14:31:52
17 июня 2024 г.

Фемида создала прецедент, или Неподходящий человек на подходящем месте

ЖКХЕсть такой мрачновато-тюремный юмор: раньше сядешь, раньше выйдешь. Виталий Чуйкин, видимо, не придавал значения подобной ироничной заповеди: во всяком случае, свой первый срок он начал «мотать», будучи не мальчиком, но мужем – 60-ти лет от роду. Что само по себе довольно оригинально.

При всем том в анналы судопроизводства ему суждено попасть по другой причине: Виталию Александровичу выпала почетная и ответственная роль первой ласточки (если только вестница весны способна заниматься хищениями в особо крупных размерах) – он осужден как председатель ЖСК.

Никакими «размерами» нас, понятное дело, не впечатлишь. Удивиться и огорчиться мы по нынешним временам можем, разве что узнав: на сей раз обобрали не чужого дядю, не абстрактное государство, а именно нас! Хотя допускаю, что многие члены ЖСК, выбрав в очередной раз председателя и правление, начинают время от времени испытывать сомнения по поводу их компетентности, а также кристальной честности и преданности высшим идеалам жилищно-коммунальной сферы. А вот члены ЖСК «Регион» могут, наконец, оставить метания и вздохнуть с облегчением: их худшие подозрения в отношении председателя (теперь уже бывшего) полностью подтвердились. И не далее как в прошлом месяце Черемушкинский районный суд города Москвы поставил в уголовном деле гражданина Чуйкина последнюю точку.

Офисы тесноты не боятся

При всем желании не могу расщедриться на комплименты по поводу изобретательности и фантазии этого гражданина – чего не было, того не было. Зато впечатляют настойчивость и упорство в достижении цели. Наш отрицательный герой приходил в банк и предъявлял чековую книжку, чтобы снять деньги на хозяйственные нужды. И ему беспрепятственно выписывали любые суммы: 10, 40, 60 тысяч рэ… Иногда по нескольку раз в день!

На какие нужды? На ремонт. Правда, ни один из видов ремонта – даже самый мелкий, косметический (к примеру, покраска стен в подъезде), не проводился, что и зафиксировано в многочисленных заявлениях жильцов. Ну а если что и делалось – то на средства ДЕЗа. Странно также, что «сверхактивность» председателя ЖСК не вызывала подозрений у банка.

«Добытые» средства Чуйкин недрогнувшей рукой клал в карман. Точно так же поступал с дензнаками, которые пайщики вживую приносили не в банк, а в правление кооператива. Подобная форма оплаты в ЖСК тоже возможна. Но в «Регионе» жильцам взамен денег выдавали квитанции… с печатью ЖСК. В дальнейшем такие взносы до банка не доходили, поскольку председатель опять же оставлял их себе.

Поначалу общую сумму похищенных средств пытались оценить в 3,5 миллиона рублей. Однако суд, руководствуясь лишь цифрами, которые подтверждены документально (другие он не мог брать во внимание), снизил первоначальную сумму до 2,15 миллиона. Что, впрочем, также относится к «ущербу в особо крупном размере» и подлежит возмещению.

Прямыми хищениями председатель ЖСК занимался долгих восемь лет. А чтобы «заскирдовать» еще больше, поселил в пустующую комнату правления кооператива «нелегалов» из бывших союзных республик и брал с них деньги. Когда гости съехали, выяснилось, что они наговорили по межгороду аж на сто с лишним тысяч рублей. Оплатили эти разговоры (ничего о том не ведая) пайщики.

Уже после того, как на Чуйкина завели дело, со всех концов необъятной родины начали приходить (и по сей день приходят) письма с просьбой уладить то или иное финансовое дело. Как оказалось, масса коммерческих контор из городов и весей была зарегистрирована по адресу правления ЖСК «Регион». Судя по письмам и звонкам, их насчитывалось никак не меньше сотни. Сотня офисов в маленькой двухкомнатной квартирке! И никого это не волновало, кроме, естественно, председателя: «московская прописка» стоила немалых денег, которые он также присваивал.

