Московская жилищная газета

Рынок недвижимости

Опубликовано на сайте: 24 сентября 2002 г. 18:52
Публикация в газете: №38 (401) от 24 сентября 2002 г.

Конец американской мечты, или нужны ли кварталы «для бедных» и «богатых»

15 июля 1972 года в 15 ч. 32 мин. рухнула американская мечта: в городе Сент-Луисе был взорван целый жилой район, получивший название «совершенная машина для жизни», авторы которого несколько раньше были награждены премией Национального института архитектуры. «Машина» оказалась красивой, но бесполезной игрушкой: чуть сдвинувшись с места, она застыла, и уже никакие силы не могли вдохнуть в нее жизнь.

Богач, бедняк
Речь шла о жилых кварталах, состоящих сплошь из элитных домов – 12–14-этажных строений, полных солнца, простора, зелени, стерильных и рациональных, как больница. Поначалу все шло прекрасно – в покупателях недостатка не было. А потом наступил ступор. Даже в богатенькой Америке не нашлось столько состоятельных людей, которые раскупили бы все построенные здесь квартиры. Те же, что были уже куплены, не оправдали общих затрат. К тому же квартал… стал рассадником преступности, квартирная мафия потянулась в Сент-Луис буквально со всех концов Штатов. Люди не хотели рисковать. Дома стояли пустыми год, два, а потом сюда привезли изрядное количество динамита, и роскошные строения враз взлетели в воздух, а вернее, мирно осели, никому не причинив вреда. Элитный район исчез.
Другой случай был в Париже, но тут, правда, речь шла не о районе, а всего лишь одном доме, но тоже предназначенном для «избранных» – избранных нищетой. Там были очень дешевые квартиры, которые вмиг были раскуплены людьми из беднейшего слоя французской столицы – марокканцами. Уже через три года дому понадобился основательный ремонт – в такое он пришел запустение. Прохожие обходили его стороной – было известно, что здесь находится притон проституток и наркоманов. Постепенно стали пустеть и прилегающие здания. И тогда французский «дешевый дом» разделил судьбу американских элитных: его срыли с лица земли. Только после этого в районе наступил мир.

«Гетто» в Москве?
Две истории из коллекции «их нравы», но как бы не стали они и нашими: расслоение населения по материальному признаку становится фактом и нашей жизни. Похоже, вожделенный «мидл» (средний) класс, у нас еще не появился, а водораздел между богатыми и бедными только усугубляется. И нередко бывает так, что те, и другие живут в одних и тех же домах. Как уживаются соседи? Вопрос этот не столько из сферы соседских отношений, сколько благополучия дома в целом. А раз так, то он не может волновать городские власти.
Вот, как видит ситуацию вице-мэр Москвы Валерий Шанцев. На одной интернет-конференции его так и спросили: «Как вы относитесь к идее разделения районов по имущественному признаку? Не кажется ли вам, что так будет лучше всем? Богатые не будут своим видом раздражать бедных (и наоборот), а органам городской власти станет легче управлять ситуацией?»
Ответ: – Раньше люди не делились на собственников жилья и нанимателей. Все были связаны одинаковыми отношениями с государством. А сейчас уже половина жилья приватизирована. В свое время я выступал против такой приватизации, потому что знал, что ни к чему хорошему она не приведет: в одном доме не должна быть различная собственность – частная, корпорационная, государственная. Приватизация должна была осуществляться в объеме всего дома, там должна существовать одна форма собственности. В одном доме все же должны жить соседи приблизительно с одним и тем же уровнем доходов. У них будет больше общих интересов, да и возможностей по благоустройству.

Осторожное «селектирование»
По-видимому, на сегодня решения проблемы нет. Но хорошо уже то, что она осознается. Впрочем, делаются даже первые деликатные шаги по «селектированию» жильцов. Принято, например, было решение о строительстве дешевых муниципальных домов с малогабаритными квартирами, где даже кухня совмещается с комнатой. Но, во-первых, это отдельные, точечные дома – а значит, никаких «бедных гетто» не будет. А во-вторых, даже и в этих упрощенных в смысле комфорта зданиях предусматриваются трансформируемые стены между отдельными квартирами. Разбогатеет, к примеру, какая-нибудь семья, предложит соседям переехать в новый дом (выкупив, понятно, ее жилье), а из двух малогабариток – собственной и соседской – сделает одну просторную и удобную квартиру. Иными словами, даже в этом случае предусмотрен смешанный вариант – без резкого деления жильцов по социальному признаку.
А коммерческие дома? Как там решается проблема совместной жизни людей с резко разнящимся достатком? Скажем так: есть попытки решить эту проблему, иными словами, не допустить такого положения, когда на одном этаже живет и одинокая пенсионерка, и глава процветающей фирмы. Существуют фирмы-посредники, которые по соглашению с инвесторами-строителями подыскивают для них будущих жильцов для дома – с учетом, понятно, что у тех будут более-менее общие интересы.
Варианты разные, ни один из них не идеален, каждый можно критиковать. Но будем снисходительны – универсального ключа к нравственному и социальному согласию людей еще не придумал никто, и благо уже то, что предпринимаются поиски, в этом направлении.

