Московская жилищная газета

ЖКХ

Опубликовано на сайте: 13 октября 2005 г. 15:33
Публикация в газете: №41 (560) от 13 октября 2005 г.

Неопалимовка – моя судьба

Неопалимовка – моя судьба

В издательстве «Мир» выходит книга «На пути к гражданскому обществу» Игоря Кокарева. Она о сложных проблемах становления соседских сообществ, первых шагах самоуправления в Москве, победах и поражениях на этом пути, о полезном международном опыте. Публикуем отрывок из этой книги (в редакторской правке «КР», с некоторыми сокращениями).

Все началось с книги ...Я снял с библиотечной полки Института США и Канады АН СССР, где тогда работал, старую книгу и раскрыл наугад: «Если что-то задерживает уличное движение, соседи немедленно образуют совещательный орган, который и устраняет причину затруднений еще до того, как официальные власти примут соответствующие меры». Это Алексис де Токвиль «О демократии в Америке». Великий француз, более 150 лет назад удивившийся размаху социально-политической самодеятельности американцев. Французский мировой судья де Токвилль открыл сословной Европе эффективность низовой демократии прямого действия, резервуары энергии местного самоуправления и преимущества принципа разделения властей, ключевую роль гражданского общества в управлении социальными процессами. Я искренне удивлялся: почему же эта книга в спецхране? Что скрывать? Именно такой демократии не хватает в нашей политической системе! Перестройка как раз и поманила ею. «Демократия в одном отдельно взятом микрорайоне» – именно это сейчас самое важное. Начало пути к гражданскому обществу. В моих силах! Увлекло. Так, в марте 1993-го и родилась наша версия территориального общественного самоуправления – соседский центр «Неопалимовка». Нас объединил подвал Мы начали с раздачи одежды, накопившейся в одних семьях, тем, кто в ней крайне нуждается. Следующий шаг – Народный магазин, где раздавалась гуманитарная помощь, которая тогда приходила в Россию. Нашлись в домах активисты. И главнокомандующий – несокрушимая, громоподобная бывшая учительница Надежда Михайловна Шелест, председатель домкома с 50-летним стажем. Ее авторитет в округе непререкаем. Располагался магазин в подвале, который предоставил нам магазин «Руслан». Именно этот подвальчик и объединил людей. У них оказалось гораздо больше совместных дел, чем набрать «бедному на рубаху». Надо по весне двор прихорошить – убирали. Даже забор дети красками из спреев превратили в сюрреалистическую картину. Надо добыть пропитание старикам – и бывший смершевец Шалва Крехели договаривается с родственником из Рязанской области на машину картофеля, лука и мяса. Остановить несанкционированную точечную застройку посреди двора – эта задача оказалась посложней. Потому что надо было идти против власти, которая решила лишить людей их законной территории по одним ей известным соображениям. Здесь нужна была тотальная мобилизация всех жителей, причем, следовало действовать строго по букве закона, упорно вести позиционные переговоры с обидчиками, изучая все доступные документы. Высшая школа организации самообороны. Отстояли. Потом начались наши весенние праздники с конкурсами цветов и домашней выпечкой, детским хором и граффити на заборе, которые через несколько лет принесут «Неопалимовке» победы на городских конкурсах. Люди узнали не только имена друг друга, но и кто чем занимается, что умеет. Каждый что-то умеет лучше других. Это и есть социальный капитал, который надо учиться откапывать в людских душах и вкладывать в улучшение их же среды обитания. Наш микрорайон – это 34 многоквартирных дома, тысяч двадцать пять жителей. Есть творческая интеллигенция (в том числе академик архитектуры, народный артист, певец Большого театра, прима оперетты, народные художники). Самое сильное сообщество – ветераны, у них военная дисциплина, подчинение районной организации, где командует генерал в отставке. Лужков им даже специальным распоряжением помещение во всех микрорайонах выделил. Вот бы такое внимание и к советам многодетных семей, и к подростковым клубам, и к детским студиям. Но главное, как их объединить в единый совет для координации действий и ресурсов? Согласия нет не только между чиновниками и нами, но и внутри нас, вот что плохо... Говорят, в правительстве Москвы существует проект закона о ТОС (территориальном общественном самоуправлении). Когда он вызреет, мотивов для объединения, надеюсь, прибавится. В Англии в общинах создали целую систему взаимозачета услуг. Рационалисты! Там развита модель взаимного обмена товарами и услугами, она охватывает группы от 5 – 7 до трехсот семей. В этой сложной перекрестной системе задействованы и акушерки, и няни, и детские педагоги, и плотники, и портные, и механики по ремонту машин, и электрики, и компьютерщики... Запустили даже местные «деньги» – эквивалент затраченного труда. Конечно, не в наших привычках считать, сколько раз одна женщина сделала прическу другой, а чем ее муж помог семье «клиентки». Но рациональный подсчет вклада каждого в общее дело – в этом что-то есть. Например, у нас во дворе четыре семьи возят своих детей в одну и ту же школу на машине. По очереди каждый родитель – всю компанию. Иди разберись, где здесь душевное движение, а где