Московская жилищная газета

Путеводитель по Москве

Опубликовано на сайте: 20 августа 2012 г. 01:00
Публикация в газете: №30 (902) от 16 августа 2012 г.

Просто для удовольствия

Просто для удовольствия

Программа благоустройства столичных парков идет полным ходом. «Фили» – один из самых крупных парков в городе, его общая площадь составляет почти 267 гектаров. Благоустройство здесь началось летом прошлого года. За год территорию очистили от сухостоя и больных деревьев. К началу нынешнего летнего сезона семь крупных алей замостили плиткой, восстановили тропинки, заменили скамейки и мусорные баки.

Кроме того, проложена велосипедная дорожка протяженностью 17 километров. Обустроили купальную зону со спортивной площадкой для пляжного футбола и волейбола. Открыли самый большой в России «Панда-парк» – веревочную дорогу с препятствиями. Один маршрут – детский, другой – экстремальный.

На Большой Филевской улице с одной стороны жилые кварталы, с другой – лесопарк. Когда в городе жарко, кожей ощущаешь эту термопару. То горячим асфальтовым полохом обдаст, то прохладой окатит. Неподалеку – знаменитый космический завод им. Хруничева, который стал районообразующим. Примыкающие к парку кварталы давно застроены домами для заводчан. Наискосок через лес идет тропинка, по которой из дома на работу и обратно ходят местные жители. Сюда раньше редко приезжали из других мест Москвы, лес – как лес, ничего особенного, разве что совсем недавно с десяток лет назад здесь и зайца можно было встретить, и горностая. Ну и, конечно, Москва река. Целый год о реке и парке я не вспоминала, но пришел настоящий зной. Пора проверить, как там водичка...

В пышно обрамленные двухглавым орлом ворота устремилась парочка. Девушка – на высоченных шпильках. Наверное, в первый раз идут, – усомнилась я возможности передвигаться там в такой обуви. Но ошиблась: среди деревьев вилась мощеная дорожка, она разветвлялась светлыми ручейками по всему лесу, хоть босиком перемещайся. А уж в кроссовках побегать – одно удовольствие.

Бегунов предостаточно. Хотя средь бела дня их меньше, чем по утрам и вечерам, все равно то и дело мимо, пыхтя, со сосредоточенными лицами меня обгоняют люди в подчеркнуто спортивной экипировке. По дорожкам приятно шуршат велосипеды. Я удивилась, что их так много. Но потом, когда вышла на главную аллею, увидела прокат спортинвентаря. В прошлом году такого не было.

Вообще в Филевском парке появилось множество новинок. Первым делом я увидела смешной пузатый домик с прозрачными стенами – «Арт-студия «Филька». За стеклом большие столы, за ними дети что-то мастерят. Посмотрела на объявление: здесь работает библиотека, творческие мастерские – кукольная и театральная. Приглашают приходить всей семьей.

Парк Фили давно, с 1947 года носил горделивое название «Парк культуры и отдыха». Что касается отдыха – то здесь действительно в любое время года можно было провести несколько часов, дыша превосходным лесным кислородом. Но вот насчет культуры... Если не считать мероприятий для пенсионеров вокруг круглой клумбы у входа и редких скамеек, эта часть названия воспринималась, как дань традиции, не больше. Похоже, ситуация изменилась.

Главная аллея уходит круто вверх, зеленое прямое ущелье среди деревьев, в конце светится пятнышко неба – там обрыв, внизу Москва-река. Это место всегда выглядело торжественно-красивым и относительно ухоженным, однако долгое время главным объектом на аллее была пивная-шашлычная. Ее, к счастью, закрыли пару лет назад, но мест, где «голодной утке» можно было перекусить, вообще не стало. Теперь недалеко от входа – кафе, которое деликатно укрыто за деревьями, теннисные столы, детские площадки с хорошим покрытием. Порадовало, что сохранили и отреставрировали старые деревянные скульптуры типа крокодила Гены с Чебурашкой. Что-то такое в них есть – в старых ретро– фигурах, – теплое и московское.

Вдоль аллеи – информационные щиты, где утомленный непривычным отдыхом мозг можно утешить справками по истории парка, ее флоре и фауне.

Поднявшись почти до обрыва, увидела под высокими липами людей, задравших подбородки. Сначала подумала, что это зеваки: однажды была свидетелам того, как пожарные на машине со стрелой снимали с дерева кошку. Но тут в ветвях я разглядела мальчика. На деревянной площадке метрах в десяти над землей он стоял в противоударной каске, опоясанный страховочным канатом. Снизу папа, запрокинув голову, уговаривал: «Давай на раз-два-три. Ну! «Раз», «два»... Ну что же ты! Не бойся, ты ведь уже один раз прошел! – Ничего себе! -подумала, – какие храбрые дети нынче.

