Московская жилищная газета

В гостях у звезды

Опубликовано на сайте: 02 сентября 2004 г. 01:17
Публикация в газете: №35 (502) от 02 сентября 2004 г.

Татьяна Чапыгина: «Разборки» со строителями я устраивала сама»

Татьяна Чапыгина: «Разборки» со строителями я устраивала сама»

В середине 80-х ее лицо украшало обложки главного журнала советских модниц. Совершенно случайно попав на подиум, она стала одной из любимых моделей Вячеслава Зайцева и объездила с показами весь мир. Манекенщица Татьяна Чапыгина до сих пор востребована: снимается в рекламе для глянцевых журналов и участвует в ретро-дефиле. О работе, о доме, о семье мы беседуем в ее уютной квартире на Кутузовском проспекте.

Настоящий цветник – Татьяна, первое, что бросается в глаза, когда входишь в вашу квартиру – множество цветов и картин. Причем, цветы не только комнатные, но есть и букеты: на кухне – летники, в зале – розы и лилии… – С цветами отдельная история. Квартира находится на северной стороне, поэтому растут они не очень хорошо. Но зато в свое время у меня, у единственной из всего Кутузовского, на окне, что со стороны улицы, летом росли цветы. Мы даже новых знакомых так ориентировали: увидели цветы, значит это наш дом. – Какие самые любимые? – Все. Но из комнатных – хлорофитум. Он сам по себе очень красивый, а к тому же еще и полезный: очищает воздух в квартире. А из срезанных… Розы слишком строгие, а вот полевые цветы, летники – всегда разные, веселые, от них теплом веет. – А картины? – Если вы успели заметить, среди авторов пейзажей нет ни одного известного мастера. Приобретала их по случаю: в комиссионке, в антикварных лавочках. Я не большой знаток живописи, поэтому покупала то, к чему руки сами тянулись. Иногда даже не представляла, куда может подойти та или иная картина. А купишь, принесешь домой, и сразу видно место, на которое она просится. Не особенный интерьер – Вы переехали сюда двенадцать лет назад, и, насколько я понимаю, дизайнера не приглашали. Хлопоты с ремонтом и создание интерьера легли на ваши плечи. В каком виде была квартира? С чего вы начинали? – Планировка сначала была ужасно нелепая. Представляете, одна из комнат – темный узкий пенал и шестиметровая кухня. Ничего нельзя поставить, и двигаться приходилось только боком. Ремонтники объединили эту несуразицу, и получилась довольно приличная столовая. Конечно, сейчас мне бы пришлось набегаться по инстанциям, чтобы получить разрешение на такую планировку. Но тогда были не такие строгие законы. К тому же несущие стены не трогали и водопровод не переносили. Что же касается интерьера, я действовала, как любая другая женщина: привносила что-то свое… Ничего особенного, как все… – Как все – это стенка, мягкий набор и ковры на трех стенах. Ничего подобного я у вас не заметила! – Мне кажется, таких женщин очень мало: купил диван и все. Я очень долго подбирала сюда обстановку. Вторую люстру в зал буквально выпросила у подруги, поскольку она очень подходила под интерьер, а подобной такой не было нигде… Что касается самого ремонта, то он действительно лег на мои плечи. Муж в это время уехал в командировку, и все «разборки» с рабочими приходилось устраивать мне. Постоянно чего-то не хватало, бегала по всему городу, искала какие-то строительные материалы… Вспомнить страшно! Конечно, мне в тот момент сильно не хватало крепкой мужской руки. – Но в итоге, муж остался удовлетворен результатом? – Да. У нас возникли споры только по поводу антресолей: муж хотел их строить, а я нет. В конце концов их построили. – Какими условиями вы руководствовались, когда покупали эту квартиру? – Во-первых, здесь недалеко живет моя мама, которая к тому времени начала сильно болеть, поэтому, естественно, хотелось быть ближе к ней. Во-вторых, высокие потолки (здесь они 3,1 м) и большие окна. А в-третьих, центр. Я родилась и всю жизнь прожила в центре, поэтому не хотелось никуда уезжать. Такие, может быть, немного наивные условия, но для меня они были очень важны. К тому же, как только увидела именно эту квартиру, сразу поняла, что в ней можно изменить, как облагородить пространство. Вообще, шла долгая отшлифовка интерьера. Что-то подкупалось, а что-то наоборот уносилось. Например, когда мы приобретали итальянскую мебель, я не один раз съездила в магазин, все смотрела, примеряла, как она встанет в зал. В итоге у нас появились комод, столик и витрина для посуды. Фарфоровая страсть – Я вижу, что у вас много красивого фарфора. Тарелочки на стенах, в той же витрине интересная подборка. Вы сами коллекционируете или от бабушки осталось? – Фарфоровые чашечки – моя гордость. Они старинные, но все собирала сама. Есть Гарднер, Кузнецов, немного от Дулевской фабрики, Попов… Сейчас я стала немного спокойнее, а раньше в любое свободное время бегала по антикварным лавкам, подбирала сервизы. Друзья, когда узнали об этой страсти, стали дарить фарфоровые вещицы на день рождения и другие праздники. Так понемногу собралась небольшая, но дорогая моему сердцу коллекция. – Вы пользуетесь этой посудой или она только для красоты? – Конечно, использую, только очень редко, по определенным случаям. Ведь все чашечки и блюдца такие тонкие, неземные, что лишний раз даже жалко доставать их. Тем более что многие вещи существуют в единственном экземпляре. Здесь ручная роспись – настоящее произведение искусства, а фарфор все-таки недолговечен, вот и берегу. С