Была ли «групповуха»?

У Чуйкина имелась 3-комнатная квартира, где он жил вдвоем с женой. Показалась, что тесно, и на украденные у жильцов деньги купил еще одну. Потом приобрел «Рено». Благоустроил дачный участок… Здесь, наверное, стоит заметить, что председатель отлично знал, чем все это пахнет. Неслучайно на его банковском счету ничего не было. И квартира, и машина оформлены на имя сына. Ну а скромная официальная зарплата председателя составляла всего 3,5 тысячи «деревянных».

Действовал ли он в одиночку? Тайна сия велика есть. Хотя в обвинительном заключении поминалась бухгалтер Галина Малеева, которой он давал доверенность для банка, но тут же в тексте приводились ее слова: «была не в курсе», «не знала, на что шли суммы». Такой вот наивный и простодушный бухгалтер.

А еще в штате ЖСК числилась дама-комендант. Фамилия ее в судебном решении даже не названа (не будем называть и мы), отметим лишь зарплату – две тысячи. Так вот, на эти более чем скромные деньги комендант тоже умудрилась купить квартиру.

Черпала ли она из тех же источников, что и Чуйкин? Того не ведаем, зато охотно выскажем предположение: любая ловкая личность знает, что за «групповуху» дают больше. А потому – никакого сговора! По сути же, и бухгалтер, и комендант, и Чуйкин просто спасали себя. Впрочем, настаивать на такой версии не будем – это не дело журналиста. Скорее, работа следователя.

Встать, суд идет!

Факт воровства выяснился случайно. Три года назад на каждом из подъездов появились объявления: «ЖСК «Регион» не переводит деньги ДЕЗу. Если не вернете долг, подаем в суд и прекращаем обслуживание».

Почему дирекция не возмутилась раньше? Еще одна загадка. Заметим лишь, что именно тогда поменялось все руководство ДЕЗа. Прежняя дирекция претензий не предъявляла. Какие отношения были у нее с ЖСК, можно только догадываться. Но, так или иначе, новые руководители ДЕЗа с недостачей мириться не собирались. Тогда-то все и всплыло.

Вслед за ДЕЗом стала решительнее действовать МОЭК (Московская объединенная энергетическая компания): «Нам «Регион» тоже должен. Не вернет – отключим тепло и горячую воду». А на носу была зима…

И тогда кооператив загудел. Выбрали новое правление и новую ревизионную комиссию. Подключили УБЭП, следователей… Новое правление ЖСК (надо отдать должное твердости и настойчивости его председателя Александра Лукомника) все-таки довело дело до уголовного процесса. В решении суда записано: «Чуйкин признал себя виновным в совершении преступления». Приговор: «Пять лет с отбыванием наказания в колонии общего режима».

Под стражу его взяли прямо в зале суда.

Припрячем на дорожку

А теперь нюансы психологического свойства.

После объявления приговора А. Лукомник обратился к адвокату Чуйкина (а потом и к Чуйкину-младшему) со словами: «Поверьте, мы не стремимся к тому, чтобы человек проводил свои немолодые годы на нарах. Нам лишь бы деньги вернуть – ведь мы небогатый кооператив…».

И это сущая правда. Из 148 членов ЖСК – двенадцать ветеранов Великой Отечественной (из них – четыре инвалида), шесть человек старше 80 лет, а всего сто десять пайщиков имеют право на льготы и субсидии. Вот у кого крал Чуйкин.

Что же предлагал кооператив? У Чуйкина 3-комнатная квартира, пусть обменяет на 1-комнатную. Разница как раз и покроет долг.

«Мы же в свою очередь, – говорил новый председатель, – обязуемся ходатайствовать перед кассационной инстанцией, чтобы Чуйкину учли этот шаг и скостили срок. Или даже дали условный». (Замечу, что подобные действия правления ЖСК – вполне в рамках закона.) Хотя, все, понятно, зависело от суда. Впрочем, и от семьи Чуйкина тоже. Так каково же ее решение?

