Московская жилищная газета

ЖКХ

Опубликовано на сайте: 07 февраля 2008 г. 01:12
Публикация в газете: №4 (679) от 07 февраля 2008 г.

Угол падения, или Восхождение к унитазу

Угол падения, или Восхождение к унитазу

«В комнате – люк. Это не глюк!» – под таким заголовком 15.02.2007 «КР» опубликовал материал, рассказывавший о коммуналке, которая, мягко говоря, не слишком пригодна для обитания. Прошел год...

История вопроса

Напомним ситуацию. В доме, где живет Юлия Куликова, по проекту предполагалась «служебная квартира» для ночных дежурств работников. Такая квартира есть в каждом подъезде дома, построенного в начале 50-х. И в каждой комнате, и в кухне этих квартир на первом этаже есть люк. Он нужен для того, чтобы рабочие могли проникать в подвалы. При этом надо иметь в виду, что нормальных подвалов в этих допотопных домах нет, а есть подвальные помещения высотой всего 120 сантиметров. Причем – без отдельного входа. Вот и приходится труженикам ЖКХ лазать туда через квартирные люки.

В условиях нехватки жилья кому-то когда-то пришла в голову «светлая мысль»: держать в доме квартиры исключительно для дежурства рабочих или лазания в подвал – непозволительная роскошь. Вот и поселили в квартиру номер 3 молодую женщину с маленьким ребенком...

Прошлой зимой мы получили комментарий главного инженера ДЕЗа Очаково–Матевеевское Татьяны Ивановой. Она сообщила, что МосжилНИИпроект рассматривает вопрос о создании нормального подвала под всем жилым зданием. И как только заключение будет получено, межведомственная комиссия рассмотрит вопрос о проведении капитального ремонта. И если этот вопрос решится положительно, то маневренный фонд для отселения жильцов тоже найдется.

Все это было год назад.

Ой, тепло, Морозко!

Отвлечемся от капитального ремонта, зайдем к Юлии в квартиру и посмотрим – как она там живет нынче с мужем и ребенком?

Первое, что бросается в глаза, – «штормящий» пол. Если встать в коридоре в физкультурную позицию «ноги на ширину плеч», то одна нога сама собой согнется, а вторая – вытянется. Если зайти в туалет, то путь будет лежать в горку – это уже не просто поход, а восхождение к унитазу! Положенный на пол мяч покатится сам собой, словно живой. Каждый порог – это точка прогиба: либо апогей, либо перигей.

Причем «ландшафт» в квартире меняется регулярно. Двери то закрываются хорошо и плотно, то не закрываются вообще. Шкафчик в коридоре то доверчиво прижимается к стенке, то начинает от нее отклоняться. А вот кухонный столик и плита, наоборот, сильно кренятся друг к другу. И ссориться пока не собираются.

Плюс дикий холод. От него не спасают ни заклеенные пищевой пленкой окна, ни батареи, ни газовая колонка.

– Три года назад рабочие заглянули в подвал, увидели трубы и ужаснулись, – вспоминает хозяйка. – Сказали: мы боимся к ним прикасаться. И поменяли тепловую схему – пустили тепло по верху.

Законы физики помните? Тепло и без того идет вверх, поэтому обогревать надо снизу.

А теперь добавим к этому такую подробность: между квартирой и подполом нет нормального межэтажного перекрытия – только доски.

– Я не могу купать ребенка, – жалуется Юлия. – Да и сама принимаю ванну с опаской: вымоешь голову – уже насморк. Зимой температура в ванной комнате не поднимается выше 17 градусов. И это при работающей все время колонке! Стены – ледяные и влажные. Здесь нормально себя чувствует только грибок. На стенах его видимо-невидимо!

Ночами слышен треск. Это лопаются кирпичи. В некоторых местах в стенах образовались трещины. Снаружи их замазывают, но они – сквозные. И оттуда в комнаты и к Юлии, и к соседям задувает холодный ветер.

Старая песня о новом

И вот недавно Юлия получила предписание. В доме предполагается начать капитальный ремонт. Точнее – углубить подвал и сделать нормальное подвальное помещение. С тем, чтобы в него можно было проникать через отдельный вход, а не через чужую спальню. Место для отселения тоже нашли. Предполагается, что жильцов отселят в середине мая.

Почему же Куликова волнуется?

– Надоело, – вздыхает она. – Меня уже два раза отселяли, и каждый раз – на два года. И каждый раз – никаких перемен к лучшему. Мало того: мы возвращались в поставленную вверх дном квартиру и узнавали, что во время ремонта денег не хватило ни на плиту, ни на кафель, ни на линолеум, ни на что... Каждый раз нам самим приходилось класть плитку и приводить квартиру в порядок.

Узнав о ремонте, Юлия задала волнующий ее вопрос: предполагается ли сделать между квартирой и подвалом нормальное межэтажное перекрытие?

– Мне сказали, что делать этого не будут, – рассказывает она. – Пол оставят таким, как есть. А значит, в квартире станет еще холоднее.

До сих пор выселению подвергалась одна только квартира номер 3, где живет Куликова. Сейчас эта беда грозит всему первому этажу. Ведь подвал будут углублять по всему периметру.

– В первой квартире у нас живет бабушка, ей девяносто, – рассказывает Юлия. – Не понимаю, как ее будут отселять. За ней ухаживает весь подъезд, она одинокая больная старушка.

