Московская жилищная газета

Внимание, мошенники

Опубликовано на сайте: 07 августа 2008 г. 20:24
Публикация в газете: №32 (707) от 07 августа 2008 г.

Незваный наследник

Незваный наследник

«Это же несправедливо!» – восклицают добропорядочные граждане, сетуя на то, как некоторые проныры лихо используют закон себе на пользу. Но не стоит забывать, что тот же закон дает возможность избежать многих неприятностей или отстоять нарушенные права.

Странная новость

Тяжелая печаль окутала дом полтора месяца назад, когда на книжной полке появился портрет Юлиного папы в траурной рамке. Сергей Иванович Синицын был веселым полноватым добряком, души не чаявшим в близких. Его уход, казалось, навсегда лишил семейное гнездо былых радости и спокойствия.

Возвращаясь с работы, Юля обычно заставала маму-пенсионерку хлопочущей над ужином. Глаза Анны Николаевны предательски краснели, но она нарочито бодрилась и с интересом выспрашивала у дочери, как прошел очередной рабочий день. На этот раз все было иначе. Синицина-старшая сидела в комнате перед маленьким ночничком, горько подперев голову рукой. На столе в беспорядке валялись коробки со старыми фотографиями, какие-то открытки, письма. Юля с тревогой уставилась на мать.

«Мне Верочка сегодня звонила, – рассеянно вымолвила Анна Николаевна, – Ну та, что в нашем расчетном центре работает. Пришел к ней один товарищ. Сказал, что он – наследник покойного Синицина, и как один из претендентов на его квартиру желает участвовать в платежах, просил квитанции, хотел посмотреть документы какие-то. Вера, конечно, никаких бумаг ему не дала, но паспорт проверила...».

«Странно как-то, папа ведь когда еще квартиру приватизировал! Да и наследников других нет. Ведь нет, мама? Кто же этот человек?» – встрепенулась Юля. «Синицин Виктор Сергеевич, – вымолвила Анна Николаевна, чеканя каждое слово, и в ответ на недоуменный взгляд дочери вздохнула, – Ох, Юленька, дело это прошлое, мы с отцом тебе не рассказывали, а сейчас, видно, время пришло. Было это почти пятьдесят лет назад...».

Акулья улыбка

Центром «культурной жизни» маленького пограничного городка служило заштатное кафе «Улыбка», а его главной достопримечательностью считалась официантка Светка. Эта пергидролевая дама отличалась бойким веселым нравом и страстью к похождениям. Был у нее и сын от первого брака.

В поселении, страдавшем от почти полного отсутствия женского общества, Света считалась первой красавицей. Но серьезно ее воспринимал лишь один ухажер – молодой лейтенант Сережа Синицын, недавно ставший военным переводчиком.

Поначалу его ухаживания казались Светлане назойливыми, она долго отмахивалась от молодого кавалера, пока подружка не нашептала: «У лейтенантика-то голова светлая, такими не разбрасываются. Слухи ходят, что скоро его в Москву отправят на повышение квалификации». Этот довод подействовал на Светку отрезвляюще, и она согласилась выйти за Сергея замуж.

Сынок

В Светке лейтенант разочаровался быстро, а вот ее пятилетнего сына Витьку долго пытался воспитывать. Кто был настоящим отцом ребенка, Сергей так и не узнал. Он искренне привязался к мальчику: баловал игрушками и сладостями, читал на ночь сказки, прощал шалости и совсем недетское вранье.

Прошло два года, вызова в Москву все не было. «Надоело сидеть в тьмутаракани с тобой, неудачником!» – регулярно скандалила Света. После одной из таких ссор она сгребла в охапку Витьку, наскоро покидала пожитки в чемоданчик и скрылась из виду.

В следующий раз Сергей увидел жену только в зале суда, когда слушалось дело о разводе. Не сказав ни слова, Светка гордо прошествовала мимо супруга, да и маленький Витька не пожелал общаться с нареченным отцом.

