Московская жилищная газета

В гостях у звезды

Опубликовано на сайте: 18 октября 2007 г. 00:50
Публикация в газете: №42 (665) от 18 октября 2007 г.

Эвклид Кюрдзидис: «Чем выше этаж – тем лучше панорама»

Эвклид Кюрдзидис: «Чем выше этаж – тем лучше панорама»

В Греции, как известно любому несмышленышу, есть все. Тем не менее, наш гость, актер театра и кино Эвклид Кюрдзидис покинул в свое время родную Элладу, не обнаружив там чего-то очень важного для себя. Желание стать актером привело его... в Россию.

Чистый лист и белая стена

– Эвклид, ваши родственники живут в Греции. По дому не скучаете? Или ваш дом уже здесь, в Москве?

– Для меня ощущения и образ отчего дома несколько стерлись за последние двадцать лет (я уехал из Греции в четырнадцать). А мой нынешний дом – это сплошные самолеты, поезда и гостиницы. Например, за последние четыре дня побывал в трех городах. И как, скажите, при таком ритме не требовать хороших условий в гостинице?! Я же в противном случае просто не смогу нормально работать!

Отель, где останавливаюсь, должен быть комфортным и уютным. Независимо от того, проживу я там три дня или просто зайду после самолета принять душ перед спектаклем, как это было сейчас в Санкт-Петербурге. Я «жил» в номере... полтора часа.

В Москве собственного жилья у меня пока нет, я его снимаю. Но трагедии из этого не делаю (может быть, потому, что и семьи пока нет). Вот когда появится, отсутствие собственной квартиры наверняка станет проблемой.

– Как бы вы набросали персональную формулу комфорта?

– Мне нравится жить на высоте. С удовольствием купил бы квартиру на двадцатом или тридцатом этаже, чтобы обозревать окрестности и любоваться панорамой. Наверное, это объясняется тем, что вырос в невысоком – двухэтажном – доме.

Не люблю хай-тек. Мне больше нравится классический стиль, но без обоев – в Греции никогда не клеят обои. В белых стенах у меня лучше работает голова, отдыхают глаза, есть пространство для фантазии.

Конечно, жилище не должно быть маленьким – на двадцать квадратных метров. Хотелось бы прогуливаться из одной комнаты в другую, выходить на балкон... Мне было бы комфортно в квартире, скажем, площадью двести квадратных метров.

В ритме Первопрестольной

– А сейчас какие имеются «метры»?

– Снимаю небольшую квартирку на Маяковке, в которой почти не живу. Там чаще бывает приходящая уборщица.

– Ваши отношения с землей?

– В детстве помогал родителям, мы с братьями и сестрой следили за садом. Помню запах зелени, фруктов... Но после того, как в четырнадцать лет сбежал из дома, с землей дела не имел. Разве что на даче у друзей. Мы же там не только пьем и бездельничаем...

– А почему сбежали?

– Мечтал стать актером, нашел театральное училище в Днепропетровске, которое принимало юношей и девушек с четырнадцати лет. После восьмого класса уехал и сразу поступил.

– Как к этому отнеслись родители?

– Очень сильно переживали. Тем более что ни папа, ни мама ни малейшего отношения к кино никогда не имели. По маминой линии все родственники музыканты – в семье было семеро детей и все играли на разных инструментах. Один даже играет в симфоническом оркестре в Салониках. Дед по отцовской линии писал музыку и играл на греческой лире. Но остальные родственники к творческим профессиям отношения не имели.

А родители от моего «побега» были в шоке. Они считали, что мужчина должен приобрести нормальную «мужскую» профессию. Так как я учился в школе хорошо, то надеялись, что из меня получится либо врач, любо юрист. Но их надежды не сбылись.

Помню себя с четырех лет, уже в этом возрасте хотел быть артистом. Каким точно, не знал, но хотел, чтобы людям вокруг меня было весело. Кино очень любил... А потом как-то летом оказался в Москве и понял: это мой город, мой ритм, хочу здесь жить.

Хорошую театральную актерскую школу за плечами уже имел. И решил, что нужно поступить в институт кинематографии. С первого захода прошел во ВГИК на курс к Анатолию Ромашину.

Уже на втором курсе снялся ни много, ни мало – у Владимира Мотыля. Вообще считаю его своим крестным отцом в кинематографе.

Сейчас сложно говорить, что для меня важнее – театр или кино. Потому что театр – это бесконечный тренинг, когда растешь, думаешь, ищешь. Но и в кино иногда происходят озарения: ты играешь роль по частям, кусками, у тебя ощущение, что ты ничего особенного не сделал, но вот оно начинает складываться... И в результате думаешь: как же здорово! Правда, бывает и наоборот.

Он это сделал!

– Кто оказал в наибольшей степени влияние на ваше становление?

