Московская жилищная газета

В гостях у звезды

Опубликовано на сайте: 19 июля 2007 г. 00:29
Публикация в газете: №29 (652) от 19 июля 2007 г.

Наталья Харахорина: «Укропа на моих грядках не будет»

Наталья Харахорина: «Укропа на моих грядках не будет»

Наталья принадлежит к числу тех женщин, рядом с которыми мужчины чувствуют себя героями. Удивительно женственная, она буквально лучится радостью и теплотой. Обожает свой дом и, наверное, получилась бы из нее прекрасная домохозяйка, если бы не стала она хорошей актрисой.

За «стиралку» и – вперед!

– Вы так много ездите! Какие бывают чувства, когда возвращаетесь домой?

– Я человек во всем постоянный. Очень к дому своему привязана, к городу и к району, где живу, – это район станции метро «Университет». И хотя квартира у нас – не ахти какие хоромы, а люблю возвращаться сюда из дальних странствий.

– Что нравится в доме делать?

– Не поверите – убираться! Кто-то любит готовить, а для меня уборка – святое дело. К ней специально готовлюсь и, когда выпадает выходной, с утра берусь за пылесос, включаю стиральную машину и начинаю...

– Есть ли персональная формула комфорта?

– Люблю большие пространства. Чтобы комната была большой, чтобы потолок и стены не давили. Нравятся удобные диваны и кресла – не слишком «вольтеровские», конечно, ведь человек не должен теряться в кресле. Но и не авангардные – те, что из нескольких металлических трубочек. Еще из окна должен быть виден зеленый двор. Наш – именно такой, деревья в нем зеленые, огромные. Конечно, хотелось бы смотреть из окна на Воробьевы горы, но это лишь мечты...

Когда кровать давалась с боем...

– Кто работал над интерьером дома? Дизайнера приглашали?

– Нет, что вы! Я поселилась в этой квартире в далекие советские времена, когда ни о каких дизайнерах и речи быть не могло. Помню, как родители записывались на гарнитур и стенку. А я стояла в очереди на софу – по ночам ходила отмечаться. Когда сейчас рассказываю дочери, в какое сложное время мы жили, что даже кровать «давалась с боем», чувствую – не понимает.

– У вас на стене много мягких игрушек. Что это – достойная замена ковру?

– Ковер – вещь из прошлой эпохи. Он хорош для больших квартир, как бы «сворачивает» пространство комнаты. Долго думала, куда девать игрушки, которые дарят на спектаклях. Думала-думала – и вот наконец придумала.

На самом деле в доме много подарков, которые выбросить жалко, а выставлять по полкам нет возможности. Вчера вот смотрю – стоит коробочка, открываю – там роскошный сувенир! Его подарили в другом городе, я привезла, поставила и забыла. А теперь открыла крышку – и радуюсь! Если когда-нибудь будет большая квартира, все это богатство обязательно красиво расставлю.

Лисенок и цыпленок

– Наташа, расскажите о вашем детстве.

– Можно сказать, что родилась я в деревне. В ближайшем Подмосковье – между Москвой и Внуково. Место это называлось «Комбинат «Московский». Дом деревенский, одноэтажный, у каждой семьи – отдельный вход, свой полисадник. А с тыльной стороны дома (квартира выходила на обе стороны) был сад! Помнится, залезешь на подоконник – и в этот сад. Здорово...

А еще мама рассказывала, что как-то – я тогда была совсем крохой, еще в пеленках – взяла она меня в поле, где работала. Положила под какой-то куст, а сама – на грядки, работать. Вернулась и видит: лежу я голенькая – лето же было! – газеткой шуршу, которую мама мне поиграть оставила. А рядом... живой лисенок. С большим интересом за мной наблюдает. Наверное, решил, что я – подросший цыпленок. Вот так...

– В какие игры играли в детстве?

– Играла с мальчишками во все мальчишеские игры, у меня же есть старший брат... Хотя и одиночество нравилось, любила ходить в лес за грибами. Даже свое грибное «место» было, там росли подберезовики, я их срывала маленькими, так что они никогда не вырастали.

– В праздники что ставилось на стол?

– Мои институтские друзья часто бывали у нас и восхищались – какой у мамы вкусный холодец! Она готовила его на все праздники, но, удивительно, мы с братом его не любили. Зато наши дети холодец обожают...

Из «Щепки» в «Щуку» и обратно

– С чего начался театр?

– Родители у меня – люди простые, из тамбовской губернии, никакого отношения к театру никогда не имели. Но у отца был достаточно влиятельный родственник. После службы в армии папа обратился к нему с просьбой помочь перебраться поближе к столице. Родственник тут же предложил работу и проживание в Москве, но отец вдруг испугался: такой огромный город, другой ритм! Так мы и оказались не в Москве, а в Подмосковье, но родители были довольны.

В первый год поступить в театральный не получилось, потому что была «правильной девочкой», считала: не подготовившись, не имею права поступать в вуз. Поэтому пошла работать в Ленинскую библиотеку. Поставили в зал периодики. А там – журналы иностранные! Киношные! С фотографиями актеров! Представляете – в те годы?!

