22:50:09
20 июня 2024 г.

Николай Андросов: «Ставить танцы сложнее, чем шпаклевать стену»

В гостях у звездыНиколай Андросов. В прошлом – солист Ансамбля народного танца под руководством Игоря Моисеева, ныне – хореограф, лауреат международных конкурсов, заслуженный деятель искусств России. Основатель и руководитель ансамбля «Русские сезоны». Кроме того, Николай Андросов работает как хореограф на драматической сцене, в мюзиклах, в кино, а также со звездами фигурного катания. В прошлом театральном сезоне попробовал себя в качестве постановщика оперного спектакля («Фауст» в Центре Оперного пения Галины Вишневской). Опыт оказался удачным.
Впрочем, хореографу и режиссеру Андросову удается, наверное, все. Не зря сегодня он – один из наиболее востребованных хореографов и в России, и за рубежом. Редко встретишь представителя этой профессии, успевающего так много: более 100 постановок для ансамбля «Русские сезоны», более 50 – в качестве приглашенного хореографа. Наиболее известные работы: балет «Конек-Горбунок» (Большой Театр России), хореография к спектаклям Валерия Фокина (Московский театральный центр им. Вс. Э. Мейерхольда), Романа Козака, Романа Виктюка, Нины Чусовой, Петера Штайна, Михаила Козакова.
Прошедший сезон ознаменовался сразу несколькими премьерами. Впереди – масштабный российско-итальянский проект, мировая премьера которого должна состояться в Москве.
Люди и собаки на десяти метрах
– Николай Николаевич, в какой семье вы родились?

– Родители – технические работники одного из НИИ, не имеющие к профессиональному театру никакого отношения, если не считать каких-то увлечений в молодости. Мама рассказывала, что они часто ходили на концерты ансамбля Игоря Моисеева, когда он еще гремел по всей России. А так никаких наследственных артистических корней нет. Дедушка из деревни, из Орловской области. Мать с отцом уже родились в Москве. То есть я москвич во втором поколении.
– Вы единственный сын?
– Нет, есть старший брат. Он работает в хоре театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.
– В каком районе Москвы прошло ваше детство?
– В Нагатине. Родители жили тогда на Нагатинской улице, рядом с Коломенским парком. Помню маленькую двухкомнатную квартирку, где мы жили всей семьей. Правда, это была не «хрущоба», а ведомственный дом. Но комнатушки были совсем крохотные, негде было поставить нормальную кровать. Зато была огромная кухня!
Потом мы переехали в новую квартиру – там же, в Нагатинском районе. Там было уже три комнаты, но тоже очень маленькие – метров по десять. И мы с женой Аленой начинали совместную жизнь в одной из этих комнаток, где с трудом умещались огромные гастрольные чемоданы. Они стояли вдоль стены, и мы мимо них с трудом пролезали. Да еще две собаки.
– Вот это да!
– Да, однажды мы подобрали дворняжку, пожалели. Она осталась, прижилась, родила кучу щенков. Всех раздали, а один остался. И вот эти мать с дочкой живут с нами уже 10 лет.
– И как долго вы прожили в таком составе в 10 метрах?
– Восемь лет. Собственное жилье у нас появилось только три года назад. Заняли кучу денег и решились. Все-таки нам уже не восемнадцать. Хочется дома полноценно отдыхать.
Когда в квартире много людей, при такой интенсивной работе, как наша, это не очень получается. Да и дома приходится много работать: дела, звонки, контакты всякие. Для этого тоже нужно хотя бы элементарное пространство.
Я все время мечтал, чтобы у меня был хотя бы маленький, но свой стол, куда можно поставить телефон и при этом писать не на потолке.
– Вообще-то, причин испытывать потребность в отдельном жилье более чем достаточно. Это абсолютно нормально. А вы как будто оправдываетесь. Между прочим, в Англии бомжами считаются взрослые дети, живущие с родителями.
– (Смеется). Какая-то доля правды в этом есть.
Мечта имени Пырьева
– А как вы познакомились с Аленой?