Мнения разделились. Скептики говорили: «Наплевать жене и сыну на Чуйкина-старшего. Надеются, что по возрасту, да за примерное поведение его отпустят раньше. Зато квартира останется». Им возражали оптимисты: «Не могут же люди так запросто сдать родного человека! Нет, семья его не бросит».

Правы оказались скептики. От родных никаких просьб не было. Приговор вступил в силу.

Удовлетворения членам ЖСК, надо сказать, такое наказание не принесло. Было зло – да прошло. Сейчас их задача: вернуть деньги. Ведь каждой квартире – чтобы рассчитаться с долгами – увеличили квартплату. Понятно: если семья Чуйкиных отказалась это сделать, расплачиваться надо пайщикам. Других путей нет.

Впрочем, крохотная надежда остается. На основании решения суда кооператив может попытаться осуществить намеченную схему размена (в рамках открытого исполнительного судебного производства и, понятно, с участием судебных приставов). Однако процедура эта затяжная и сложная. Добьются ли успеха – большой вопрос.

НАШ КОММЕНТАРИЙ

Мы обратились к вице-президенту Ассоциации кооперативных организаций России и председателю Московского Союза ЖК и ЖСК Валентину Григорьеву с просьбой прокомментировать ситуацию. Вот что он сообщил:

– На одном из еженедельных собраний активистов ЖСК, где собираются люди, кровно заинтересованные в развитии своего кооператива, я задал вопрос: «Как у вас обстоят финансовые дела в ЖСК? Есть ли подозрения, что со стороны руководства происходят хищения?». Поднялся лес рук…

Странное положение, не правда ли? На глазах сотен и даже тысяч людей расхищается общее имущество, совершается явное преступление, но судебно-следственные органы стоят в стороне. На личные цели расходуются общественные миллионы, но мошенники остаются безнаказанными. А ведь сажают за куда меньшие провинности. В этом смысле судебное решение по ЖСК «Регион» уникально (кроме этого, я знаю только один подобный случай – в ЖСК «Тушино-12», но там председатель был осужден на гораздо меньший срок). Это решение будет иметь прецедентный характер и, возможно, послужит уроком для других жилищных кооперативов страны.

Что же касается самих нарушений, то их, увы, масса.

…22-этажный дом на Юго-Западе, который еще в 60-е построила АН СССР. К нему была сделана пристройка, и уже в новейшие времена ее занял один из крупных банков. Понятно, что и она возводилась на деньги пайщиков, принадлежит им, но никаких документов не сохранилось. Кто о них тогда думал?

Итак, председатель ЖСК (им был выбран профессор МГУ) предложил: «Докажем через суд, что пристройка оплачена жильцами. Я даже предложу вам очень квалифицированного адвоката – моего сына. Можете не сомневаться – он выиграет дело. Правда, адвокат он дорогой – меньше $50 000 не возьмет. Но уверяю, игра стоит свеч. После сдачи пристройки в аренду мы десять раз окупим его гонорар».

Против этого не возражал ни один член кооператива. Нужно ли говорить, что суд так и не состоялся: адвокат исчез. Как потом выяснилось, уехал на Запад. Председатель кооператива пожимал плечами: «При чем здесь я?».

Еще пример – кооператив МИДа России. Каким-то образом в его распоряжении появились нежилые помещения. Недолго думая, председатель ЖСК сдал их (сразу на десять лет) голландской фирме. Получив за это кучу долларов, он… переехал на жительство в США. Как привлечь его к ответственности? По какой статье предъявить иск?

Между тем, в прежние времена при Моссовете существовало УКХ (Управление кооперативного хозяйства), где руководство каждого ЖСК отчитывалось в любой своей трате. Теперь отчетов, понятно, нет.

