03:23:55
23 июля 2024 г.

Владимир Путин: «Вижу вашу реакцию…»

СтроительствоНа минувшей неделе Владимир Путин в очередной раз общался с гражданами страны в прямом теле- и радиоэфире. Как обычно, президент не уклонялся и от самых острых тем. Сегодня мы с некоторыми сокращениями публикуем ответы на четыре «наших» вопроса, связанных с проблемами недвижимости. Возможно, что в них содержались пункты, от которых премьеру Михаилу Фрадкову, по его собственному признанию, «было просто не по себе». В кратких комментариях наш обозреватель попытался предугадать, что могло не вполне устроить тех, кому были адресованы ответы.

А им опять «зеленый свет?»

Н. КОРОТИЦКАЯ: Обманутых дольщиков все больше. Люди теряют свои «кровные» и остаются ни с чем. А мошенники процветают. Почему власть не разрушит эти строительные «пирамиды»? Будут ли наказаны чиновники, которые дали мошенникам «зеленый свет»? И главный вопрос: получат ли люди свои квартиры?

В. ПУТИН: Проблема острая. У нас по стране примерно 300 объектов подобного рода. То, что это количество растет, не совсем так. Оно давно стабилизировалось, т.к. уже принят новый закон (по-моему, это 214-й закон), который отрегулировал эту сферу.

Нам сейчас нужно думать, что делать с той ситуацией, которая возникла в предыдущие годы, как помочь людям, которые оказались в этом трудном положении. И я бы здесь не стал говорить о том, что [люди] сами виноваты, что попали в такую ситуацию. Уверен, что это неверный посыл. Государство обязано было заранее подумать над тем, чтобы такие ситуации не создавались.

Конечно, тех, кто действительно нарушал закон, обманывал людей, нужно привлекать к уголовной ответственности. И такие дела есть, они возбуждены и будут доведены до конца. Но самое главное все-таки заключается в том, чтобы помочь людям получить квартиру, жилье либо хотя бы не потерять деньги. И здесь нужно, конечно, думать о том, чтобы строительные фирмы сохранили свои активы, чтобы они не утратили возможность исполнять свои обязательства. Должен сказать, что вот в этом направлении правительство действует, созданы соответствующая структура и соответствующие программы по этому направлению. Будем следить за тем, чтобы они исполнялись.

– Очень трудно согласиться с утверждением президента о положительной роли 214-го закона в стабилизации числа обманутых покупателей жилья. Хотя бы потому, что в наиболее продвинутых по объему строительства регионах договоры в рамках закона не заключаются. Используются обходные вексельные схемы, в которых права граждан защищены еще хуже, чем до принятия закона. Профессиональная непригодность закона была признана самими депутатами Госдумы, которые летом порядком его перелопатили. Однако принципиально это не сказалось на его качестве.

Отсутствие новых обманутых скорее объясняется благоприятной конъюнктурой быстро растущего рынка. В условиях колоссально возросших цен на жилье застройщикам стало проще выполнить свои обязательства и выгоднее работать, чем мошенничать. Надо подождать периода стагнации и тогда уже делать окончательные выводы об эффективности закона. Первые сигналы неблагополучия уже есть. За день до выступления президента прошло сообщение о двойных продажах в Тюмени.

Целебным бальзамом на обманутых граждан наверняка пролились слова о том, что самое главное – помочь людям получить квартиру, жилье. А вот то, чтобы вернуть деньги, их вряд ли устроит. На эти деньги сейчас ничего не купишь. Средства вносились примерно три года назад. За это время жилье подорожало ровно втрое. На деньги, что были отданы за «двушку», сегодня не купишь и комнату в коммуналке. Да и в абсолютном выражении инфляция плюс падающий доллар съели практически половину суммы. Кстати, нынешнюю серию скандалов открыла компания «Новый мир», предложив своим дольщикам за уже готовое здание либо вдвое доплатить, либо забрать деньги. Граждане отказались.

Стало ли легче с «дачной амнистией»

В. ШИПАГИНА: Моя знакомая на днях провела регистрацию участка, потратила полгода и 8 тысяч рублей. Устраивает ли вас «дачная амнистия»? Если не устраивает, то в чем? Нас – не устраивает.

