, я здесь родилась, всю жизнь прожила и сейчас за здорово живешь должна делиться с этим типом, истрепавшим мне все нервы...»

Подруга плохому не научит

Когда она рассказала о своих проблемах подруге, которая приехала из Франции к ней в гости, та сначала долго не могла понять, почему Максим стал таким мелочным и скандальным. Она запомнила его совершенно другим человеком. Поэтому пыталась выяснить историю «падения», расспрашивала, что да как. Светлана сначала охотно отвечала на вопросы, а потом стала раздражаться и, наконец, оборвала подругу:

– Слушай, Машка, не сыпь соль на рану. Что было, то прошло. Не могу я жить с ним под одной крышей. Слышишь: не-мо-гу!

– Ладно-ладно, – ретировалась подруга. – Я просто хотела понять, что у вас не склеивается, вдруг можно еще помочь. Но если не хочешь, то это твое дело.

Закурили. Помолчали. Потом Маша продолжила:

– У нас в таких случаях обращаются к адвокату. У тебя есть свой адвокат?

Светлана усмехнулась про себя: «Тоже мне, француженка нижегородская! У нас в таких случаях...» А вслух сказала:

– Нет у меня никакого адвоката. Что я – миллионерша иметь адвокатов? Да и надобности в этом отродясь не было.

– Извини, не хотела тебя обидеть, – вздохнула Мария и предложила: – Ты приватизируй квартиру и продай ее, а новые жильцы его выселят. У вас же сейчас это возможно.

– Легко сказать, приватизируй! Потребуется согласие мужа, он же здесь прописан. А вот даст он его или нет – большой вопрос.

Заготовленный экспромт

Однако мысль, высказанная подругой, засела в голове. После отъезда Марии Светлана несколько дней искала повод для разговора с мужем. И наконец, случай представился. Однажды Максим пришел в хорошем расположении духа, принес шампанское и цветы. Как выяснилось, у них на работе что-то такое внедрили, и он в этом участвовал, был чуть ли не главным генератором идеи. И пока он рассказывал подробности, она хотя и кивала головой, но думала о своем, – с чего бы начать разговор. После того как они выпили по второму бокалу вина, Светлана решила приступить к делу.

– Послушай, милый, – произнесла она припасенную фразу, но, увидев лицо мужа, осеклась и забыла все заготовки. – Ну, и что ты на меня так смотришь?

– Да вот удивляюсь, с чего бы вдруг такие нежности, – улыбнулся Максим.

– Не нравится? – надула она губки.

– Да нет, почему же, нравится. Продолжай.

Но мысли у Светланы как-то смешались, она стушевалась, а потом выпалила на одном дыхании:

– Знаешь, мне тут сказали, что скоро закончится приватизация, поэтому надо бы нам квартиру приватизировать. А если ты не дашь согласия, то сын так и останется без куска собственности...

Она замолчала и подняла взгляд на мужа. Тот молчал. Вдруг заплакал разбуженный сын. Светлана пошла его успокаивать, а когда вернулась, мужа дома не оказалось...

Ни кола ни двора. Ура!

Максим после разговора с женой выскользнул на улицу и отправился к Мирону. Дружили они еще с детсада, поэтому в минуты жизни трудные старались найти поддержку друг у друга.

– Говоришь, хочет приватизировать квартиру на себя и сына? – переспросил Мирон, неторопливо растягивая слова. – А ты, значит, с боку припеку?

– Но ты же знаешь, что я уже участвовал в приватизации, – Максим проговорил это с некоторой обидой в голосе.

– Да ладно, не серчай. Это я так, мысли вслух... Ты участвовал, но квартиру продал. Следовательно, собственности у тебя нет. Ни кола ни двора. И идти тебе некуда...

– Выходит так, – поддакнул Максим, не понимая, к чему клонит приятель.

– А раз некуда идти, то кто же тебя, душа любезный, выселит? У нас ведь как в Конституции сказано? Каждый имеет право на жилье! И отсюда вытекает, что выселить в никуда тебя не могут. Так что пусть приватизирует. А то ведь действительно сын останется без собственности, потом обижаться на родного папку будет.

Эти доводы возымели действие – Максим не стал чинить препятствий жене.

Отложенные склоки

Почти год он и Светлана прожили вполне сносно. Сын рос. Они с ним возились, и это доставляло обоим радость. Но потом что-то вновь разладилось, и Максим все чаще стал приходить домой навеселе. Светлана окончательно утвердилась в мысли: жить вместе невозможно. Она подала на развод.

Узнав об этом, разгоряченный водкой муж разошелся так, что пришлось вызывать милицию. А еще через два дня приехали родители Светланы, наговорили зятю «комплиментов» и забрали внука к себе. Начался нудный бракоразводный процесс. Когда все закончилось, Светлана с каким-то решительным удовольствием выпалила в лицо отставному супругу:

– Ну, все! Скоро вылетишь отсюда в два счета. Я – хозяйка, продам квартиру, и новые жильцы тебя вмиг выпишут.

– На-ка выкуси! – сложил известную комбинацию из трех пальцев Максим.

– А вот посмотрим! – бросила она и скрылась в своей комнате.