– Знакомы мы очень давно, вместе работали еще в ансамбле у Игоря Моисеева. Но процесс перехода к совместной жизни у нас был затяжной.
– Итак, вы заняли кучу денег и построили, наконец, квартиру.
– Мы ее купили. Нам просто подвернулся очень удобный вариант. Мы купили квартиру прямо у строителей, потом сами ее обустраивали так, как хотелось.
– И в каком районе Москвы обосновались?
– Улица Пырьева. Рядом с Мосфильмовской, напротив проходной «Мосфильма». Мы всегда мечтали жить именно в этом маленьком зеленом райончике. Почти случайно сложилось так, что смогли это сделать: подъехали посмотреть на строительство нового дома, и вдруг нам предложили посмотреть квартиру. И это оказалось именно то, что нам надо. Никакого шика, обычная небольшая квартирка.
Но очень удобный район: практически в центре, не приходится час-полтора ехать с работы.
А раньше как было? С утра уезжаешь в центр, весь день проводишь на ногах, возвращаешься поздно – хорошо, если в 11, а не в 12 или в час ночи. Полностью обессиленный. А сейчас успеваю заехать на час-полтора домой, перекусить, отдохнуть и ехать дальше.
– Значит, требования к району вам удалось удовлетворить полностью?
– Да. Мы просто счастливы. Замечательный район: есть небольшой зеленый массивчик около реки, по которой утки плавают.
Гуляем там каждый день. Очень мало людей. Даже дворовые собаки знают всех, кто там живет. Я просто обалдел – когда посторонний человек появляется, они начинают лаять.
– Свою улицу Пырьева вы уже ни на что не променяете?
– Нет. Больше ничего не надо.
Квартира-полулюкс
– А сама квартира? В ней все-таки живет семья танцующих людей. Например, я знаю, что любой приличный балетный человек стремится дома иметь станок. Вы долгое время были лишены такой возможности…

– И сейчас обходимся без этого. Хватает ежедневных занятий классическим тренажером в профессиональном зале. Наверное, молодой танцовщик должен заниматься дома, если ему не хватает нагрузок на работе. Кроме того, многие семьи танцующих артистов имеют детей, которые учатся в хореографических школах, и делают дома станок, зеркало, чтобы можно было позаниматься с ребенком. А так как у нас танцующих (так же, впрочем, как не танцующих) детей нет, а собаки преимущественно лежат и спят по углам, станок не предусматривался. Наоборот, мы стремились к тому, чтобы помещение максимально нас релаксировало, помогало восстановиться, потому что безумный ежедневный ритм нас абсолютно выводит из спокойного состояния. И когда приходишь домой, конечно, хочется, чтобы ничто не раздражало, а, наоборот, приводило в норму.
– Что вы для этого сделали?
– Прежде всего, увеличили пространство. Ликвидировали стандартные клетушки – комнатки по 13-14 метров. Честно говоря, не понимаю, с учетом каких эстетических или психических потребностей архитекторы планируют такие квартиры. По-моему, это абсолютно ненормально. Строители объясняют, что эти перегородки можно ликвидировать. Зачем их делать, чтобы потом ломать?
В общем, сломали перегородки, объединили гостиную с кухней, чтобы получилась так называемая студия и можно было почувствовать какое-то пространство. Правда, небольшое, но очень уютное. Гостиную мы пока еще не оборудовали в силу нехватки средств. Надо купить мебель. Хотим сделать уголок для отдыха. А спальня, кухня и ванная уже полностью сделаны.
– Подозреваю, что ванной вы занялись в первую очередь.
– Да. Чистота – первым делом. Ванная комната у нас получилась в таком классическом римском стиле. Спальня маленькая, но уютная. Там сделали несколько необычное освещение. Я привез из Америки абажурчики с крутящимися роликами. Мне очень нравится этот стиль.
– А кто все придумывал, так сказать, разрабатывал дизайн?
– Алена. Я только встраивал некоторые технические детали. Например, сантехнику, электрику. Советовался с мастерами, как это сделать, можно ли и как переносить трубы и
т. д. Это моя забота. А дизайном занималась жена.
– Ваша жена специально изучала дизайн, на что она ориентировалась?
– Нет, дизайном специально она не занималась. А на что ориентировалась… (Смеется). Я всегда говорил, что, когда процесс приходит в финальную стадию, получается нечто, напоминающее номер «полулюкс». То есть получилось так, как привыкли – как будто в гостинице живем. Все понятно: большая часть жизни прошла в гастролях. Пытаюсь немножко этот «гостиничный дух» сбить. Например, не стали делать паркет, а постелили ковролин. Нам нравится мягкий, теплый пол. Но в общем все – гардеробная комната (выделили специальную гардеробную, в которой держим все чемоданы и вещи), небольшая кухонька – напоминает скорее всего двухместный номер.
– А какой-то собственный вклад во все эти процессы хореограф Николай Андросов в состоянии был сделать?
– В состоянии. Конечно, мы наняли бригаду строителей. Когда они закончили работу, было все очень красиво, но через пару недель начало трескаться и лопаться. Оказалось, что надо было более добросовестно готовить материалы, просушивать их, например, чтобы не трескались всякие шпаклевки и прочее. И я решил сам все это заделать. И заделал. Ничего не трескается. Секрет оказался прост: не надо экономить материалы, и все будет замечательно. Так что приложил усилия. Конечно, сделать все самостоятельно не мог, на это нет ни сил, ни времени.
А в принципе смог бы. Ставить народные танцы го-о-раздо сложнее, чем отшпаклевать стену. Просто нужен инструмент, хороший глаз, нормальное логическое мышление и, конечно, определенный навык. Для меня ремонт – это даже форма отдыха в определенном смысле. Разгружает так же, как, например, работа на даче у родителей.
Весь мир – на кухне
– Большая часть жизни проходит в гастролях, у вас огромный опыт обитания в гостиницах. Возможно, сформировались какие-то пристрастия, например, определенные отели в каких-то странах?