Каких людей обычно выбирают в председатели ЖСК? Интеллигентных, образованных, хороших и приличных соседей… Именно такие чаще всего становятся руководителями жилищных объединений. А дальше происходит парадокс: едва у человека появляется печать, возможность распоряжаться финансами (а еще – уверенность, что никакого контроля нет), он преображается. Из добропорядочного, честного человека зачастую становится казнокрадом. Как возможна такая метаморфоза? Да, контроль исчез. Но разве отменены такие понятия, как «совесть», «порядочность»? И еще очень важный вопрос: почему расхитители общего имущества остаются безнаказанными?

Ответ на него удивит любого: в их действиях, оказывается, нет… злого умысла. Не находят его! Человек по основной своей профессии, скажем, народный артист России или изобретатель космической техники (есть и такие председатели ЖСК), они же не умеют хозяйничать. За неумение не наказывают, за него не сажают.

Пусть так, хотя незнание закона не освобождает от ответственности. Но, оказывается, эта формула относится к должностным лицам, а председатели ЖСК и ТСЖ таковыми не являются: они люди выборные. Их действия не ограничиваются никакими условиями. (Правда, некоторые ЖСК и ТСЖ условия все же устанавливают, но это единичные примеры.) А в уставах записаны самые общие пожелания: «Председатель должен действовать в интересах свого кооператива (товарищества)». Однако «интересы» – понятие размытое, а потому предъявить руководителю ЖСК или ТСЖ какой-либо иск – весьма проблематично. Как, кстати, и ревизионной комиссии. Ведь это тоже люди выборные. И тоже не профессионалы. Следовательно, какой с них спрос…

В чем уникальность решения Черемушкинского районного суда? Раньше арбитражные суды взыскивали убытки с организаций, юридических лиц, в данном случае – с конкретного виновника. Это главное.

Кроме того, Фемида впервые взяла под свое крыло граждан, которых ограбили, признала их право на защиту, невзирая на то, состоят ли они в общественной или муниципальной организации. Людям нанесен серьезный финансовый ущерб, и его виновник должен с ними расплатиться. Пусть даже он лицо выборное. Букве закона суд предпочел суть: любой обман в крупных размерах – преступление. За него надо отвечать.

Уникально и суровое наказание, которое понес Чуйкин. К слову сказать, я считаю его вполне справедливым.

Понятно, что принципиальность любого суда должна опираться на конкретные правовые нормы. (В данном случае суд руководствовался лишь ГК РФ.) Но необходим еще и закон о ЖСК! Хотя общие принципы их деятельности уже обозначены – это сделано в новом Жилищном кодексе РФ. Однако кодекс – рамочный документ, самого же закона по-прежнему нет.

Вместе с тем существует законодательство о садоводческих кооперативных товариществах, которые действуют на одних принципах с ЖСК, и в нем детально обозначены все стороны деятельности их руководителей. В том числе – ответственность за результаты финансово-хозяйственной деятельности.

О необходимости подобного документа для жилищных кооперативов и товариществ говорится давно, но дальше слов дело не идет. А раз так, нарушения в работе ЖСК (включая хищения средств пайщиков), боюсь, будут продолжаться. В дальнейшем же в рамках общей реформы ЖКХ на смену руководителям ЖСК и ТСЖ, выбираемым из числа жильцов, видимо, придут профессиональные управляющие, что решит многие проблемы. Но когда это произойдет – сказать трудно.

Илья Гордеев

Похожие записи
Квартирное облако
Аналитика Аренда Градплан Дачная жизнь Дети Домашняя экономика Доступное жильё Доходные дома Загородная недвижимость Зарубежная недвижимость Интервью Исторические заметки Конфликты Купля-продажа Махинации Метры в сети Мой двор Молодая семья Моссоцгарантия Налоги Наследство Новости округов Новостройки Обустройство Одно окно Оплата Оценка Паспортизация Переселение Подмосковье Приватизация Прогнозы Реконструкция Рента Риелторы Сад Строительство Субсидии Транспорт Управление Цены Экология Электроэнергия Юмор Юрконсультация