А на второй год в Щепкинском училище Коршунов набирал курс и, заметив меня у дверей приемной комиссии, взял документы. Я отдала и отправилась в «Щуку», где набирал последний курс великий Массальский. Павел Владимирович тогда взял меня за руку, отвел в учебную часть и попросил, чтобы «девочке объяснили, какие нужно принести бумаги». Я поняла, что меня и здесь возьмут, кинулась в «Щепку» – забирать документы. А мне: «Не отдадим!». – «Но я передумала поступать в театральный!» – настаивала я. В приемной комиссии сидели люди неглупые: «Вот после экзаменов и заберете», – сказали. Все правильно они смекнули. Помню, как тогда переживала. Неудобно было объяснять Массальскому, что да как. В конце концов, закончила Щепкинское. Но после окончания в Малый театр не рвалась: мы, молодые, считали, что нечего нам там делать, – там же тогда играли «зубры». Наверное, правильно мы так считали...

Но зато после училища стала много сниматься. А потом пригласила в свою труппу Екатерина Еланская, которая тогда собирала театр «Сфера».

– Приходилось ли отказываться от киноролей?

– Педагоги не разрешали сниматься, говорили, что нам надо сначала овладеть азами профессии, а потом уж мелькать на экране.

– За что любите профессию?

– За живое общение с залом. Нравится слушать, как он дышит с тобой в одном ритме, плачет вместе с тобой. Зрители сострадают моей героине, радуются за нее – это такое удовольствие!

Мамино варенье

– Как отдыхаете?

– Раньше всегда совмещала отдых с работой. Весь год на сцене, а летом – съемки, например, в Одессе. Сейчас надо бы, конечно, куда-то поехать, но две недели лежать на пляже не могу... Я еще до этого «не доросла». Но зато ежегодно приглашают на фестиваль в «Орленок», – а это и море, и работа: мастер-классы для детей, представление новых фильмов. Вот туда и езжу. С дочерью.

– А на дачу?

– Родители все время там что-то сажают, а я с ними ругаюсь: столько сил тратить на укроп! Приедешь на дачу, хочется отдохнуть, полежать. Максимум, на что меня хватает, – набрать клубники или собрать крыжовника с куста. А родители все выращивают, переживают, когда урожай гибнет из-за морозов или засухи. Мама наварила варенье, забила весь мой холодильник. А мы просто не в состоянии это съесть! Вот если бы у меня была своя дача – посадила бы только цветочки. Наверное, так думают все, у кого дачи пока нет, а потом...

Вот приезжаю к знакомым, а они с гордостью ведут на хилую грядочку, где растут три пучка укропа. Прекрасно же помню, как клялись и божились: никогда, ни за что! Ну прямо как я.

Елена Булова

НАША СПРАВКА

Наталья Харахорина, заслуженная артистка РФ, закончила Щепкинское театральное училище, актриса театра «Сфера», снималась в фильмах «Пираты XX века», «Белые росы», «Воздушные пираты», «Чертов пьяница», «Моменто мори», «Кешка и «гангстеры», «Вход в лабиринт», «Вера. Надежда. Любовь», «34-й скорый», «Цыганское счастье» и многих других.

Другие статьи на тему: В гостях у звезды

  • Александр Михайлов: «Я душой все равно архитектор»
    Когда любимцу миллионов зрителей, народному артисту России исполнилось 65, с юбилеем его поздравил президент Дмитрий Медведев и подчеркнул: «Творчество Александра Михайлова – одно из лучших среди наследия российских актеров. Талантливо сыгранные им герои стали близки и дороги представителям разных поколений».
  • Федор Конюхов: Главная моя крыша – небосвод
    Он опять в путешествии. 1 января улетел в Новую Зеландию, где стоит его яхта. Оттуда курс на Фолклендские острова вокруг мыса Горн. После морского путешествия – сухопутная экспедиция через монгольскую пустыню Гоби на верблюде по Великому шелковому пути в Калмыкию... Мы разговариваем в тот редкий момент, когда Федор Конюхов на родине.
  • Александр Збруев: «Люблю ощущать тишину в себе и вокруг»
    В минувшем году народный артист России Александр Збруев отметил свое 70-летие. Человек немного замкнутый, он редко появляется на публике вне сцены, отказывается от работы в сериалах, не снимается в рекламе. Между тем любовь зрителя к нему не иссякает. А само имя актера служит знаком качества того «продукта», который выходит на экраны или появляется на подмостках театра, если Александр Викторович принимает участие в его создании.
  • Наталия Лаптева: «И тогда комиссия сказала: «Это некерамично!»
    Так уж сложилось исторически, что в районе Мясницкой всегда располагались мастерские художников. Здесь работали Василий Поленов, Алексей Саврасов, тут находится училище живописи. И нам весьма приятно входить в мастерскую, что находится в переулке с истинно московским названием – Кривоколенный. Улыбается хозяйка, художник-керамист Наталия Лаптева, улыбаются и играют всеми цветами ее многочисленные изделия.
  • Юрий Яковлев: «Начинать пришлось сразу с Шекспира»
    «С ним радостно на сцене. Он молниеносно реагирует на любой нюанс партнера, мгновенно подхватывает зазвучавшую в тебе ноту и присоединяется к ней. Он кажется летящей птицей, которой не надо контролировать свой полет, подсчитывать, сколько усилий нужно для взмаха крыла, – говорит о своем партнере народная артистка СССР, знаменитая принцесса Турандот Юлия Борисова. – Он «летит» плавно, свободно, мощно, исполненный радостью бытия, даря эту радость людям».