прагматический принцип: ты мне – я тебе. Но ведь это лучше, чем каждый по себе! Шалва Ильич использовал зал бывшего «красного уголка» лучше всех. То вечер Октябрьской революции, то ужин для ветеранов, то распродажа обуви по сниженным ценам. Зина Капитонова, тихая и застенчивая жена пожилого поэта, члена Литфонда, пришла в зал с тонометром – измерять давление пожилым, как медсестра давать советы по диете, читать вслух журнал «Здоровье». Появился свой театр. Он размещался в подвале, затопленном водой. Там надо было делать ремонт, спасать общественную библиотеку, защищаться от наступления коммерческой структуры... Сам коллектив театра со всеми проблемами не справлялся, и мы ввязались на их стороне в скандалы и тяжбы, что требовало терпения и, главное, предпринимательской инициативы, переговорных навыков, дипломатических усилий... Победили. Так в центре Москвы, в переплетении дворов и старых домов пробивалась добрая человеческая жизнь, как зеленый росток сквозь потрескавшийся асфальт перестройки. Теория малых дел? Мы же где-то об этом что-то читали! Не у американцев и англичан, а у Чернышевского, Тургенева, Чехова. Земский интеллигент, описанный Чеховым, – врач и учитель, бескорыстный подвижник и знаток своего дела, стал олицетворением лучших черт русского человека. Земские органы самоуправления просуществовали в России с 1864 по 1918 годы. И остались в памяти народной как пример жизнеспособной городской и волостной самодеятельности, причем, в условиях российского самодержавия. Неужели демократия не возродит эту прекрасную традицию? Мы стали школой Наверное, у нас все же был шанс стать аналитическим центром по территориальному общественному самоуправлению. Если бы мы были более настойчивы и целенаправленны. Если бы смогли собрать вокруг себя «мозги». Исследованиями этой темы в Москве уже занимались специалисты вроде Елены Шоминой, отца и сына Федотовых, историка и архивиста Димы Левчика. Нашлись бы и другие, подключи мы, скажем, авторитет и кадры Института США. Но это увело бы нас в сторону от практической работы с людьми, от того, что меня на самом деле интересовало больше всего: пространства частной жизни, формирования массовых социально-психологических установок на активную гражданскую позицию, освоения обыденным сознанием политической культуры прямой демократии. Так мы стали начальной школой для активистов ТОС. И все силы сосредоточили на создании учебных курсов для лидеров общественных организаций по месту жительства. Формально: тренинги по навыкам самоорганизации граждан по месту жительства, где участникам передавались социальные технологии прямой демократии. На деле: проверка этических принципов человеческих взаимоотношений в условиях свободы. И все это – вне рынка, на малой площадке соседского сообщества, то есть в некоммерческом и неправительственном секторе, где можно избежать жесткого прессинга рыночных отношений и одновременно вмешательства государства в частную жизнь каждого гражданина. Микрорайон, как частичка территории города, скорее всего, и должен стать некоммерческой площадкой, где накапливается потенциал взаимного доверия и взаимопомощи, развертываются гражданские взаимоотношения равенства, вовлеченности и участия не только самих жителей, но и местных учреждений – от детского сада, школы и поликлиники до ДЕЗа и районной администрации. ...«Я верю в конец органической жизни, но никогда – организационной», – сказал польский мудрец Станислав Ежи Лец. Вдруг нам предложили создать ТСЖ. Людей уговаривали и заманивали в товарищества. А мы считали, во что обойдется только капремонт старых «хрущоб», и говорили на консультациях: не торопитесь брать рухлядь в управление, пусть город сначала хоть отремонтирует ваш дом, а потом даст гарантии доплаты льготникам и нуждающимся. И вообще, убеждала Е. Шомина, начинать надо с крепких домкомов, укрепления актива, создания устойчивой организации неравнодушных и доверяющих друг другу людей. Когда в такой среде появятся лидеры, которых слушаются и которым доверяют, тогда уже можно идти вперед, к управлению собственной коллективной недвижимостью. Считайте доходы и расходы и берите дом на баланс, заключайте коллективный договор с ДЕЗом. Конечно, не обязательно с ним, а с любой частной управляющей компанией – с инженерами, уборщиками, слесарями, электриками и плотниками. Такие возможности открыл для нас новый ЖК. И для этого не надо никаких товариществ. Достаточно воли собственников. Наши эксперименты в «Неопалимовке» мы пытались обобщать, примеривать их для других территорий. Основа – создание соседских групп по интересам. Мы стали учебно-методическим центром для таких образований в столице. По сути, ТОС – это заинтересованное участие всех соседей в делах небольшой территории, обозначенной в русском языке как место жительства. На этой территории и проявляет себя гражданское общество, которое зарождается не в правительстве или парламенте, а снизу, в семье, ближайшем ее окружении, которое, собственно, и есть объединение соседей. Более 10 лет работает созданный нами Центр поддержки территориального общественного самоуправления, известный как «Народный Фонд». Соседский центр в каждом городе или районе большого города – вот наша цель.

