Московская жилищная газета

В гостях у звезды

Опубликовано на сайте: 07 августа 2008 г. 10:11
Публикация в газете: №32 (707) от 07 августа 2008 г.

Елена Хлендовская: «Другое настроение – другой колорит...»

Елена Хлендовская: «Другое настроение – другой колорит...»

В огромные окна выставочного зала Московского союза художников, что на Кузнецком мосту, вливаются потоки света, тихо играет музыка, на подиумах, словно в танце, застыли вазы, светильники, плакетки. С персональной выставки художницы-керамиста Елены Хлендовской мы отправились к ней домой.

Лыжная прогулка за чаем

Дома у Елены самые разные предметы ее творчества. Над старинным пианино большая картина – долина в горах и снежные вершины.

– Это тоже ваше произведение?

– Нет, ее писала мама. Давно, когда мы все вместе – с папой и братом – ездили каждый год отдыхать в польские Татры. Я ведь по отцу полька. Он, к сожалению, уже ушел из жизни, но в Польше еще живут многие его родственники. Жаль, давно у них не были. Появились проблемы... И, прежде всего, кошка Пуша, которая никак не хочет оставаться одна. Сейчас она с мамой на даче.

– Собака у вас тоже есть?

– Такса Алекс жила у нас шестнадцать лет, но теперь ее нет. Вот ее изображение на стене.

– А почему у нее так много ножек?

– Когда она бегала по саду, казалось, что их гораздо больше, чем четыре.

Гостеприимная хозяйка разливает чай в необычные чашки – широкие, низкие, с удобными ручками.

– Не спрашиваю, ваше ли это творчество, и так все ясно. Любопытный рисунок – с елочками...

– Рисунок навеян лыжной прогулкой. Теплые тона – это дом, из которого мы вышли и который нас ждет, а холодные – морозный день, снег, ясное голубое небо.

– А чем навеян рисунок на той чашке, из которой пьете вы?

– Здесь мой любимый горошек и орнамент. Было другое настроение – и появился иной колорит. Вообще-то никто не знает, как рождается тот или иной замысел художника.

Из памперсов – в художники

– Как-то на даче я повредила ногу и не могла передвигаться дальше террасы. Чтобы занять себя, пригласила соседских детей – совсем маленьких, трехлетних – и организовала для них на той же террасе мастер-классы по лепке, рисованию – кому что больше нравится.

– Трехлетних? Они же только перепачкаются!

– Родители тоже так думали. Поэтому надевали на них большие фартуки, повязывали косынки. Ребята выглядели, как на кухне. По моему предложению, мы их всех переодели в разноцветные взрослые майки, получились просторные балахоны до пола...

– По аналогии с просторными блузами настоящих художников...

– Возможно. Дети выглядят очень трогательно в этом перепачканном одеянии.

– Представляю. С чего вы начинаете с ними заниматься?

– Сначала предлагаю им почувствовать композицию. Кстати, это чувство изначально заложено в каждом человеке, просто у некоторых его надо развить.

Сейчас моим первым ученикам уже по шесть лет. У каждого наметилось свое творческое направление – одному больше нравится лепить животных, другому – рисовать цветы. В течение лета мы неоднократно устраиваем детские выставки, вполне профессиональные, – к обоюдному восторгу детей и их родителей. В конце каждого лета – итоговая международная.

– Международная?

– Среди наших соседей есть голландская семья...

– Где же проходят эти выставки?

– Как где? На нашей даче. Развешиваем на деревьях, расставляем на столе. У нас на даче есть большой круглый стол, переоборудованный то ли из крышки, то ли из боковины – знаете, бывают такие большие катушки с кабелем? Так вот, из такой катушки. На ней есть технологические отверстия, которые пришлись очень кстати – вставляем в них ветки, цветы. А после выставки все вместе пьем чай за этим столом. Ставим настоящий самовар, разжигаем его щепками или шишками – в лучших русских традициях.

– Где берете глину для лепки?

– Мне с этим повезло. У нас в Алабино развернулось большое строительство коттеджей, под них подчас копают довольно глубокие котлованы – самой-то мне никогда такие не вырыть. В котлованах обнажаются слои чистой красной глины – бери, сколько хочешь. Правда, ее нужно немного доработать, добавить тополиного или камышового пуха, другие компоненты...

– А бумагу для рисования? Детям же ее нужно много.

– Договорилась с типографией, и они мне отдают целые рулоны бракованной бумаги, от которой отматываю большие куски – метр на метр. Детям доставляет удовольствие рисовать на большом листе большими кистями.

Кто кого?

– Занимаетесь только летом?

– Пытались заниматься и зимой – в моей мастерской, пока там не отключили отопление...

– Ну, отключили – включат!

– Там довольно сложная обстановка. Мастерская, выделенная Союзом художников СССР двадцать лет назад, находится в пристройке к старому зданию – памятнику архитектуры 19 века, в центре Москвы, около станции метро «Третьяковская». Известно, что в центре Москвы идет жестокая борьба за каждый метр площади – жилой ли, нежилой.

– И много у вас там метров?

