23:30:44
11 апреля 2021 г.

Наталья Харахорина: «Укропа на моих грядках не будет»

В гостях у звездыНаталья принадлежит к числу тех женщин, рядом с которыми мужчины чувствуют себя героями. Удивительно женственная, она буквально лучится радостью и теплотой. Обожает свой дом и, наверное, получилась бы из нее прекрасная домохозяйка, если бы не стала она хорошей актрисой.

За «стиралку» и – вперед!

– Вы так много ездите! Какие бывают чувства, когда возвращаетесь домой?

– Я человек во всем постоянный. Очень к дому своему привязана, к городу и к району, где живу, – это район станции метро «Университет». И хотя квартира у нас – не ахти какие хоромы, а люблю возвращаться сюда из дальних странствий.

– Что нравится в доме делать?

– Не поверите – убираться! Кто-то любит готовить, а для меня уборка – святое дело. К ней специально готовлюсь и, когда выпадает выходной, с утра берусь за пылесос, включаю стиральную машину и начинаю…

– Есть ли персональная формула комфорта?

– Люблю большие пространства. Чтобы комната была большой, чтобы потолок и стены не давили. Нравятся удобные диваны и кресла – не слишком «вольтеровские», конечно, ведь человек не должен теряться в кресле. Но и не авангардные – те, что из нескольких металлических трубочек. Еще из окна должен быть виден зеленый двор. Наш – именно такой, деревья в нем зеленые, огромные. Конечно, хотелось бы смотреть из окна на Воробьевы горы, но это лишь мечты…

Когда кровать давалась с боем…

– Кто работал над интерьером дома? Дизайнера приглашали?

– Нет, что вы! Я поселилась в этой квартире в далекие советские времена, когда ни о каких дизайнерах и речи быть не могло. Помню, как родители записывались на гарнитур и стенку. А я стояла в очереди на софу – по ночам ходила отмечаться. Когда сейчас рассказываю дочери, в какое сложное время мы жили, что даже кровать «давалась с боем», чувствую – не понимает.

– У вас на стене много мягких игрушек. Что это – достойная замена ковру?

– Ковер – вещь из прошлой эпохи. Он хорош для больших квартир, как бы «сворачивает» пространство комнаты. Долго думала, куда девать игрушки, которые дарят на спектаклях. Думала-думала – и вот наконец придумала.

На самом деле в доме много подарков, которые выбросить жалко, а выставлять по полкам нет возможности. Вчера вот смотрю – стоит коробочка, открываю – там роскошный сувенир! Его подарили в другом городе, я привезла, поставила и забыла. А теперь открыла крышку – и радуюсь! Если когда-нибудь будет большая квартира, все это богатство обязательно красиво расставлю.

Лисенок и цыпленок

– Наташа, расскажите о вашем детстве.

– Можно сказать, что родилась я в деревне. В ближайшем Подмосковье – между Москвой и Внуково. Место это называлось «Комбинат «Московский». Дом деревенский, одноэтажный, у каждой семьи – отдельный вход, свой полисадник. А с тыльной стороны дома (квартира выходила на обе стороны) был сад! Помнится, залезешь на подоконник – и в этот сад. Здорово…

А еще мама рассказывала, что как-то – я тогда была совсем крохой, еще в пеленках – взяла она меня в поле, где работала. Положила под какой-то куст, а сама – на грядки, работать. Вернулась и видит: лежу я голенькая – лето же было! – газеткой шуршу, которую мама мне поиграть оставила. А рядом… живой лисенок. С большим интересом за мной наблюдает. Наверное, решил, что я – подросший цыпленок. Вот так…

– В какие игры играли в детстве?

– Играла с мальчишками во все мальчишеские игры, у меня же есть старший брат… Хотя и одиночество нравилось, любила ходить в лес за грибами. Даже свое грибное «место» было, там росли подберезовики, я их срывала маленькими, так что они никогда не вырастали.

– В праздники что ставилось на стол?

– Мои институтские друзья часто бывали у нас и восхищались – какой у мамы вкусный холодец! Она готовила его на все праздники, но, удивительно, мы с братом его не любили. Зато наши дети холодец обожают…

Из «Щепки» в «Щуку» и обратно

– С чего начался театр?