Я уже догадалась, что это тот самый «Панда-парк», о котором меня расспрашивали на входе любители экстрима. Впрочем, присмотревшись, признала, что для трусоватых граждан есть объекты пониже, да и страховка выглядит основательной.

Но кесарю-кесарево, а мне – бережок Москвы-реки, который сквозь зеленую листву манит серебряным проблеском воды.

Пристроилась за спиной седовласой худенькой женщины. Не держась за перила, она легко сбежала по лестнице, длинной и крутой, как эскалатор метро – чувствуются навыки старожила. Когда я потом возвращалась, на это ушло минут пять – отличный бесплатный тренажер.

Еще немного по петляющим тропинкам, и вот набережная. Здесь тоже много перемен: на склоне положен газон, прикрывая проплешины, которые каждый год образует дождевая и талая вода, мягкий мелкий песочек на волейбольной площадке, место для пляжного футбола, тренажеры в тенечке, кафе с холодильниками. И – главное летом – пляж, желтый, чистый, с огромными лежаками, на которых можно разместиться большой семьей.

На самой набережной идут строительные работы. Информация гласит: сооружается бассейн на понтонах. Пока бассейна нет, купаются рядом: жарко ведь!

Из воды вдруг вырос по пояс добрый молодец в маске с трубкой. Он победно зажал в руках усатого коричнево-зеленого рака. Вокруг ловца на берегу сгрудился народ.

– Ой, смотри, он живой, – на весь берег закричала девочка, которая только что с сомнением трогала воду и вопросительно смотрела на маму: можно купаться?

– Где раки водятся, вода чистая, – весомо заявил загорелый мужчина в шортах. – Тут вообще-то и сомы, и налимы есть, сам поймал однажды граммов на 600.

– Это считается большой? Вот такой? – развела она традиционным жестом руки. – А что вы с ним сделали? – приставала неугомонная девчушка.

– Как что? Креветок добавил и уху сварил.

– Что тут и креветок ловят? – усомнилась мама девочки. – Их в супермаркете ловят, – улыбнулся он. – А вот налима там не очень-то и поймаешь.

После демонстрации рака в рыбацкое счастье как-то легко поверилось, тем более, что по берегам сидит неподвижно с удочками с десяток бывалых на вид рыболовов. Хотя ловцы в это время суток скорее всего пришли просто для удовольствия на воду поглядеть, чистым воздухом подышать, от мегаполиса отдохнуть.

Как и я.

Елена Головань

Другие статьи на тему: Путеводитель по Москве

  • Последний экипаж
    Наша Карета времени совершает последний круг почета. На протяжении 8 лет – с 2004 года – мы с вами беседовали под мирный скрип ее рессор, забирались во всякие дворы и закоулки, раскапывали разные истории, совершили более 160 прогулок по московским улицам, переулкам и площадям и даже успели заскочить в несколько других городов. Сегодня мы проедемся по старым местам, чтобы орлиным взором окинуть наше совместное прошлое и сложить из него небольшую мозаику.
  • Динамо: ведьмы, цыгане, футболисты, художники
    У каждого времени есть свои незыблемые приметы. Незыблемость эта время от времени дает трещину и рушится, оплакиваемая современниками. На ее месте возникает новое, воспринимаемое следующими поколениями как милая сердцу аксиома. Затем история повторяется – рушится, строится, становится чьим-то фетишем, оплакивается – такой круговорот незыблемостей в природе. Сегодня мы пройдемся по району, находящемуся в процессе таких очередных обновлений – неподалеку от метро «Динамо».
  • Ангелы в проектируемом проезде
    Улицы, носящие имена Окуджавы, Пастернака, Ахматовой, Маршака появятся в Новой Москве, обещает городская комиссия по наименованию территориальных единиц. Всего утверждены названия для 12 улиц на присоединенных территориях столицы и 12 проектируемых проездов.
  • Тверской бульвар: когда растает снег
    В листе ожидания декабря сплошные прощания: конец 2012 года, конец света, щедро обещанный и поэтапно расписанный нам тибетским монахом, окончание наших прогулок, в конце концов. Известно, что за старым должно следовать новое, а стало быть – следующий год, иной, возможно, более гармоничный и не такой взрывной в каждой точке «свет», совсем другие путешествия. Но, по новогодней традиции, прежде чем приветствовать наступление нового, нужно проводить старое. Где ж нам прощаться с ним, как не на Тверском бульваре?
  • Аэропорт на все времена
    «...Нельзя ли для прогулок поближе выбрать закоулок?», – бормочу, переиначивая классика и одновременно отворяя дверь подъезда в ветреный обесцвеченный ноябрем город. И действительно выбираю. Рассказ сегодня пойдет о тех местах и временах моего родного, ныне престижного района Аэропорт, в которых мы еще не бывали.