– Пристрастия простые. Номера в хороших отелях обустроены по одному и тому же принципу – чтобы было мало предметов. Все очень функционально. Нет загруженности, как в старых квартирах, множества ненужных вещей, которые жалко выбросить, всякой всячины, накапливающей пыль. Гостиница этого лишена. Там немного предметов, уборка делается быстро и легко. Вот мы живем по этому же принципу. У нас мало предметов, можно легко следить за чистотой.
– А картинки, например, по стенкам. Вообще, что-то личное есть, наверное?
– О-о, картинок очень много. Разных. Много дорогих для памяти фотографий. Например, в городе Арле мы были в кафе, куда часто приходил Ван Гог (сейчас оно так и называется – «Ван Гог»), для нас это дорогое воспоминание. Поэтому привезли картиночку с фоном этого кафе. Есть очень симпатичные углем нарисованные картинки, которые я купил в Нью-Йорке, около Центрального парка. Такой дождливый Нью-Йорк. В них передана именно та атмосфера, которой нам этот город дорог.
Когда ставил в Америке спектакль, репетиционный зал располагался в таком футуристическом салоне. Мне очень понравилась одна из выставленных картин, я попросил продюсера узнать, сколько она стоит. Но художника в этот момент не было. Я уехал в Москву, и вдруг продюсер присылает эту картину. Очень трогательный жест.
Также висят афиши спектаклей, работа в которых мне особенно дорога. Например, «Гроза», поставленная в «Современнике». Очень рад был работать с Ниной Чусовой, Чулпан Хаматовой, Еленой Яковлевой. Фотография с Майей Михайловной Плисецкой (фотограф нас просто щелкнул, когда мы сидели и обсуждали что-то на репетиции) – тоже в рамочке. Афиша спектакля «Мадлен, спокойно» Романа Козака с Людмилой Марковной Гурченко. Другие спектакли, которые мне особо дороги – все, что связано с этим, создает особую атмосферу. Ощущение, что не совсем зря живу (смеется).
– Часто люди, много разъезжающие по миру, рано или поздно начинают привозить что-то определенное. Это, возможно, нельзя назвать коллекционированием, но все-таки… У вас, как я поняла, это картины?
– Наверное. Привозим то, что в какой-то момент нам понравилось. А чтобы целенаправленно собирать что-то – этого нет. Хотя… Знаете, есть одно давнишнее увлечение. Собираю куколок в национальных костюмах. Их уже много, самых разных. Есть японская гейша, рыцари с Мальты, куклы из Италии, из Таджикистана, статуэтки с Тайваня, из Гонконга и т. д. Вот это мы действительно собираем. Сейчас они располагаются у нас на кухне. Вот там действительно представлен весь мир.

Беседовала Марина Гончарова

Похожие записи
Квартирное облако
Аналитика Аренда Градплан Дачная жизнь Дети Домашняя экономика Доступное жильё Доходные дома Загородная недвижимость Зарубежная недвижимость Интервью Исторические заметки Конфликты Купля-продажа Махинации Метры в сети Мой двор Молодая семья Моссоцгарантия Налоги Наследство Новости округов Новостройки Обустройство Одно окно Оплата Оценка Паспортизация Переселение Подмосковье Приватизация Прогнозы Реконструкция Рента Риелторы Сад Строительство Субсидии Транспорт Управление Цены Экология Электроэнергия Юмор Юрконсультация