– Мои педагоги по речи – причем как в Днепропетровске, так и в Москве. Они вложили в меня очень много. Немало дал замечательный актер Андрей Борисович Голиков из доронинского МХАТа. А потом мне всегда везло с партнерами. Неизгладимые впечатления остались от работы с Михаилом Андреевичем Глузским, Владимиром Абрамовичем Этушем («Гамлет» Питера Штайна). Был счастлив работать с Ириной Купченко, Женей Мироновым, Ларисой Удовиченко, Еленой Сафоновой.

– Какие ленты вам наиболее дороги?

– Мне нравится то, что я сделал в картине «Мой личный враг». Люблю фильм «Война» Балабанова. Мне кажется вполне достойной роль в «Оперативном псевдониме-2». Не могу не вспомнить свою первую картину «Несут меня кони...» Владимира Мотыля. Она мне особо дорога, потому что на ней впервые столкнулся с кино и стал работать с таким великим мастером как Мотыль.

С удовольствием вспоминаю съемки картины «180 и выше» у Саши Стриженова. Там мне впервые пришлось встать на горные лыжи. Первый раз – и сразу в кадре. Полный восторг! А рядом – пропасть... Мне надо было съехать, воткнуть палки в снег, улыбнуться и снять маску. Я сделал это!

Сыграл не очень большую роль в фильме Виктора Шамирова «Дикари», поэтому сказать, что внес что-то глобальное в эту ленту, не могу. Но знаю, что многим зрителям картина нравится. Так же хорошо публика принимает фильм «Любовь-морковь», у меня там тоже небольшая роль. Недавно прошла премьера фильма «Иностранцы» Алексея Колмогорова. Я как раз находился на борту самолета и получил массу сообщений и лестных отзывов в свой адрес. Что и говорить – приятно.

– Вы свободный художник и не состоите в штате ни одного из театров. Тем не менее, выходите на сцену регулярно...

– Сейчас играю в двух антрепризных спектаклях – «Эй, Труффальдино!» (роль Флориндо) и «Ladies’ Night. Только для женщин» в постановке Виктора Шамирова.

Беседовала Елена Булова

Наша справка

Эвклид Кюрдзидис – российский актер греческого происхождения. Окончил Днепропетровское театральное училище (1987 год) и актерский факультет ВГИКа (1997 год).

Среди театральных ролей – Люциан в спектакле «Гамлет» в постановке Питера Штайна, Маркиз де ля Рондо в спектакле «Венецианская ночь» Центра драматургии и режиссуры под руководством М. Рощина и А. Казанцева, режиссер Ольга Субботина.

Снялся в фильмах: «Несут меня кони...», «Война», «Спецназ», «Баязет», «От 180 и выше», «Оперативный псевдоним-2», «Косвенные улики», «Сатисфакция», «Мой личный враг», «Дикари», «Иностранцы».

Другие статьи на тему: В гостях у звезды

  • Александр Михайлов: «Я душой все равно архитектор»
    Когда любимцу миллионов зрителей, народному артисту России исполнилось 65, с юбилеем его поздравил президент Дмитрий Медведев и подчеркнул: «Творчество Александра Михайлова – одно из лучших среди наследия российских актеров. Талантливо сыгранные им герои стали близки и дороги представителям разных поколений».
  • Федор Конюхов: Главная моя крыша – небосвод
    Он опять в путешествии. 1 января улетел в Новую Зеландию, где стоит его яхта. Оттуда курс на Фолклендские острова вокруг мыса Горн. После морского путешествия – сухопутная экспедиция через монгольскую пустыню Гоби на верблюде по Великому шелковому пути в Калмыкию... Мы разговариваем в тот редкий момент, когда Федор Конюхов на родине.
  • Александр Збруев: «Люблю ощущать тишину в себе и вокруг»
    В минувшем году народный артист России Александр Збруев отметил свое 70-летие. Человек немного замкнутый, он редко появляется на публике вне сцены, отказывается от работы в сериалах, не снимается в рекламе. Между тем любовь зрителя к нему не иссякает. А само имя актера служит знаком качества того «продукта», который выходит на экраны или появляется на подмостках театра, если Александр Викторович принимает участие в его создании.
  • Наталия Лаптева: «И тогда комиссия сказала: «Это некерамично!»
    Так уж сложилось исторически, что в районе Мясницкой всегда располагались мастерские художников. Здесь работали Василий Поленов, Алексей Саврасов, тут находится училище живописи. И нам весьма приятно входить в мастерскую, что находится в переулке с истинно московским названием – Кривоколенный. Улыбается хозяйка, художник-керамист Наталия Лаптева, улыбаются и играют всеми цветами ее многочисленные изделия.
  • Юрий Яковлев: «Начинать пришлось сразу с Шекспира»
    «С ним радостно на сцене. Он молниеносно реагирует на любой нюанс партнера, мгновенно подхватывает зазвучавшую в тебе ноту и присоединяется к ней. Он кажется летящей птицей, которой не надо контролировать свой полет, подсчитывать, сколько усилий нужно для взмаха крыла, – говорит о своем партнере народная артистка СССР, знаменитая принцесса Турандот Юлия Борисова. – Он «летит» плавно, свободно, мощно, исполненный радостью бытия, даря эту радость людям».