23:30:44
11 апреля 2021 г.

Фиктивный брак

Внимание, мошенникиЕсли не знаешь, как поступать, поступай… правильно. Эта формула пригодна и к жилищным делам: когда на кону дорогостоящая и недоступная многим недвижимость, легко согласиться на кажущийся невинным обман. И – угодить в ловушку.

Письмецо в конверте

«Опять тебе депеша, уже вторая за неделю!» – раздалось над ухом Константина, увлеченно странствовавшего по всемирной паутине. В следующее мгновение по правую руку от него приземлился конверт, заставив вздрогнуть от неожиданности. Константин оторвался от монитора, и его взору предстала пожилая мать – скрестив руки на груди, она грозно высилась над столом.

«Вторая за неделю! – еще раз с нажимом произнесла мать и затянула привычное: – Ты когда, наконец, с этой Алиной разберешься? Что твоя благоверная думает, совсем без гроша нас хочет оставить? А я ведь предупреждала, советовала лишний раз подумать… Ну что теперь делать?..».

Что делать? Этот извечный вопрос грыз Константина давно, с тех самых пор, как он заключил брак с Алиной – бойкой девушкой из дружественной страны. Где она обитает теперь, Константин понятия не имел, зато на его адрес исправно шла не самая приятная корреспонденция на имя жены: счета, извещения, письма из банка с требованием погасить какой-то кредит…

На этот раз более-менее обошлось: в конверте была квитанция на оплату услуг мобильной связи. Опасаясь неприятностей, он периодически оплачивал незначительные суммы за легкомысленную супругу. Это было наименее серьезное наказание за ошибку, которую Константин совершил три года назад – ошибку, вина за которую целиком и полностью лежала на нем самом.

До заключения брака Константин видел Алину всего три раза: в момент знакомства, подачи заявления в ЗАГС и при регистрации брака. И не то чтобы он воспылал чувствами, отнюдь: пронырливая Алина ему сразу не понравилась. Просто сошлись интересы – только и всего.

Дело в том, что всю свою сознательную жизнь Константин мечтал о большой квартире. Уживаться со строгой, вечно всем недовольной матерью, часто болевшим отцом и взрослой сестрой в малогабаритной двушке с годами становилось все сложнее, а очередь на улучшение жилищных условий никак не подходила… Но «хрущевка» шла под снос – узнав об этом, Константин начал лихорадочно обдумывать вопрос расширения жилплощади.

Тут-то и подвернулась Алина, желающая получить российское гражданство и столичную регистрацию. «Невеста» договорилась с «женихом», оба уладили все формальности, расписались и расстались – в надежде на то, что фиктивный союз станет для них делом взаимовыгодным.

Тень жены

Но что-то не заладилось у Константина. Выяснилось, что под «хрущевкой», первоначально предназначавшейся под снос, проходят важные коммуникации, обеспечивающие жизнедеятельность двух соседних современных башен. Решение о судьбе старого здания повисло в воздухе, и жильцы смирились с тем, что переезда не будет.

Смирились, кажется, все, кроме Константина: он методично изучал городские жилищные программы, обзванивал инстанции с вопросами о сносе дома… И каждый раз его душу грело то, что он все-таки перестраховался, «прописав» в неприватизированную квартиру жену. Если дом все-таки снесут, думал он, при выделении нового жилья учтут и Алину.

А вот родителей и сестру Константина настораживала регистрация в «двушке» посторонней женщины. Мать регулярно пилила Костю, придумывая все новые сценарии развития событий – один ужаснее другого. Но парень сам платил за жилье, Алина в квартире ни разу не появилась, и со временем о ее негласном присутствии было забыто.

Смутная тень супруги замаячила лишь спустя три года, когда на адрес Константина начали поступать письма о ее долгах. Он старался скрывать эту проблему от близких: первым проверял почтовый ящик, оплачивал счета и активно разыскивал Алину, давно сменившую номер мобильного телефона.

Хотел, как лучше

Когда же на авансцену вышел окаянный банк, сотрудники которого не только присылали требования о погашении кредита, но и звонили, Константин сдался, пообещав родным отыскать коварную супругу. «Я и предположить не мог, что так все обернется, – потерянно бормотал он. – Я ведь ради всей семьи старался, хотел, как лучше…».

Теперь Константин еженедельно изводил вопросами об Алине того самого приятеля, который и поспособствовал их браку, а еще часами просиживал за компьютером, силясь отыскать следы благоверной в Интернете. Неизвестно, сколько бы еще продолжался этот поиск, если бы Алина не объявилась сама!