В. ПУТИН: В чем, собственно, заключается смысл тех решений, которые были приняты на федеральном уровне? Два направления: снизить затраты граждан на должное оформление участков и разбюрократить принятие соответствующих решений. Вижу вашу реакцию – видимо, пока не удалось добиться ни того, ни другого. Сам закон, на мой взгляд, достаточно либеральный и может решить те проблемы, о которых мы говорим. В смысле минимизации затрат хочу обратить ваше внимание и внимание моих коллег в регионах Российской Федерации, где рынок различных оценок сильно монополизирован: им предоставлено право снижать до нижнего предела. Законодатели на местном уровне должны это учитывать. Это первое.

Второе касается разбюрокрачивания. Закон позволяет это сделать. Правительство должно еще принять какие-то там подзаконные акты, но вы имеете право обращаться напрямую в бюро регистрации, а если будет отказано в этом, – обращаться в суд. Обязаны все сделать, потому что закон прямо указывает, что и как нужно сделать. Например, раньше требовалось большое количество бумаг для оформления. А сегодня на многие строения гражданину достаточно заполнить декларацию, причем самостоятельно. И таких решений, которые явно разбюрокрачивают процедуру, в законе прописано достаточно много. Прошу вас и всех тех, кто заинтересован в решении этих проблем, внимательным образом ознакомиться с законом и требовать его исполнения от местных властей. Там все прописано. Но если вы считаете, что этого пока недостаточно и бюрократия на местах пока не реагирует должным образом на предписания закона, – я с вами согласен, вижу, что так и происходит, – обязательно поручу представителям президента в регионах, чтобы они занялись контролем исполнения этого закона.

– В своем ответе президент деликатно не стал обращать внимание на неудачно приведенный пример. Дело в том, что закон о «дачной амнистии» вступил в силу только с 1 сентября текущего года. И если женщина занималась оформлением полгода, значит, она делала это по расценкам и правилам, существовавшим до принятия документа. То есть пример никак не характеризует качество самого закона.

Тем не менее, проблема существует. Закон готовился в пожарном порядке. Для того, чтобы он реально заработал, действительно необходимы «какие-то там подзаконные акты». Ведь исполнители на местах действуют не на основании закона (они о его существовании могут даже не знать), но в соответствии с инструкциями, разъяснениями и рекомендациями, разработанными в министерствах и ведомствах. А на это нужно время. Местные администрации уже сейчас объясняют гражданам, что можно не спешить, просят подождать до конца года.

Если закон на самом деле заработает с Нового года, то это будет нормальный для нашей бюрократии срок. Другое дело, что уже есть примеры, когда подзаконные акты не появляются годами. И тогда орган регистрации даже по решению суда не сможет ничего регистрировать, если неизвестно, как это делать. Такая опасность реально существует.

Еще хуже обстоит дело со стоимостью услуг. Государство ограничило расценки лишь на регистрацию. Но есть еще подготовительные работы, которые выполняются коммерческими структурами. И те, ничуть не смущаясь, заявляют, что работать даром не будут. Можно не сомневаться, что воспользуются моментом на всю катушку.

500 рублей?

Е. РАДКИН: Власть ввела новый налог на землю. Теперь за 6 соток надо выложить почти несколько тысяч рублей. Это же огромные деньги для простых дачников, садоводов! Мы свои огурчики, помидорчики для себя выращиваем, а не на продажу. Об этом правительство могло бы подумать, когда принимало это решение.

В. ПУТИН: Вы задали неожиданный вопрос, потому что, исходя из того, что я знаю, эти налоги не должны быть такими обременительными.

В соответствии с действующим законодательством налог на землю должен определяться из кадастровой оценки земли. А кадастровая стоимость определяется в зависимости от качества участка. И прежде всего там должны учитываться такие инфраструктурные составляющие, как подъездные пути, электрички, шоссейные дороги, обеспеченность электричеством, газом, водоснабжение, – все это вместе должно определять кадастровую стоимость участка. И от нее определяется налог. Он соответственно может быть выше или ниже.

Но то, что вы сказали, меня немножко удивляет, потому что, скажем, в Ленинградской области и в Московской области за 10 соток налог будет составлять примерно 500 с небольшим рублей (даже меньше – 460–470 рублей). Это, в общем, достаточно небольшая сумма. Если у нас средняя пенсия по старости примерно 3100 рублей, то с гораздо более низкого дохода, с двух тысяч рублей, такой налог на землю получается всего 2,5 процента. Это небольшие деньги. Более того, федеральным законом определение налоговой ставки отнесено на уровень местного законодателя, поэтому местный законодательный орган может принять дополнительные решения и понизить даже ту налоговую ставку, о которой я сказал. Повторяю, в Ленинградской области, в Московской области такие решения приняты, но я обязательно посмотрю на это еще раз и самым внимательным образом.

