Московская жилищная газета

Жилищное право

Опубликовано на сайте: 15 марта 2007 г. 19:24
Публикация в газете: №11 (634) от 15 марта 2007 г.

По Страсбургскому счету

По Страсбургскому счету

В последние годы мы видим настоящий «девятый вал» обращений в Европейский Суд по правам человека в Страсбурге – согласно статистике, за прошедшие восемь лет Суд вынес уже более ста постановлений против властей в России. Только в 2005 году в этот французский город наши сограждане отправили 8781 жалобу, при этом, правда, приемлемыми для рассмотрения по существу из них признаны только 110.

Не зная броду...

Однако представление об иноземном суде как о «луче света в темном царстве», способном в два счета преодолеть косность отечественного правосудия, на мой взгляд, – опасная иллюзия.

Прежде всего, для обращения в Страсбург необходимо, чтобы были исчерпаны все имеющиеся средства внутригосударственной защиты, причем на практике под этой самой «исчерпанностью» понимается наличие «отказного» решения кассационной инстанции. Кроме того, необходимо соблюсти срок для подачи обращения в Суд – шесть месяцев с момента принятия окончательного решения по вашему делу, а само предполагаемое нарушение ваших прав должно было произойти после 1998 года. Наконец, следует учитывать, что деятельность Страсбургского Суда целиком и полностью основана на Европейской Конвенции о правах человека и основных свободах от 4 ноября 1950 года. Поэтому Суд может рассматривать дела о нарушении только тех прав и свобод, которые прямо поименованы в этой Конвенции. В основном это личные права граждан, в то время как многие социально-экономические права, в том числе и жилищные, остались за бортом ее правового регулирования.

Таким образом, «лобовая атака» на нарушения жилищных прав граждан России в Европейском Суде, скорее всего, останется безуспешной.

Суд жильем не обеспечивает

Думая о перспективах подачи жалобы в Европейский Суд в связи с нарушениями именно жилищных прав, следует помнить о том, что прямое отношение к этой теме имеет только статья 8 Конвенции, согласно которой «каждый имеет право на уважение его жилища... не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе...».

Таким образом, право на уважение жилища рассматривается Европейским Судом исключительно в контексте права на уважение личной и семейной жизни человека, как составная часть этих защищаемых Конвенцией ценностей.

Поэтому статья 8 Конвенции и не содержит формулировки права на обеспечение жилищем, а имеющаяся судебная практика Европейского Суда также не признает за гражданами такого права. Как было сказано в одном из решений Суда, «несомненно, желательно, чтобы каждый имел место, где он мог бы проживать с достоинством и которое он мог бы назвать домом. К сожалению, в тех государствах, где пытаются сгладить конфликт, многие не имеют жилища. Вопрос о том, выделяет ли государство фонды для обеспечения каждого жильем, является вопросом политического, а не судебного решения... Статья 8 Конвенции не гарантирует права купить определенное имущество, например, квартиру, но защищает только право любого лица на уважение его настоящего жилища».

А вот и прецеденты

С точки зрения россиян, полагающих свои жилищные права нарушенными, несомненный практический интерес представляют следующие прецеденты, рассмотренные Европейским Судом.

Дела «Сколло против Италии», «Спадеа и Скаларино против Италии», в которых права владельца помещения ограничивались национальным судом с тем, чтобы справиться с нехваткой жилья, и его действия Суд признал правильными.

Дело «Велоса Баррето против Португалии», в котором, напротив, было установлено нарушение положений ст. 8 Конвенции, а в решении Суда от 21 ноября 1995 г. отмечено, что «требование расторгнуть договор найма жилого помещения может быть удовлетворено при условии острой необходимости владельца в жилье».

В одном из последних дел «Бабилонова против Словакии» (решение от 20 июня 2006 г.) обжаловалось лишение предусмотренной законом возможности аннулировать регистрацию по домашнему адресу заявительницы предыдущего владельца жилья, учитывая, что он не мог постоянно проживать в каком-нибудь другом месте. Суд также решил, что по делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции, и постановил выплатить заявительнице 1500 евро в качестве компенсации причиненного ей морального вреда.

Дело «Лопез Остра против Испании» (решение Суда от 9 декабря 1994 г.) интересно тем, что в нем вопрос о нарушении права на уважение жилища был рассмотрен сквозь призму необходимости соблюдения экологических прав граждан. В двенадцати метрах от дома, где жил заявитель, был построен завод по переработке отходов производства, причем власти активно стремились продлить доставляемые неудобства, а другое жилье было предложено заявителю с большим запозданием. Суд, признавая нарушение ст. 8 Конвенции, в своем решении указал, что сильное загрязнение окружающей среды может сказаться на благополучии людей в такой степени, что крайне отрицательно отразится на их личной и семейной жизни, не подвергая, однако, серьезной опасности их здоровье.

Наконец, первым из российских дел, в котором была успешно применена ст. 8 Конвенции в контексте допущенных нарушений права на уважение жилища, стало дело «Прокопович против России» (№ 582255/00), решение от 18 ноября 2003 г. Заявительница обжаловала выселение из квартиры после смерти ее сожителя, бывшего ответственным квартиросъемщиком. Суд, признав факт нарушения властями требований ст. 8 Конвенции, постановил выплатить заявительнице компенсацию в размере 6120 евро в возмещение причиненного ей морального вреда.

Еще одним орудием в борьбе за жилищные права россиян может стать статья 1 Дополнительного протокола (Протокола № 1) к Конвенции, которая сформулирована следующим образом: «каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом...». Имущественные права, например, право пользования жилым помещением (а не одно только право собственности на него!), полностью подпадают под сферу применения статьи 1 Протокола № 1.