ОБ АВТОРЕ

Игорь Евгеньевич Кокарев – человек необычной судьбы. ВГИК (где по его учебникам учатся до сих пор), Академия общественных наук, Институт США и Канады, независимый депутат районного Cовета, один из реформаторов Союза кинематографистов климовского призыва, наконец, организатор первых в Москве соседских сообществ, выросших в территориальный орган самоуправления – таковы главные этапы его жизни.

Другие статьи на тему: ЖКХ

  • Более 18 лет мы были вместе с вами
    Уважаемые читатели! К сожалению, мы сегодня в последний раз встречаемся на страницах нашей газеты. Ваш Управдом закрывается. По независящим от нас причинам правительство Москвы не нашло финансовых возможностей для дальнейшего выпуска «Квартирного ряда».
  • Прокурор тебе поможет
    Счетная палата в следующем году впервые вместе с Росфиннадзором проведет параллельные проверки в сфере ЖКХ, особенно по итогам зимнего отопительного периода, сообщил ее председатель Сергей Степашин на конференции «Взаимодействие органов внешнего и внутреннего финансового контроля».
  • Свершилось! Крайним назначили собственника
    14 декабря в третьем чтении, то есть окончательно, Госдума утвердила два важнейшие для россиян закона – о продлении сроков и определении основных направлений деятельности Фонда содействия реформированию ЖКХ и о создании системы финансирования капитального ремонта многоквартирных домов.
  • Альтернатива общему котлу
    На пленарном заседании Госдумы в третьем чтении были приняты поправки в Жилищный кодекс, касающиеся проведения капремонта в многоквартирных домах.
  • Так ли страшен реагент, как его малюют?
    Как только наступает зима, сразу начинаются разговоры об антигололедных реагентах. Этих борцов со снегом в народе недолюбливают. И ботинки калечат, и шубы, и собачьим лапам достается. Разберемся, насколько справедливы эти нарекания.