Переживать крах брака Сергею было некогда. Словно компенсируя неудачу в личной жизни, его все же вызвали в столицу, на учебу в академии с перспективой трудоустройства.

Синицын быстро продвигался по служебной лестнице. Рано обжегшись, он не спешил вступать в новый брак. Каждый месяц исправно платил алименты на Витьку, которого в свое время усыновил.

Лишь спустя пятнадцать лет военный переводчик вновь женился – на тихой домашней Анне, которая родила ему дочку Юлю. К тому моменту Синицын уже преподавал в той самой военной академии и жил в двухкомнатной московской квартире.

Повзрослевший Витька пару раз гостил у отца и даже имел виды на его жилплощадь. «Пап, теть Ань, я в институт поступать буду, – внушал парень, – Не в общаге же мне жить, я вас не стесню, на кухне посплю». Сергей был искренне привязан к Вите, но заботясь о покое жены и новорожденной дочери, военный вежливо отказал: «Сынок, деньгами помочь могу, на работу устрою, но с квартирой – прости, не получится».

Нагрубив Синицыным, Витька пулей вылетел из дома. После его ухода Анна недосчиталась золотых сережек и круглой суммы, предназначавшейся на отдых. Женщина ничего не сказала супругу, и без того расстроенному поведением парня.

Помощь друга

Несколько лет назад Сергей случайно узнал, что Светлана умерла. Пила она много, да и возраст... Как оказалось, Витька ей не помогал, из дома ушел. Что уж говорить о неродном отце!

До глубокой ночи мать с дочерью тщетно пытались понять, что же делать с объявившимся родственником.

– Может, он и не объявится больше. А ты, дорогая, позови-ка завтра в гости Женю, он плохого не посоветует.

Несмотря на всю неопределенность ситуации, Юля не смогла сдержать улыбку: еще совсем недавно ее друг Женя именовался не иначе как «купи-продай» или «этот твой, деловой».

Все изменилось, когда тяжело заболел Сергей Иванович, вынужденный выйти на пенсию по состоянию здоровья. Женька тогда задействовал связи, «выбил» палату в хорошей больнице, доставал лекарства, поддерживал. Без сомнения, на него можно было положиться.

Конь в пальто

Женя не подвел, примчался к Синицыным по первому зову. Он внимательно слушал историю про «сынка», когда в дверь настойчиво позвонили. На пороге стоял высоченный мужчина с грязной дорожной сумкой на плече и с внушительной связкой воблы в руке. «Ну, встречайте, родня, – затараторил незнакомец. – Сто лет не виделись, ставь чайник, теть Ань, сядем рядком да поговорим ладком! А это вам гостинец».

Спустя десять минут незваный гость восседал во главе стола и держал речь. «Вы теперь на меня рассчитывайте, вот вступим в наследство, буду помогать платить за квартиру, – энергично докладывал мужчина. – Вы не бойтесь, делить ничего не будем, небось, уживемся под одной крышей».

«Да как же так, Витя, – всплеснула руками Анна Николаевна, – Сергей не родным тебе отцом был, но содержал тебя, алименты платил, подарки посылал. Вы не общались много лет, а теперь что же, на его наследство претендуешь?».

Виктор побагровел и снова затараторил, все больше распаляясь: «Кодекс я читал, не дурак, да с юристом посоветовался. Квартиру-то отец один приватизировал, я узнавал, у вас, теть Ань, еще жилье имеется. Так что делить эту хату будем на троих. А то хорошо устроились: они, значит, наследницы, а я кто?».

«Конь в пальто!» – вдруг прогремел Женька, все это время возмущенно наблюдавший за спектаклем с дивана. Смешливая Юля прыснула, очень уж напоминал это благородное животное совсем неблагородный господин с частоколом зубов и глазами-плошками.

Недостоин!

«И не приходи больше, спущу с лестницы!» – проорал Женька, в один миг выставив наследника с его воблой из квартиры. С треском захлопнув дверь, он в ярости потыкал кнопки мобильника и деловито заговорил: «Виталь, привет. Мне нужен твой юрист, ну тот, что помогал тебе с жилищными делами, ты еще говорил, толковый малый».