– Пятьдесят. Соседние организации моя площадь очень соблазняет. Пристройка хотя и считается аварийной, но пока стоит. Для жилья она, конечно, не пригодна, но вот склад в ней вполне можно устроить. А для керамики она идеальна. В свое время там была установлена печь для обжига с вытяжкой. С помощью Союза художников и брата-электронщика к печи проложен высоковольтный кабель. Все разрешения и документы в порядке. С этой стороны соседи ко мне придраться не могут, но отключить воду, которая поступает через них, могут – что они и сделали.

– Как же вы обходитесь?

– Привожу с собой, растапливаю снег... Как оказалось, человеку не много воды нужно.

– Может, вам следует обрисовать ситуацию и попросить Союз художников выделить другое помещение для работы?

– Проблема в том, что для моей работы требуется мощная печь и, соответственно, высоковольтный кабель. Проложить его в наше время стоит огромных усилий и денег. Я не справлюсь.

Мне посчастливилось вырасти в большой дружной семье, где все любили друг друга, старались каждому сделать приятное, облегчить жизнь. Да и в дальнейшем не часто сталкивалась с людской жестокостью, поэтому сейчас к сложившейся ситуации я просто не готова.

Буженина как у бабушки

– Вы упомянули о большой дружной семье. Давайте продолжим. Вы живете в прекрасном «сталинском» доме, каждый день проходите через ворота чугунного литья зеленым двором, не испорченным «точечной» застройкой. Вы и родились в этом доме?

– Нет, на Арбате, в районе Смоленской площади, в коммунальной квартире. Потом была квартира в Черемушках, еще какие-то переезды. Наконец, нам удалось выменять эту трехкомнатную, объединив квадратные метры наши и двух бабушек.

– Значит, большая семья – это вы с родителями и братом и две бабушки. Бабушки, наверное, очень вкусно готовили.

– Да, одна из них великолепно запекала буженину. Когда ждем гостей, стараюсь приготовить такую же.

– Поделитесь рецептом.

– Пожалуйста, он не сложный. Берется свиной окорок, густо шпигуется смесью соли, чеснока, перца и измельченного лаврового листа, кладется на противень, сверху закрывается толстой лепешкой из пресного теста, которая не дает испаряться ни соку, ни аромату. Блюдо всегда пользуется большим успехом.

Наша справка

Елена Хлендовская родилась в 1956 году в Москве. В 1980 году окончила Московский художественно-промышленный университет имени С. Г. Строганова по специальности декоративно-прикладное искусство (художественная керамика). Член Союза художников СССР (теперь – России) с 1985 года. С 1980 года постоянно участвует во всероссийских, московских и международных выставках Союза художников.

Имеет награды: Диплом Академии художеств России за 2002 год, Диплом Московского союза художников за 2006 год.

Собрания: музей современного искусства, музей «Царицыно», коллекция Министерства культуры России, частные коллекции.

Светлана Тихонравова

Другие статьи на тему: В гостях у звезды

  • Александр Михайлов: «Я душой все равно архитектор»
    Когда любимцу миллионов зрителей, народному артисту России исполнилось 65, с юбилеем его поздравил президент Дмитрий Медведев и подчеркнул: «Творчество Александра Михайлова – одно из лучших среди наследия российских актеров. Талантливо сыгранные им герои стали близки и дороги представителям разных поколений».
  • Федор Конюхов: Главная моя крыша – небосвод
    Он опять в путешествии. 1 января улетел в Новую Зеландию, где стоит его яхта. Оттуда курс на Фолклендские острова вокруг мыса Горн. После морского путешествия – сухопутная экспедиция через монгольскую пустыню Гоби на верблюде по Великому шелковому пути в Калмыкию... Мы разговариваем в тот редкий момент, когда Федор Конюхов на родине.
  • Александр Збруев: «Люблю ощущать тишину в себе и вокруг»
    В минувшем году народный артист России Александр Збруев отметил свое 70-летие. Человек немного замкнутый, он редко появляется на публике вне сцены, отказывается от работы в сериалах, не снимается в рекламе. Между тем любовь зрителя к нему не иссякает. А само имя актера служит знаком качества того «продукта», который выходит на экраны или появляется на подмостках театра, если Александр Викторович принимает участие в его создании.
  • Наталия Лаптева: «И тогда комиссия сказала: «Это некерамично!»
    Так уж сложилось исторически, что в районе Мясницкой всегда располагались мастерские художников. Здесь работали Василий Поленов, Алексей Саврасов, тут находится училище живописи. И нам весьма приятно входить в мастерскую, что находится в переулке с истинно московским названием – Кривоколенный. Улыбается хозяйка, художник-керамист Наталия Лаптева, улыбаются и играют всеми цветами ее многочисленные изделия.
  • Юрий Яковлев: «Начинать пришлось сразу с Шекспира»
    «С ним радостно на сцене. Он молниеносно реагирует на любой нюанс партнера, мгновенно подхватывает зазвучавшую в тебе ноту и присоединяется к ней. Он кажется летящей птицей, которой не надо контролировать свой полет, подсчитывать, сколько усилий нужно для взмаха крыла, – говорит о своем партнере народная артистка СССР, знаменитая принцесса Турандот Юлия Борисова. – Он «летит» плавно, свободно, мощно, исполненный радостью бытия, даря эту радость людям».