17:44:57
22 июня 2024 г.

Валерий Яременко: «Могу быть королем во дворце и туристом в палатке»

В гостях у звездыЗаслуженный артист России Валерий Яременко вкусил все прелести популярности, после того как сыграл роль Иуды в рок-опере «Иисус Христос – Суперзвезда». В прошлом году покорил мир, сыграв Квазимодо в «Notre Dame de Paris», а сегодня репетирует Кота Базилио в новом мюзикле Геннадия Гладкова «Буратино». Наш корреспондент беседует с артистом о творчестве, о любви, и конечно, о нашем сокровенном – о доме.Мы с Быковым – разные индивидуальности
– Делаем спектакль при живом классике, – рассказывает артист о репетициях «Буратино», – что дает возможность многое по ходу менять. Была дописана, например, ария Артемона. На сцене постоянно находится рок-группа «Тайм-аут», работаем под живой звук. И это всех обязывает. В новом мюзикле заняты Светлана Немоляева, Александр Лазарев-старший. Наш хореограф Жанна Шмакова внушила всем, что из этих репетиций может получиться что-то весьма стоящее.
Ниша российских мюзиклов свободна: знаем разве что «Норд-Ост». Все мюзиклы, идущие у нас в стране, – это европейский продукт. И если что-то действительно из «Буратино» получится, то буду чувствовать себя как патриот, участвующий в успешном российском проекте.
– Валерий, но вы ведь уже пели в нескольких мюзиклах?
– Самый известный и дорогостоящий из них – «Notre Dame de Paris». Так же, как и многие, принимал участие в кастинге. Был утвержден на роль Квазимодо, как и Слава Петкун. Но с этого мюзикла не имею никаких дивидендов. Надеялся, что моя жизнь изменится, пойдут предложения в музыкальном плане. Этого не случилось. Но зато побывал в предлагаемых обстоятельствах самого Квазимодо: «Мир несправедлив, и самых лучших в нем часто гнобят». «Самым лучшим» – это себя так нескромно называю (смеется). Все лавры достались Славе Петкуну, к которому очень хорошо отношусь. Он в данном случае вытащил счастливый лотерейный билет. Но я тоже не остался в накладе, получив грандиозную поддержку и любовь зрителей, которые приходили на спектакли с моим участием.
– Но вы свой лотерейный билет вытащили несколько раньше, когда сыграли Иуду в рок-опере «Иисус Христос – Суперзвезда»?
– Ну, «Иисус Христос – Суперзвезда» – это не мюзикл, а рок-опера. Театр Моссовета представлял свой репертуарный спектакль. Роль Иуды стала неким трамплином: на меня стали серьезно смотреть, как на актера, который еще и поет. Да, свой лотерейный билет в этом жанре, можно так сказать, я вытащил именно там. Этот спектакль безумно люблю, стараюсь играть редко, чтобы не расхолаживаться.
– А роль Кота Базилио вас не пугает?
– Из-за того, что будут сравнивать с Роланом Быковым? Нет. Мы абсолютно разные индивидуальности. Кроме того, там было кино, а здесь живой звук, сцена, новые аранжировки, новое время.
Весь в крови и доволен
– Что у вас в ближайших планах в театре?

– Ближайшая премьера – «Трамвай желаний». Ставит спектакль Юрий Еремин – интереснейший художник, который любит экспериментировать. Режиссер ввел в пьесу персонаж из фильма Куросавы. Получилось загадочно. Мои партнерши – Катя Гусева (играет мою жену) и Женя Крюкова (Бланш).
– И кроме всего прочего вы снимаетесь в Риге в полнометражном фильме?
– Да, там давно не снимались такие серьезные фильмы. Финансируют картину Швеция и Дания. Это – история женщины и трех ее мужчин. Я один из них и единственный русский. Играю на латышском и на русском языках. И для меня это – большая проверка на выносливость: латышский язык – это не английский и не французский, многое приходится просто заучивать. Но пока справляюсь. А снимает кино женщина-режиссер Инара Колмане.
– Да уж, женщины-режиссеры вас своим вниманием не обходят…
– Действительно, если учесть, что в Москве параллельно снимаюсь в «Дворцовых переворотах» у Светланы Дружининой в роли офицера-немца, забияки и драчуна. В картине есть драки. Дерусь с большим удовольствием, мне даже разбили голову, на экране – весь в крови и в шрамах. Мне это очень нравится. Потому что в жизни стремлюсь уходить от конфликтов как можно дальше.
Внук рыбака, сын моряка
– Мы с вами познакомились на съемках картины «Таис Афинская» в Крыму, в которой вы играли Неарха – флотоводца Александра Македонского. Вы ведь на одно время уезжали к родственникам в Севастополь…