– Родители у меня – люди простые, из тамбовской губернии, никакого отношения к театру никогда не имели. Но у отца был достаточно влиятельный родственник. После службы в армии папа обратился к нему с просьбой помочь перебраться поближе к столице. Родственник тут же предложил работу и проживание в Москве, но отец вдруг испугался: такой огромный город, другой ритм! Так мы и оказались не в Москве, а в Подмосковье, но родители были довольны.

В первый год поступить в театральный не получилось, потому что была «правильной девочкой», считала: не подготовившись, не имею права поступать в вуз. Поэтому пошла работать в Ленинскую библиотеку. Поставили в зал периодики. А там – журналы иностранные! Киношные! С фотографиями актеров! Представляете – в те годы?!

А на второй год в Щепкинском училище Коршунов набирал курс и, заметив меня у дверей приемной комиссии, взял документы. Я отдала и отправилась в «Щуку», где набирал последний курс великий Массальский. Павел Владимирович тогда взял меня за руку, отвел в учебную часть и попросил, чтобы «девочке объяснили, какие нужно принести бумаги». Я поняла, что меня и здесь возьмут, кинулась в «Щепку» – забирать документы. А мне: «Не отдадим!». – «Но я передумала поступать в театральный!» – настаивала я. В приемной комиссии сидели люди неглупые: «Вот после экзаменов и заберете», – сказали. Все правильно они смекнули. Помню, как тогда переживала. Неудобно было объяснять Массальскому, что да как. В конце концов, закончила Щепкинское. Но после окончания в Малый театр не рвалась: мы, молодые, считали, что нечего нам там делать, – там же тогда играли «зубры». Наверное, правильно мы так считали…

Но зато после училища стала много сниматься. А потом пригласила в свою труппу Екатерина Еланская, которая тогда собирала театр «Сфера».

– Приходилось ли отказываться от киноролей?

– Педагоги не разрешали сниматься, говорили, что нам надо сначала овладеть азами профессии, а потом уж мелькать на экране.

– За что любите профессию?

– За живое общение с залом. Нравится слушать, как он дышит с тобой в одном ритме, плачет вместе с тобой. Зрители сострадают моей героине, радуются за нее – это такое удовольствие!

Мамино варенье

– Как отдыхаете?

– Раньше всегда совмещала отдых с работой. Весь год на сцене, а летом – съемки, например, в Одессе. Сейчас надо бы, конечно, куда-то поехать, но две недели лежать на пляже не могу… Я еще до этого «не доросла». Но зато ежегодно приглашают на фестиваль в «Орленок», – а это и море, и работа: мастер-классы для детей, представление новых фильмов. Вот туда и езжу. С дочерью.

– А на дачу?

– Родители все время там что-то сажают, а я с ними ругаюсь: столько сил тратить на укроп! Приедешь на дачу, хочется отдохнуть, полежать. Максимум, на что меня хватает, – набрать клубники или собрать крыжовника с куста. А родители все выращивают, переживают, когда урожай гибнет из-за морозов или засухи. Мама наварила варенье, забила весь мой холодильник. А мы просто не в состоянии это съесть! Вот если бы у меня была своя дача – посадила бы только цветочки. Наверное, так думают все, у кого дачи пока нет, а потом…

Вот приезжаю к знакомым, а они с гордостью ведут на хилую грядочку, где растут три пучка укропа. Прекрасно же помню, как клялись и божились: никогда, ни за что! Ну прямо как я.

Елена Булова

НАША СПРАВКА

Наталья Харахорина, заслуженная артистка РФ, закончила Щепкинское театральное училище, актриса театра «Сфера», снималась в фильмах «Пираты XX века», «Белые росы», «Воздушные пираты», «Чертов пьяница», «Моменто мори», «Кешка и «гангстеры», «Вход в лабиринт», «Вера. Надежда. Любовь», «34-й скорый», «Цыганское счастье» и многих других.

Похожие записи
Квартирное облако
Аналитика Аренда Градплан Дачная жизнь Дети Домашняя экономика Доступное жильё Доходные дома Загородная недвижимость Зарубежная недвижимость Интервью Исторические заметки Конфликты Купля-продажа Махинации Метры в сети Мой двор Молодая семья Моссоцгарантия Налоги Наследство Новости округов Новостройки Обустройство Одно окно Оплата Оценка Паспортизация Переселение Подмосковье Приватизация Прогнозы Реконструкция Рента Риелторы Сад Строительство Субсидии Транспорт Управление Цены Экология Электроэнергия Юмор Юрконсультация