... Юрист действительно оказался весьма толковым, но на спасение наследства Синицыных ушло немало времени. Пришлось доказывать, что Виктор не общался с отцом на протяжении многих лет, что его не было рядом в тяжелое время болезни Сергея Ивановича, что он, по сути, забыл о своем долге по отношению к человеку, который всеми силами пытался заменить ему отца. Потом долгожданное судебное решение состоялось: Виктор был отстранен от наследства, поскольку не выполнял обязанностей по отношению к отцу.

Комментарий

Александра Бузина, юрист:

– Согласно п. 1 ст. 137 Семейного кодекса, усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а усыновители и их родственники по отношению к усыновленным детям и их потомству приравниваются в личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению.

Иными словами, усыновленные дети имеют те же права и несут те же обязанности, что и обычные дети. П. 1 ст. 87 Семейного кодекса обязывает трудоспособных совершеннолетних детей содержать своих нетрудоспособных, нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них.

Сергей Иванович выполнил свои обязанности по отношению к усыновленному сыну: уплачивал алименты до совершеннолетия Виктора, содержал его. Виктор же, напротив, своими обязанностями по отношению к отцу явно пренебрегал.

Возможно, Сергей Иванович не успел позаботиться о завещании либо просто не предположил, что в числе наследников окажется Виктор. Тем не менее, при отсутствии завещания этот мужчина действительно мог претендовать на квартиру: в соответствии с п. 1 ст.1147 Гражданского кодекса.

Таким образом, Виктор обладал теми же правами, что и родная дочь Синицына Юля. По правилам ст. 1142 Гражданского кодекса, дети, супруг и родители наследодателя считаются наследниками первой очереди. В данном случае на квартиру могут претендовать три наследника: Анна Николаевна, Юля и Виктор.

На практике нередко возникают ситуации, при которых в число наследников по закону включаются люди, не общавшиеся с наследодателем долгие годы, не помогавшие ему, не заботившиеся о нем.

П. 2 ст. 1117 Гражданского кодекса позволяет суду по требованию заинтересованного лица отстранить от наследования по закону граждан, злостно уклонявшихся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя. Именно это положение закона помогло Анне Николаевне и Юле отстоять свои права на наследство.

Ксения Новикова

Другие статьи на тему: Внимание, мошенники

  • Мошенничество с жильем
    Не секрет, что сделки с недвижимостью являются одними из самых рискованных, особенно для простых граждан. По статистике в 7% случаев такие договоры заканчиваются потерей жилья или серьезной суммы денег. Когда-то, в советские времена, подобные сделки совершались при помощи мены, что было во многих смыслах проще и безопаснее. Сегодня обычно используют куплю-продажу, заключая сразу несколько соглашений в один день, поскольку найти взаимно устраивающие варианты обмена сложно. Однако рыночная экономика явилась хорошим фундаментом для мошенников.
  • Сдам даром
    Зная, что бесплатный сыр встречается лишь в мышеловке, люди все равно надеются на лучшее: а вдруг повезет? Желание рискнуть нередко подпитывается любопытством, которое становится плохим союзником, когда дело касается по-настоящему серьезных дел.
  • Отцы и дети
    Ожесточенные споры о судьбе недвижимости, которые разворачиваются в зале суда, нередко повергают в недоумение: в ряде случаев кажется, что правы обе стороны. Тем не менее, победа достанется только одному – тому, кто подкрепит свою позицию грамотными аргументами и доказательствами.
  • После вчерашнего
    Какова цена столичной недвижимости? Кроме денежного эквивалента за нее зачастую приходится платить еще и здоровьем. А то – и собственной жизнью.
  • Нашла коса на камень
    Сколько бы законов ни принималось, как бы подробно они ни регулировали те или иные отношения, желающие обойти предписанные нормы найдутся всегда. Такая «самодеятельность» в сфере недвижимости чревата серьезными проблемами – жаль, что жертвы ловкачей осознают факт обмана слишком поздно...