разрешения хозяйки, я беру в руки весьма необычную чашку: ее края вырезаны в форме цветка. Такое ощущение, как будто держишь в руке этот самый цветок, настолько она воздушная и прозрачная. А через некоторое время Татьяна Викторовна приглашает пить кофе и сервирует стол именно старинным фарфором. Смею вас заверить, что пить кофе из него гораздо вкуснее, чем из современных чашек. Модное дефиле – Татьяна Викторовна, у вас в прихожей на стене целый коллаж из рабочих фотографий. Ваше лицо на обложке журнала «Мода», вы демонстрируете различные наряды, вы с Вячеславом Зайцевым… Как вы стали манекенщицей? – Все получилось совершенно случайно. Изначально я училась на медицинском, но, побывав пару раз на операциях, поняла, что это не мое. А тут подруга собралась на пробы в Дом моделей, и я пошла с ней за компанию. Там меня увидел Вячеслав Михайлович Зайцев и пригласил к себе. Мне тогда было 23 года. – По современным меркам несколько поздновато начинать карьеру модели… – Это сейчас… По современным меркам манекенщица должна быть с определенными параметрами, причем, чем худее, тем лучше. А тогда ориентировались на женщин любого размера, так что у нас были модели, которые демонстрировали одежду и 50-го, и 54-го размеров. И они, кстати, получали больше аплодисментов, чем мы, потому что основные покупательницы носили именно большую одежду. К тому же, считаю, что в 13-16 лет начинать работать манекенщицей более чем несерьезно. Ведь надо не просто пройтись по подиуму, а изнутри прочувствовать каждую вещь. Мы несли моду в народ, учили людей, как правильно одеваться. Было три показа днем в Доме моделей, а вечером мы выезжали в различные организации: на заводы, фабрики, в больницы, институты… – Но это одежда «прет-а-порте», а как же «от кутюр»? – Такая тоже была, причем она шилась именно на маленький размер и в массовое производство не поступала. Модели «от кутюр» на повседневных показах не демонстрировались, только на закрытых совещаниях. Да и модели повседневной одежды, которые потом шили на фабриках «для всех», несколько отличались от «показных». В них обязательно что-то менялось: убиралась какая-нибудь вытачка или рюшечка, словом, упрощались. Но кроме повседневной и элитной одежды существовала еще и рабочая: комбинезоны, халаты, робы и т. д. Вот ее манекенщицы не любили демонстрировать, потому что, как правило, человек в этой рабочей одежде выглядел по-дурацки. Перед такими показами девушек всегда приходилось долго уговаривать. – Сейчас можно встретить в прессе «откровения» манекенщиц о том, что они без бутылки шампанского на подиум не выходят: безумная гонка, нервы и все такое… – Какое шампанское, о чем вы?! Если сейчас манекенщица выходит в показе два-три раза, то мы выходили по десять. Так что, если еще и пить, то просто свалишься с подиума и все. Тем более, это сейчас у манекенщиц целый штат обслуживающего персонала: визажисты, парикмахеры. А мы все делали сами. Попробуйте с пьяных глаз навести макияж или сделать прическу! Поэтому ни о каком спиртном речь даже не шла. – У вас есть профессиональные секреты сохранения идеальной внешности? – В молодости я много спала. Приходила с работы домой в восемь вечера и ложилась спать уже в половине десятого. Вот и весь секрет. Сейчас, конечно, хожу в салоны, делаю различные процедуры… Вокруг света – Татьяна Викторовна, работая в Доме моделей, вы объехали почти весь СССР и весь мир. Что больше все запомнилось, что поразило? – Когда мы приехали в США, американцы на полном серьезе нас спрашивали: «А правда, что у вас в стране все старенькие, носят платочки, а по улицам гуляют медведи?». Было странно такое слышать, потому что только что закончилась Олимпиада в Москве. – Которую, кстати, американцы проигнорировали… – А зря. По крайне мере, не задавали бы глупых вопросов. Но больше всего мне понравилась Япония. Нас там очень хорошо и красиво принимали. Мы для них были экзотикой, а они – для нас. – После показов пытались познакомиться? – Всем девушкам-моделям было строжайше запрещено заводить какие-либо контакты с иностранцами. Я помню, нам с подругой здорово влетело за то, что двое американцев проводили нас до гостиницы. Кстати, я уже в России так познакомилась со своим мужем. Он увидел меня на показе, дождался его окончания и пригласил в кафе. Потом долго ухаживал, и, в итоге, мы уже 20 лет вместе. ЕДИМ ДОМА – Судя по всему, несмотря на хрупкость вашей профессии, гвозди в этом доме забиваете вы?! – Действительно, все картины и тарелочки вешала сама, и вообще, все, что касается строительства интерьера, лежит на мне. Зато муж зарабатывает деньги и хорошо готовит. – И какими кулинарными шедеврами он вас балует? – Муж – австриец, поэтому основные блюда, естественно, национальные. Больше всего в его исполнении мне нравится запеченная свиная шейка, а на гарнир – квашеная капуста с яблоками, рисом и тмином. Блюдо очень калорийное, но необыкновенно вкусное. Сама я готовить не умею и не люблю. Предел моего мастерства – салат «Греческий». – Известно, как минимум, три рецепта этого салата. Какой делаете вы? – Помидоры, зеленый салат, огурцы, брынза режутся кубиками, добавляются маслины, и все заправляется хорошим оливковым маслом. Вот вам, кстати, еще один секрет сохранения красоты: ведь в этом салате есть все необходимые человеку витамины и минералы, к тому же он очень легкий, так что фигуры не испортит.

