Московская жилищная газета

Жилищное право

Опубликовано на сайте: 18 февраля 2003 г. 03:06
Публикация в газете: №7 (422) от 18 февраля 2003 г.

«Не открывайте, кондуктор!»

Хорошо быть льготником! То же заднее крыльцо, только на законном основании. Хвост обычной очереди может теряться где-то за горизонтом, а твоя, льготная, уходит в обозримое будущее. Чувствуешь себя избранником судьбы, невзирая на то, что избранничество это не упало с неба, а оплачено хворью, фронтом, незаслуженным преследованием советского правосудия...

Наша, из поколения в поколение, не очень устроенная жизнь всегда давала немало поводов для того, чтобы когда-нибудь общество воздало нам за страдания – как физические, так и душевные. Таких поводов сегодня насчитывается около семидесяти, и, будучи официально оформленными, они уже называются «льготными категориями». Вот уж когда количество явно не идет на пользу: если вокруг тебя сплошные льготники, то в чем же тогда твое превосходство? Так, глядишь, льготная очередь по своей протяженности может сравняться с рядовой. Тем более что они представляют собой «сообщающиеся сосуды»: к примеру, вчерашние здоровяки из обычной очереди по мере течения лет нередко становятся инвалидами и перетекают в первую. К тому же злые языки утверждают, что если здоровье не купишь, то уж нездоровье, то бишь инвалидность – вполне.
Ну, и к чему все это приводит? К типичному поведению пассажиров, объединенных давкой на трамвайной остановке и после – в самом трамвае, когда они преображаются, по замечанию поэта, «логику бунта не влезших в трамвай меняя на логику влезших». И в результате слышен призыв (продолжим цитату): «Трамвай не резиновый... Бросьте стучать! Не открывайте, кондуктор!»
Именно так и произошло после того, как Московская городская Дума приняла постановление «О приоритетах предоставления в пользование или приобретения в собственность с помощью города жилых помещений в 2001 году», в котором речь, в частности, шла и о льготном предоставлении квартир людям, «утратившим жилое помещение в городе Москве в результате политических репрессий, в том числе по религиозным мотивам, и желающим вернуться на постоянное место жительства в город Москву». Скажем прямо: нас, привычных к суровой действительности, формулировка не могла не поразить своей гуманной сутью. Хотя, казалось бы, чему же удивляться, если, как и положено, торжествует справедливость: люди, когда-то не по доброй воле покинувшие свой город, могут теперь вернуться в него, рассчитывая на первоочередное получение жилья.
Конечно, легко быть гостеприимным хозяином, когда у тебя анфилада комнат и прибывший из другого края нашей необъятной Родины ничуть не ущемляет твои интересы и уж тем более не покушается на твою площадь. А в нашем случае реабилитированные москвичи-старожилы, тоже первоочередники, восприняли бывших товарищей по ссылке как соперников, отдаляющих на неизвестный срок их квартирное счастье. Вот за два года дали бывшим москвичам, иногородним, 39 квартир, а претендентов из их числа меньше не становится – страна-то огромная. Да и столичному правительству этот думский жест доброй воли вышел боком: предполагалось, что стоимость предоставленных реабилитированным квартир (а это более 37 миллионов рублей) будет компенсирована из федерального бюджета. Однако денег не было. Как утверждают юристы, «бюджет федерации неподсуден», и потому претензии к нему суды даже «не берут в работу».
Зато претензии к реабилитированным бывшим москвичам со стороны их же товарищей по несчастью, ныне живущих в столице, Московский городской суд рассмотрел и признал ту формулировку из постановления Мосгордумы, о которой говорилось выше, противоречащей федеральному законодательству. Верховный суд России оставил это решение без изменения. А депутатам городского собрания на недавнем своем заседании оставалось лишь единогласно принять такое положение дел. Короче говоря, трамвай не резиновый...

Эмилий Архитектор

Другие статьи на тему: Жилищное право

  • Власти против аварийности
    В России порядка 16 млн. кв.м. жилого фонда является аварийным. Из них около 10 млн. приходится на многоквартирные дома. Однако нередко так бывает, что здание, очевидно непригодное для проживания, официально к таковым не относится. Следовательно, не приходится мечтать о переселении из него в нормальные условия. Какие же усилия необходимо предпринять, чтобы признать жилье подлежащим сносу или реконструкции, и на что можно рассчитывать в таком случае?
  • Москва наступает
    Снесут ли ваш загородный дом или дачу чиновники при наступлении новой Москвы на бывшее Подмосковье, присоединенное к столице? Или вы получите компенсацию, которая не покроет и малой доли потерь? Что делать собственникам, чтобы не потерять свое кровное, как опереться на закон, который вас выручит?
  • Какой статус – такое и право
    Остался вдовцом с двумя детьми. В связи с этим теща продала свою квартиру в другом городе и приехала ко мне помогать воспитывать внуков. Я ее прописал на постоянное жительство, но теперь не знаю, будет ли это считаться ухудшением жилищных условий и не вычеркнут ли меня при этом из очереди на жилье. Что можно сделать, чтобы ничего не потерять?
    Станислав Бережной
  • Если дом оказался вдруг...
    Зимой нередко вскрываются изъяны, допущенные при строительстве нового дома, на которые первоначально мало кто из новоселов обращает внимание.
  • Верни, я все прощу...
    Mуж с женой прожили вместе много лет, сейчас в разводе. Муж жил на жилплощади жены без «прописки» (квартира приватизирована). Все эти годы жена не работала, семью содержал муж, он же платил за коммунальные услуги, делал ремонт. Может ли муж претендовать на какую-либо компенсацию своих затрат?
    Александр Ереемев