– И я тоже еще раз поинтересуюсь. В Чеховском районе Московской области у меня есть свои 10 соток, и этот вопрос для меня не праздный. Если налог составит 500 рублей, то действительно не страшно. Но прикидки показывают, что простой переход на расчет налога с кадастровой, то есть рыночной, стоимости земли приводит к многократному его увеличению, до многих тысяч рублей. Беспокоит то, что налог действительно устанавливают на местах, а там есть откровенное стремление серьезно поправить свое материальное положение за счет земельного налога. Не случайно губернатор Громов летом взялся за ревизию всех распоряжений муниципальных образований и предложил отсрочить сбор налога до 1 ноября. Недавно я заглядывал в сельскую администрацию. Там сказали, что еще не определились, и может так случиться, что платить будем в следующем году. Значит, вопрос еще окончательно не решен. Это настораживает. В ноябре заскочу туда еще раз. И очень хорошо, если президент продолжит следить за ситуацией с удвоенным вниманием.

Надеемся на государство

А. НОВОЖИЛОВ: Сейчас в Москве очень дорогие квартиры, и наша семья хотела бы взять ипотечный кредит, но очень высокие ставки – где от 11 процентов и выше. Для нас это нереально. Слышал, что в той же Америке государство поначалу часть выплат по ипотечной ставке берет на себя. Может быть, и нам попробовать так же, ведь в России сейчас в казне денег хватает.

В. ПУТИН: Действительно, и в Северной Америке, в некоторых других странах оказывалась и оказывается поддержка граждан при приобретении жилья через систему ипотечного кредитования. Главным образом, ставка там делалась на субсидирование процентной ставки. В принципе, мы тоже сейчас идем по этому же пути. Субсидирование ставки возможно, особенно для молодых семей на селе, – это до 95 процентов, плюс еще 5 процентов из региональных бюджетов.

Конечно, 11 процентов ипотечной ставки – это много, но я хочу, чтобы всем было понятно, откуда берется эта ставка. У нас в стране инфляция за 9 месяцев этого года – 7,7 процента. К концу года она будет подбираться к восьми процентам, восьми с небольшим. Естественно, если банк предоставляет кредит, он должен получить доход, который должен быть чуть больше инфляции, иначе эта операция будет бессмысленной для банка. Повторяю, государство субсидирует эту ставку, особенно для молодых семей, и дальше будет это делать. И количество людей, которые пользуются такой льготной процедурой, постоянно увеличивается. Не знаю, сколько вам лет, но думаю, что вполне можно попробовать попасть в эту категорию. А кардинально решить этот вопрос и эту проблему может только взвешенная экономическая политика государства: понижение уровня инфляции и расширение количества тех граждан, которые будут в состоянии воспользоваться ипотечным кредитованием.

– Президент весьма убедительно объяснил зависимость ипотечной ставки от инфляции. Однако может показаться, будто уровень самой инфляции объективно определяется вторым законом термодинамики, а не субъективными действиями правительства.

Одновременно остался осадок, что из жилищной сферы президенту задали относительно выигрышный вопрос. Ведь ставка кредитования хоть и велика, но позволяет говорить о положительной динамике. Однако на самом деле не ставка является главным ограничителем для приобретения жилья в Москве, а безумно высокие цены. За год они выросли более чем вдвое. Сегодня внести первоначальный взнос по ипотеке означает то же самое, что год назад сразу оплатить всю стоимость квартиры.

Сергей Домнин

Похожие записи
Квартирное облако
Аналитика Аренда Градплан Дачная жизнь Дети Домашняя экономика Доступное жильё Доходные дома Загородная недвижимость Зарубежная недвижимость Интервью Исторические заметки Конфликты Купля-продажа Махинации Метры в сети Мой двор Молодая семья Моссоцгарантия Налоги Наследство Новости округов Новостройки Обустройство Одно окно Оплата Оценка Паспортизация Переселение Подмосковье Приватизация Прогнозы Реконструкция Рента Риелторы Сад Строительство Субсидии Транспорт Управление Цены Экология Электроэнергия Юмор Юрконсультация