В гостях была Полина Козлова

Другие статьи на тему: В гостях у звезды

  • Александр Михайлов: «Я душой все равно архитектор»
    Когда любимцу миллионов зрителей, народному артисту России исполнилось 65, с юбилеем его поздравил президент Дмитрий Медведев и подчеркнул: «Творчество Александра Михайлова – одно из лучших среди наследия российских актеров. Талантливо сыгранные им герои стали близки и дороги представителям разных поколений».
  • Федор Конюхов: Главная моя крыша – небосвод
    Он опять в путешествии. 1 января улетел в Новую Зеландию, где стоит его яхта. Оттуда курс на Фолклендские острова вокруг мыса Горн. После морского путешествия – сухопутная экспедиция через монгольскую пустыню Гоби на верблюде по Великому шелковому пути в Калмыкию... Мы разговариваем в тот редкий момент, когда Федор Конюхов на родине.
  • Александр Збруев: «Люблю ощущать тишину в себе и вокруг»
    В минувшем году народный артист России Александр Збруев отметил свое 70-летие. Человек немного замкнутый, он редко появляется на публике вне сцены, отказывается от работы в сериалах, не снимается в рекламе. Между тем любовь зрителя к нему не иссякает. А само имя актера служит знаком качества того «продукта», который выходит на экраны или появляется на подмостках театра, если Александр Викторович принимает участие в его создании.
  • Наталия Лаптева: «И тогда комиссия сказала: «Это некерамично!»
    Так уж сложилось исторически, что в районе Мясницкой всегда располагались мастерские художников. Здесь работали Василий Поленов, Алексей Саврасов, тут находится училище живописи. И нам весьма приятно входить в мастерскую, что находится в переулке с истинно московским названием – Кривоколенный. Улыбается хозяйка, художник-керамист Наталия Лаптева, улыбаются и играют всеми цветами ее многочисленные изделия.
  • Юрий Яковлев: «Начинать пришлось сразу с Шекспира»
    «С ним радостно на сцене. Он молниеносно реагирует на любой нюанс партнера, мгновенно подхватывает зазвучавшую в тебе ноту и присоединяется к ней. Он кажется летящей птицей, которой не надо контролировать свой полет, подсчитывать, сколько усилий нужно для взмаха крыла, – говорит о своем партнере народная артистка СССР, знаменитая принцесса Турандот Юлия Борисова. – Он «летит» плавно, свободно, мощно, исполненный радостью бытия, даря эту радость людям».