Московская жилищная газета

Юмор

Опубликовано на сайте: 12 августа 2004 г. 16:08
Публикация в газете: №32 (499) от 12 августа 2004 г.

Грехи молодости

Грехи молодости

Бывший редактор, а ныне пенсионер Анцупов неожиданно почувствовал боль в суставах. – Старость, – ужаснулся Анцупов. – Зябкая, беспросветная старость!

Он прилег на диван. В квартире стало по-осеннему грустно и неуютно. Жизнь промелькнула, как один день. Партийные собрания, интриги, подсидки. Мелкие радости. И спешка, спешка… Жениться так и не успел. Пришел срок, и вышел на пенсию. – Эх, жизнь-жестянка! – тяжело вздохнул Анцупов. Чертыхнувшись, сел, нащупал шлепанцы и, по-стариковски волоча ноги, прошел в ванну. Мылся он долго, брызгая водой и отфыркиваясь. Спешить некуда – впереди длинный день без радостей и забот, как две капли воды похожий на вчерашний. Продолжительный звонок в прихожей прервал процедуру. – Кто?! – спросил Анцупов, закручивая на себе полотенце. – Почта! Анцупов открыл дверь и впустил мужчину с сумкой на плече. – Заказное, – бросил тот, проходя в кухню. – Распишитесь! Придерживая одной рукой полотенце, Анцупов расписался и с недоумением поглядел на пухлый пакет, оставленный почтальоном. – От кого бы это? – подумал вслух Анцупов, разрывая серый конверт. Он пробежал глазами страницу и уткнулся в строчку: «...сколько лет я искала тебя по всему свету и наконец-то нашла. Это ты. Иначе быть не может»... Анцупов растерянно почесал переносицу и почувствовал учащенное сердцебиение. «Кто же это мог меня так искать?» – подумал он, лихорадочно перелистывая страницы письма. В конце стояла подпись – Софья Крынкина. – Софья Крынкина? – вспоминал Анцупов. – Софья Крынкина? Где-то затерянные в уголке памяти всплывали имена и фамилии, но, как ни напрягался Анцупов, к конкретному лицу их привязать не мог. Он зашелестел страницами. «... нет жизни без тебя, любимый! Ответь мне, что любишь по-прежнему. Все брошу и прилечу на крыльях...» Анцупов посмотрел вверх, и лицо его просветлело. Сами собой разгладились морщины и болезненно-страдальческие глаза заискрились светлыми лучиками. – Софья Крынкина! Как же! – он быстро нарисовал ее образ. Пухлая брюнетка, среднего роста, со вздернутым носиком и полоской темных усиков. – Да, да! Это она, – убеждал себя Анцупов. – Сонечка! Неужели до сих пор?! Он растрогался. Крупная слеза выкатилась из-под ресницы и повисла на кончике носа. – Как же я раньше не обратил на нее внимания? – изводился Анцупов. – Женюсь! Завтра же! Почему завтра? Сегодня! Какая женщина! Боль в суставах затихла. Анцупов крутнулся в вальсе. – Что там дальше? – он заглянул в последнюю страницу. «...ты покорила меня, я твой! – закричал председатель облпотребсоюза и встал на колени». – Что за чертовщина, – удивился Анцупов и по лошадиному крутанул головой. – Какой председатель? Вернувшись к первой странице, он прочел: «Уважаемый тов. Анцупов! Посылаю Вам рассказ «Любовь с первого взгляда», который Вы забраковали тридцать лет назад. Я вас не виню. Вы были молоды и неопытны... – Пускай отлежится, – сказали Вы мне в утешение. Это ли не срок?..» Анцупов заскрежетал зубами. Жизнь рушилась как карточный домик. «Жива еще перечница! – с остервенением подумал он. – Надо было ее тогда опубликовать!» С новой силой заломило в суставах. – Э-эх, жизнь-жестянка!

Владимир Капианидзе

Другие статьи на тему: Юмор

  • Женщина и алкоголь
    Популярная формула «ничто человеческое мне не чуждо», извините за тавтологию, не чужда и женщине. Во всяком случае женщине современной не только не чужды, а напротив, вполне свойственны разнообразные человеческие – хотя и в основном мужские – слабости. К примеру, перекинуться в картишки, выкурить сигаретку, выпить рюмочку...
  • Из эпистолярного
    Сосед из 53-й квартиры гуляет без поводка и без намордника. Просим принять меры. (Из жалобы)
  • Женщина и детство
    Среди множества известных человечеству и описанных мною странностей загадочного существа, которое зовется женщиной, есть еще одна странность. Вот она: женщину время от времени почему-то тянет впасть в детство. Даже если оно уже весьма далекое.
  • Женщина и жалость
    Женщина – существо жалостливое. Женщина жалеет всех сирых и убогих, бездомных животных и беспризорных детей. Женщина плачет над мелодраматическими романами, всхлипывает на латиноамериканских сериалах и роняет слезу в адрес бедных обманутых девушек.
  • Женщина и ерунда
    Ерунда – это вздор, пустяк, мелочь, нелепость, нечто незначительное и несущественное… Но вот тут следует остановиться и заметить, что в разговоре о женщине никакая ерунда несущественной не бывает. Тем более, когда эта мелочь, этот пустяк существенно отличает женщину от мужчины.