Зри в корень

Назавтра, принарядившись, Светлана отправилась в риелторскую компанию, чтобы оценить и выставить на продажу квартиру. Но, изучив документы, специалисты сначала вздохнули, а потом сказали, что дорого продать такое жилье будет сложно. Вряд ли найдется покупатель на квартиру с обременением в виде бывшего мужа. Поэтому денег больше чем за комнату Светлана вряд ли получит.

– То есть как за комнату?! – испугалась она. – Я понимаю, что есть обременение, что цена будет чуть меньше средней рыночной. Но чтобы в два-три раза! С какой стати?

Наговорив грубостей риелторам, она пошла в другую компанию. Но и там ее ничем не утешили.

– Ситуация уж больно неоднозначная, сдержанно сожалела модно упакованная дама-риелтор. – Он же с вами проживал в квартире еще до ее приватизации, поэтому тоже имеет на это права.

– Да какие там права, когда это моя квартира! Он свою профукал, а сейчас и от моей хочет часть оттяпать. Где же справедливость?

– Справедливости действительно тут немного, но что поделаешь, закон есть закон. Я, правда, не уверена на сто процентов, но думаю, что ничего не получится. Суд его не выселит. И не выпишет.

...Светлана вышла из офиса, устало села на скамейку и задумалась. «А может самой попробовать найти покупателя? Объяснить ему ситуацию, сделать скидку... Вдруг это его устроит. Но не продавать же по цене комнаты!»

Потом она устало поднялась и направилась к киоску, чтобы купить газету бесплатных объявлений.

Комментарий

Инесса Демина, юрист агентства недвижимости «ТРИУМФАЛЬНАЯ АРКА»:

– Ситуация, в которую попала героиня этой истории, отнюдь не редкость, и риелторы об этом хорошо осведомлены. Поэтому специалисты компаний, куда обращалась Светлана, дали ей вполне правильные рекомендации.

На момент приватизации жилья Максим (бывший муж) состоял со Светланой в браке. Он был зарегистрирован в квартире и давал свое письменное согласие на ее приватизацию. Несмотря на то что экс-супруг не стал собственником этого жилья, так как использовал свое право на приватизацию ранее, ему не запрещается пользоваться квартирой, о которой идет речь, наравне с сыном и бывшей женой. Причем это право сохраняется за Максимом даже в случае продажи квартиры третьим лицам, и такие лица (ст. 558 ГК РФ) должны быть обязательно указаны в договоре купли-продажи квартиры. Покупатель квартиры «с обременением в виде бывшего мужа» рискует не выписать его даже в судебном порядке. Кроме того, Максим может обратиться в суд с встречным исковым заявлением о сохранении за ним права пользования квартирой, и закон в данном случае будет на его стороне.

Понятно, что Максим и Светлана живут теперь на занимаемой площади фактически как соседи по коммунальной квартире. Но в случае, если Светлана все же обратится в суд с иском о лишении Максима права пользования жильем, шансы выиграть дело у нее минимальны. Суд, руководствуясь положениями статей 31 и 35 ЖК РФ, скорее всего в удовлетворении такого иска откажет.

В материале, к сожалению, не сказано, в какой квартире – двух- или трехкомнатной – живут Светлана и Максим. При согласии обеих сторон конфликта ее можно продать, приобретя взамен каждому из бывших супругов другую недвижимость. Какую именно – это уже вопрос договоренностей и профессионализма риелтора. Но понятно, что без помощи хорошего, опытного специалиста эту ситуацию не разрешить.

Вениамин Вылегжанин

Другие статьи на тему: Внимание, мошенники

  • Мошенничество с жильем
    Не секрет, что сделки с недвижимостью являются одними из самых рискованных, особенно для простых граждан. По статистике в 7% случаев такие договоры заканчиваются потерей жилья или серьезной суммы денег. Когда-то, в советские времена, подобные сделки совершались при помощи мены, что было во многих смыслах проще и безопаснее. Сегодня обычно используют куплю-продажу, заключая сразу несколько соглашений в один день, поскольку найти взаимно устраивающие варианты обмена сложно. Однако рыночная экономика явилась хорошим фундаментом для мошенников.
  • Сдам даром
    Зная, что бесплатный сыр встречается лишь в мышеловке, люди все равно надеются на лучшее: а вдруг повезет? Желание рискнуть нередко подпитывается любопытством, которое становится плохим союзником, когда дело касается по-настоящему серьезных дел.
  • Отцы и дети
    Ожесточенные споры о судьбе недвижимости, которые разворачиваются в зале суда, нередко повергают в недоумение: в ряде случаев кажется, что правы обе стороны. Тем не менее, победа достанется только одному – тому, кто подкрепит свою позицию грамотными аргументами и доказательствами.
  • После вчерашнего
    Какова цена столичной недвижимости? Кроме денежного эквивалента за нее зачастую приходится платить еще и здоровьем. А то – и собственной жизнью.
  • Нашла коса на камень
    Сколько бы законов ни принималось, как бы подробно они ни регулировали те или иные отношения, желающие обойти предписанные нормы найдутся всегда. Такая «самодеятельность» в сфере недвижимости чревата серьезными проблемами – жаль, что жертвы ловкачей осознают факт обмана слишком поздно...