Что общего?
Что же может объединить людей? По каким критериям отбирают жильцов для будущего дома?
Возрастному – раз. Подыскивают, скажем, в основном, молодые семьи – до 30–35 лет. Не факт, конечно, что они будут дружить, но в каждой, видимо, есть маленькие дети. А это – при нынешней эмансипации бабушек – уже основа для общения. Кому при случае «подкинуть» ребенка? Конечно же, соседке. И потому волей-неволей придется налаживать и сохранять с ней хорошие отношения.
Профессиональному – два. Приглашают, например, в дом только врачей, или только деятелей культуры, или только научных работников. Опыт, кстати, не столь уж новый, когда-то по такому принципу создавались жилищные кооперативы. Но тогда это было вынуждено, в кооперативы собирали людей, работающих на одном предприятии или состоящих в одном профсоюзе. Сейчас никто не неволит – сами ищут дом, в котором бы устраивал соседский состав. Видимо, в общности занятий есть все же нечто притягательное, определенная основа для соседского содружества.
И, наконец, самый щекотливый, самый сложный «объединительный» признак – материальный.
Пример – конкретный, из опыта государственного унитарного предприятия, созданного при префектуре ЦАО. Главная задача предприятия – связь с общественностью, поддержка жилищного самоуправления, формирование товариществ собственников жилья. Но есть и побочная деятельность – для заработка, возмещения тех расходов, которые направляются на социальные программы. Подбор жильцов по договорам с фирмами – один из ее видов.
Кому же предлагаются квартиры в очень уж элитных домах? Здесь решили ориентироваться не только на сверхсостоятельных людей, но и просто на покупателей с достатком, «элиту» совмещать со средним классом – слоем немногочисленным, но все же существующим! Понятно, что конфронтация, и именно по материальному признаку, между теми, и другими будет гораздо меньшая, чем, если бы это были люди с резко разнящимися, чуть ли не полярными доходами.
Итак, у домов появляется свое лицо. Окажется ли оно симпатичным, привлекательным, или наоборот – унылым, отталкивающим? Сейчас сказать трудно. Важно уже то, что если не движение, то какое-то шевеление с целью создания оптимального соседского сообщества в домах, началось. Жаль только, что никто серьезно не изучает этот эксперимент. А ведь это было бы полезным и нужным делом. А главное – перспективным.

Исаак Глан

Другие статьи на тему: Рынок недвижимости

  • Ценам – команда снизиться
    Понятие доступности жилья в представлении властей начинает менять свое содержание. Кабинет министров поставил перед собой цель уменьшить цену квартирного вопроса.
  • Народное мнение
    «Журнал о недвижимости MetrInfo.Ru» в ходе телефонного опроса москвичей выяснил, как они станут подбирать жилье (если такая необходимость возникнет).
  • До квартиры на метро
    Не секрет, что расположение квартиры относительно той или иной станции подземки является едва ли не важнейшим критерием при ее покупке. В этом ракурсе эксперты AVITO Недвижимость проанализировали среднюю стоимость одно-, двух- и трехкомнатных квартир на вторичном рынке недвижимости Москвы. При этом учитывались как квартиры, выставленные на продажу частными лицами, так и объявления о продаже жилья от агентств.
  • Покупатель ищет, где лучше
    Покупатели новостроек зачастую сталкиваются с проблемой выбора, у кого купить квартиру: у застройщика или у риелтора?
  • Закон суров. Но справедлив?
    Когда появился закон, умерла справедливость. В Древнем Риме говаривали: «Dura lex, sed lex» – суров закон, но это закон. Справедливо или нет, а выполнять: ать, два! Не то голова с плеч.