Шансы? Есть

Внимательное же изучение ряда прецедентов из практики применения Европейским Судом норм Дополнительного протокола, например, дел «Спорронг и Леннрот против Швеции», «Джеймс и другие против Великобритании», позволяет утверждать, что россияне имеют неплохие перспективы в Суде и в случае обжалования ими как действий властей, не соблюдающих нормы градостроительной деятельности, так и необоснованного изъятия жилых помещений при сносе и переселении в связи с изъятием территории для неких абстрактных государственных нужд.

И, наконец, практически по любому судебному делу в России, в результате рассмотрения которого оказались затронуты жилищные права граждан, прямо не упомянутые в Конвенции, можно сослаться также на нарушения ст. 6 Конвенции, которая гласит: «каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».

Подведем некоторые итоги. Потенциал Европейского Суда использовать не просто, но зато и результаты при грамотном подходе к делу бывают очень даже неплохие. Если Суд принимает положительное решение, то это, как правило, означает, что человек, подавший жалобу, получает материальную компенсацию. При этом в Страсбурге не пересматривается само дело, в результате которого были нарушены права человека.

С другой стороны, в любой европейской стране, когда ясно, что по какому-то делу Страсбургский Суд вот-вот примет решение, констатирующее нарушение прав человека, тотчас же предпринимают меры, чтобы замять скандал, не дать довести дело до итогового акта. Находят жалобщика, предлагают ему полюбовное урегулирование. Пересматривают любые решения национального суда. Выплачивают компенсацию. В общем, «умасливают» заявителя всеми возможными способами. Лишь бы только забрал свою «телегу».

Равняемся на Европу

По счастью, и у нас в стране, как это ни странно, стало происходить нечто подобное. Видимо, высшим должностным лицам России, особенно в преддверии очередных выборов, пока еще не все равно, как и что о них говорят за границей. Если в Суд попадает действительно обоснованная жалоба, имеющая перспективу, то тогда и судьба вашего дела в России может измениться волшебным образом.

Надежда, как известно, умирает последней. Вот почему каждую неделю из России приходят в Страсбург около сотни жалоб, хотя судебную перспективу из них реально имеют лишь единицы. Увы, Страсбургский Суд очень строг в отношении подаваемых жалоб и рассматривает их в точном соответствии с европейскими стандартами судопроизводства. С которыми у нас, естественно, мало кто знаком, потому что главное здесь – не просто заполнить соответствующий специальный формуляр и отправить его во Францию, а найти такие нарушения в вашем деле, которые точно подходят под критерии Европейской Конвенции по правам человека, а также разыскать соответствующие прецеденты (решения по похожим делам). Учтите, что прецедентов много, они нередко существуют в совершенно неудобочитаемой форме, к тому же далеко не все постановления Европейского Суда вообще переведены на русский язык.

Надо знать, что в Страсбургском Суде любую жалобу сначала принимают и присваивают ей номер. Затем она начинает проходить через несколько достаточно строгих фильтров. Длится это долго. Больше года или дольше. На каком-то этапе большинство жалоб отсеивают. И лишь в случае, если жалоба прошла через все барьеры и готова для рассмотрения Страсбургским Судом, только тут вступают в дело наши власти и начинают активно действовать, вплоть до того, что келейно договариваются с жалобщиком.

Или не договариваются. Для справки – максимальная сумма выплаты по делу против России пока составляет 250 тыс. евро (известное дело Михеева о пытках и незаконном содержании под стражей, в результате чего человек на всю жизнь стал инвалидом).

Ну что, не раздумали еще жаловаться? Тогда, перефразируя известную рекламу, эта статья уже пришла к вам...

Другие статьи на тему: Жилищное право

  • Власти против аварийности
    В России порядка 16 млн. кв.м. жилого фонда является аварийным. Из них около 10 млн. приходится на многоквартирные дома. Однако нередко так бывает, что здание, очевидно непригодное для проживания, официально к таковым не относится. Следовательно, не приходится мечтать о переселении из него в нормальные условия. Какие же усилия необходимо предпринять, чтобы признать жилье подлежащим сносу или реконструкции, и на что можно рассчитывать в таком случае?
  • Москва наступает
    Снесут ли ваш загородный дом или дачу чиновники при наступлении новой Москвы на бывшее Подмосковье, присоединенное к столице? Или вы получите компенсацию, которая не покроет и малой доли потерь? Что делать собственникам, чтобы не потерять свое кровное, как опереться на закон, который вас выручит?
  • Какой статус – такое и право
    Остался вдовцом с двумя детьми. В связи с этим теща продала свою квартиру в другом городе и приехала ко мне помогать воспитывать внуков. Я ее прописал на постоянное жительство, но теперь не знаю, будет ли это считаться ухудшением жилищных условий и не вычеркнут ли меня при этом из очереди на жилье. Что можно сделать, чтобы ничего не потерять?
    Станислав Бережной
  • Если дом оказался вдруг...
    Зимой нередко вскрываются изъяны, допущенные при строительстве нового дома, на которые первоначально мало кто из новоселов обращает внимание.
  • Верни, я все прощу...
    Mуж с женой прожили вместе много лет, сейчас в разводе. Муж жил на жилплощади жены без «прописки» (квартира приватизирована). Все эти годы жена не работала, семью содержал муж, он же платил за коммунальные услуги, делал ремонт. Может ли муж претендовать на какую-либо компенсацию своих затрат?
    Александр Ереемев