В один прекрасный день она, сильно располневшая, появилась на пороге квартиры. Даже не взглянув на пачку оплаченных счетов и писем из банка, Алина лишь равнодушно подернула плечами: «Надоели эти бумажки? Да просто не обращай на них внимания, выбрасывай, денег на оплату все равно нет, у меня сейчас другие заботы». И по тому, как супруга благостно сложила руки на животе, Константин догадался: она ждет ребенка! Может, пришла просить о разводе?

«Да-да, – с улыбкой кивнула Алина на его немой вопрос, – ребенок родится через пару месяцев. Я пришла вот почему… Возможно, мне придется немного пожить тут. По месту регистрации, так сказать… Квартиру снимать не на что, а остановиться где-то надо».

Ну и попал!

Поселиться здесь, в этой крошечной, битком набитой «двушке», ей, посторонней женщине, да к тому же в деликатном положении, было решительно невозможно. И Константин догадался, чего на самом деле хочет Алина – получить немного денег с фиктивного супруга. Вздохнув, он отсчитал несколько хрустящих бумажек, надеясь таким образом выиграть немного времени на консультацию с юристом.

«Хотели, значит, квартирный вопрос решить? – нахмурился специалист по жилищным вопросам. – А вы знаете, что с недавних пор ваша семья при сносе дома может претендовать лишь на равнозначную квартиру? Похоже, попали вы с этим браком по расчету…» – и юрист принялся живописать несчастья, которые сулил опрометчивый поступок трехлетней давности.

Оказывается, Алина имела полное право явиться по месту регистрации и проживать в «двушке», а заодно и «прописать» там ребенка. Мало того: отцом малыша, родившегося в браке, считается супруг матери – а им формально является Константин…

Сейчас он собирает документы для судебного иска о признании брака недействительным. Подавать на развод нельзя – если брачный союз расторгнут, значит, по логике закона, было, что расторгать, существовала семья. Константин уповает на помощь свидетелей, которые должны подтвердить, что так называемая «супруга» ни дня не прожила с законным мужем под одной крышей.

После того, как суд признает фиктивность брака – а о другом исходе дела Константин даже думать боится – парень постарается как можно быстрее выписать Алину из квартиры. О желании заполучить побольше квадратных метров он теперь и не вспоминает: ему бы выпутаться из ловушки, в которую сам же и угодил.

Комментарий

Александра Бузина, юрист:

– Желание улучшить жилищные условия, приобрести российское граждан-ство в упрощенном порядке и получить московскую регистрацию – это наиболее распространенные причины фиктивных браков. Люди с готовностью идут на подобный шаг, иногда даже доплачивая тем, кто согласился формально стать их «второй половиной».

Правда, после того, как Законом города Москвы от 26 января 2011 года № 4 были внесены изменения в Закон города Москвы от 31 мая 2006 года № 21 «Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве», добиться улучшения жилищных условий подобным способом стало сложнее. Изменениями установлено, что жилищные условия очередников при переселении улучшаются в порядке очередности. При принятии этого решения учитывается дата признания очередников нуждающимися.

Иными словами, при переселении собственники и наниматели теперь получают равнозначное жилье, а не квартиры площадью по норме 18 кв. метра на человека. Так что в случае сноса дома Косте и его семье придется переехать в другое малогабаритное жилье и дожидаться своей очереди на улучшение жилищных условий.

Что же касается заключения фиктивного брака (регистрации брака без намерения создать семью), то подобный шаг может быть чреват серьезными последствиями. Алина, которая формально все еще является женой Константина, действительно, вправе проживать в квартире. Кроме того, женщина сможет прописать там своего ребенка – точно так же, как и указать в качестве его отца Константина.

Согласно ст. 27 Семейного кодекса, в случае заключения фиктивного брака признать подобный союз недействительным можно только в судебном порядке. Константину предстоит доказать, что он не проживал с Алиной и не вел с ней совместного хозяйства. Если ему удастся убедить в этом суд, брак будет признан недействительным со дня его заключения.

Ксения Новикова

Похожие записи
Квартирное облако
Аналитика Аренда Градплан Дачная жизнь Дети Домашняя экономика Доступное жильё Доходные дома Загородная недвижимость Зарубежная недвижимость Интервью Исторические заметки Конфликты Купля-продажа Махинации Метры в сети Мой двор Молодая семья Моссоцгарантия Налоги Наследство Новости округов Новостройки Обустройство Одно окно Оплата Оценка Паспортизация Переселение Подмосковье Приватизация Прогнозы Реконструкция Рента Риелторы Сад Строительство Субсидии Транспорт Управление Цены Экология Электроэнергия Юмор Юрконсультация