Но ремонтировать-то дом надо? Надо!

В другом подъезде жильцы закрыли одну комнату из-за того, что в стене образовалась сквозная трещина – чуть ли не ладонь можно просунуть! А ванна – провалилась... Еще в двух квартирах уровень пола находится ниже уровня земли. В общем, весь первый этаж – проблемный. Со сквозными трещинами и перекошенным полом.

Кстати, тут же у Юлии появляется еще одно возражение:

– Как они собираются углублять подвал, если по всему дому идут трещины? – спрашивает она. – Я слышала краем уха, когда по дому ходили специалисты из МосжилНИИпроекта, что сделать тут ничего нельзя.

Наверное, специалистам виднее, и сделать все-таки что-то можно. Тем более что уже есть техническое заключение – его сделал МосжилНИИпроект в феврале 2007 года. Есть распоряжение префекта от 11.09.2007 года «Об обеспечении ремонтно-строительных работ по адресу: ул. Пржевальского, 12». Определены сроки: до 20 марта разработать проектно-сметную документацию, до 15 мая – отселить жителей.

Чего не хватает? Не хватает, видимо, фантазии представить себе, каково это – жить с ребенком в заплесневелой квартире с холодным неровным полом, постоянно ходить то вверх, то вниз и шмыгать носом всю зиму. Регулярно пускать к себе ремонтников, которые отодвигают кровать и лезут в люк, а потом не удосуживаются за собой убрать. Ведут себя в чужой квартире как в подсобке: «Мы тут пол вскроем и посмотрим, что в подвале делается». – «А как жить со вскрытым полом?» – «Ничего, заделаете!».

Перебрав все варианты

Может возникнуть вопрос: не очередники ли они? Да, очередники, причем сразу двух льготных категорий: Юлия – преподаватель и коренная москвичка. Только на очередь она встала десять лет назад.

Еще вопрос: на что тогда программа субсидий? Однако на нее нужны дополнительные средства. Взять их негде. Кстати, Юлина зарплата опять-таки выходит за рамки самой смелой фантазии.

– Мне говорили – возьмите кредит, купите квартиру, – вспоминает Юлия. – Но как я могу взять кредит, если у меня, кандидата исторических наук, зарплата пять тысяч...

А еще у нее больное сердце, так что кредит ей не дадут «ни при какой погоде».

А может, приватизировать квартиру, продать и купить хоть что-то в чуть более приемлемом доме? Опять нельзя! Квартира признана «временно непригодной для проживания». С этой распроклятой квартирой вообще ничего невозможно сделать! И еще: если ремонтировать будут прежними темпами, то воспользоваться правом бесплатной приватизации Юлия просто не успеет.

Если у чиновников не хватает фантазии представить себе условия жизни на первых этажах дома 12 по улице Пржевальского, то у местных жителей тоже не хватает воображения представить себе – как можно копать под домом, у которого весь фасад пошел трещинами?

И в результате этого взаимного непонимания одни отказываются отселяться на время капремонта, а другие собираются выселить их по суду.

– Ведь ничего же не изменится! – вздыхает Юлия. – Будет только хуже.

P.S.

– Говорить о том, какие именно работы будут проведены, а какие нет, – пока рано, – сказала главный специалист отдела ЖКХ управы Очаково–Матвеево Татьяна Меркулова. – Мы только-только получили сам проект, смета еще не готова. Но я очень удивлена, ведь все это сделано по их же, жильцов, просьбе. Точнее – по просьбе Куликовой. Она постоянно жалуется на то, что у нее в квартире люки, и через них регулярно проникают в подвал рабочие. По ее просьбе, чтобы сделать, наконец, отдельный вход в подвал, мы и заказали проект. А для обустройства подвала необходимо отселить весь нижний этаж.

Пока не ясно, сколько продлится ремонт и что именно будет сделано.

– В конце концов, – заметила Т. Меркулова, – проект готовили специалисты. Наверное, они лучше знают?

Яна Маевская

Другие статьи на тему: ЖКХ

  • Более 18 лет мы были вместе с вами
    Уважаемые читатели! К сожалению, мы сегодня в последний раз встречаемся на страницах нашей газеты. Ваш Управдом закрывается. По независящим от нас причинам правительство Москвы не нашло финансовых возможностей для дальнейшего выпуска «Квартирного ряда».
  • Прокурор тебе поможет
    Счетная палата в следующем году впервые вместе с Росфиннадзором проведет параллельные проверки в сфере ЖКХ, особенно по итогам зимнего отопительного периода, сообщил ее председатель Сергей Степашин на конференции «Взаимодействие органов внешнего и внутреннего финансового контроля».
  • Свершилось! Крайним назначили собственника
    14 декабря в третьем чтении, то есть окончательно, Госдума утвердила два важнейшие для россиян закона – о продлении сроков и определении основных направлений деятельности Фонда содействия реформированию ЖКХ и о создании системы финансирования капитального ремонта многоквартирных домов.
  • Альтернатива общему котлу
    На пленарном заседании Госдумы в третьем чтении были приняты поправки в Жилищный кодекс, касающиеся проведения капремонта в многоквартирных домах.
  • Так ли страшен реагент, как его малюют?
    Как только наступает зима, сразу начинаются разговоры об антигололедных реагентах. Этих борцов со снегом в народе недолюбливают. И ботинки калечат, и шубы, и собачьим лапам достается. Разберемся, насколько справедливы эти нарекания.