– Да, я действительно – родом из Севастополя. Там живут мои родители, сестры, племянники. Был младший брат, но он три года назад погиб. Для родителей – единственная радость, когда внук (сын погибшего брата) звонит им из Америки, где он живет. И когда я ненадолго приезжаю к ним в гости.
– Ваши родители имеют отношение к театру или кино?
– Папа – моряк. Мама – творческий человек. Она должна была поступать в ГИТИС на музыкальную комедию, тогда существовали «целевые направления». Но дедушка сказал, что в семье пролетария не будет шансонетки. И на этом музыкальная карьера мамы была закончена. И я реализовал ее несбывшуюся мечту о сцене.
Севастополь – это мощная энергетическая Мекка. Когда долго не бываю на море, начинаю сходить с ума. Еду на неделю и у меня ощущение, что отдохнул так, как нигде.
– Какие праздники отмечались в вашей семье?
– 9 мая. Для города-героя Севастополя это – особый праздник. Помню, как все собирались на Сапун-горе, встречались ветераны войны. 9 мая – это еще и обязательный мотокросс в степи. Все выпивают, целуются, угощают друг друга, все счастливы. Очень любил день Военно-морского флота… Изнутри знаю этот праздник, поскольку тоже два года служил в Ансамбле песни и пляски Черноморского флота. Это были счастливые годы!
– Вот что-то все-таки в вас есть от пирата.
– А я ведь должен был стать моряком, если бы не получилось с театром. Потому что все мальчики в Севастополе поступают в мореходное училище.
– У вас городская квартира?
– Городская. Но помню, как мы жили еще в своем доме, с собственной коптильней. У дедушки был ялик, который назывался «Галочка» в честь младшей сестры мамы. Мы выходили в море, ловили рыбу, дедушка привозил ее. У меня были качели рядом с коптильной. Очень люблю этот запах. (Рассказываю и слюнки текут). И дедушка отдельно «для Валеры» (для меня то есть) делал султаночку. Всем остальным – ставриду.
Я – внук рыбака, сын – моряка. Отец работал на гражданский флот. Мы жили в запретной зоне – порт «Камыши». Помню, как папа с ночи приносил целое ведро клешен от крабов. Это чтобы не убивать краба: клешни у крабов отрастают новые.
– Вы ощущаете, что ваш дом остался там?
– Нет-нет, в Москве. Давно внутренне оттуда «вырвался». Не люблю никакой опеки. Иногда нуждаюсь в чьей-то помощи, но привык сам решать все свои проблемы.
Путин мне квартиру не подарит!
– Как складывались ваши отношения с квартирами в Москве?

– Жил на Садовом кольце в общежитии, потом театр Моссовета дал мне квартиру в Южном Бутове, и мы с женой объединили жилплощали. Но расстался с женой, и остался без кола и двора. Сейчас квартиру снимаю.
– Как складывались отношения в коммуналке с соседями-актерами?
– Актеры – народ сложный. Были и любовь, и ссоры, мы душили друг друга, доходило чуть ли не до драки, но потом опять мирились и любили. Впрочем, это – особая театральная история.
– Ваша бывшая супруга – актриса. Тяжело жить с актрисой?
– Сначала люди любят друг друга, но потом любовь заканчивается – остаются одни обязанности. Я лично дал себе зарок: больше не жениться на актрисе. С актрисами замечательно проводить время, дружить, любить их. Но жить вместе очень сложно!
– Из-за того, что они чувствуют себя «звездами»?
– Бывает так, что ты живешь с человеком, который наоборот в профессиональном отношении не устроен. Хорошо, когда два человека успешны, востребованы, в равных весовых категориях. Как только один выпадает, начинаются большие проблемы. Впрочем, со «звездами» особая история. Тоже трудно. В семье должен быть один актер – либо муж, либо жена.
– Каков дом вашей мечты?
– Хотел бы жить у моря. Но с моей профессией это нереально. В Москве мне важно, чтобы дом был расположен в центре. Сейчас снимаю квартиру на Тверской, и у меня – 90 шагов до подъезда театра. Если нужен воздух, то отправляюсь на природу. Но жить за городом, добираться на машине – невозможно. Когда несколько репетиций в день, плюс спектакль – есть небольшая возможность отдохнуть в перерывах дома.
А дом моей мечты – это район Патриарших прудов, недалеко от театра Моссовета. Причем окна квартиры должны выходить на воду. И чтобы было тихо. Хочу, чтобы одна комната была бы светлой, солнечной, увитой виноградом с выходом на водоем. А другая – темной. Что касается интерьера, то одна комната была бы, наверное, выдержана в стиле минимализма, а вторая – представляла собой сочетание материй, которые дают фалды, чтобы было ощущение стекающей воды.
Но, знаете, мне не нужен дворец. Я не заработаю таких денег. Иногда завидую людям, которым государство за заслуги в свое время выделило хорошую квартиру, которая сегодня может их кормить. Мне Путин квартиру не подарит. Единственная надежда – на наследство американского дядюшки, если он объявится.
Но быт – не главное. Важно, чтобы была крыша над головой. Могу быть и королем во дворце, и счастливым туристом в палатке.
– А если бы это все-таки был дом у моря?
– У нас в Крыму есть мыс Фиолент. Там богатые люди построили дачи с выходом на море. Хотел бы жить отшельником, чтобы рядом не было соседей.
– Ну, а как же вы – и без цветов, аплодисментов, вспышек фотоаппаратов?
– Никак. Ведь всерьез не думаю, что это случится когда-нибудь в моей жизни. Без профессии себя не представляю. И хотел бы умереть на сцене (смеется)…

Елена Анатольева

Похожие записи
Квартирное облако
Аналитика Аренда Градплан Дачная жизнь Дети Домашняя экономика Доступное жильё Доходные дома Загородная недвижимость Зарубежная недвижимость Интервью Исторические заметки Конфликты Купля-продажа Махинации Метры в сети Мой двор Молодая семья Моссоцгарантия Налоги Наследство Новости округов Новостройки Обустройство Одно окно Оплата Оценка Паспортизация Переселение Подмосковье Приватизация Прогнозы Реконструкция Рента Риелторы Сад Строительство Субсидии Транспорт Управление Цены Экология Электроэнергия Юмор Юрконсультация