Московская жилищная газета

Внимание, мошенники

Опубликовано на сайте: 22 июня 2010 г. 13:00
Публикация в газете: №22 (797) от 17 июня 2010 г.

Про сестрицу Аленушку и братца ее

Когда под одной крышей оказываются чужие друг другу люди, конфликтов не избежать. А если еще и собственники недвижимости... И пусть одна сторона готова продать свою долю, а другая готова ее купить – сойтись на общих условиях вряд ли получится.

Явление подшофе

Уже на подъезде к участку Максим заметил мать – что-то бормоча себе под нос, она в волнении металась у калитки. Галина Юрьевна слыла женщиной уравновешенной, но то, что происходило в ее доме последние месяцы, кого угодно лишило бы покоя.

Движимый недобрым предчувствием, Макс бросил машину во дворе и поспешил к дому.

«Опять под утро пришла, сильно навеселе, песни орала, в мою комнату ломилась, – полушепотом оповестила сына Галина Юрьевна. – Весь день отсыпалась, под вечер опять отправится куролесить. И за что нам такое наказание?!»

Словно иллюстрируя эти слова, в комнату ввалилась неопрятная женщина средних лет. Грязная одежда, одутловатое лицо и живописный бланш под глазом не оставляли сомнений в образе ее существования – дама явно прожигала жизнь на полную катушку. Сделав несколько глотков прямо из чайника, она заметила присутствующих.

«О, мадам, бонжур, – она попыталась отвесить издевательский реверанс в сторону Галины Юрьевны, но покачнулась и едва не рухнула на пол. – Снова на меня жалуешься? А что же наш богатенький братец Максимушка еще не дозрел помочь своей сестрице Аленушке? Ну-ну, брательник, родная кровь, раскошелишься ты у меня на квартирку как миленький! Все вы у меня на крючке, все!»

Победоносно оглядев зрителей, «сестрица» топнула ногой и удалилась. Галина Юрьевна в отчаянии уронила голову на руки, а Максим затянулся сигаретой, забыв, что не далее как два дня назад решил завязать с пагубной привычкой.

Сообразить на троих

Факт существования сестрицы Аленушки Макс никогда не воспринимал всерьез. Просто знал: у отца была другая семья, где-то в далеком городке растет дочь от первого брака. Девочка игнорировала письма отца, но исправно получала алименты и подарки. Став взрослой, она и вовсе пропала из поля зрения.

Сводную сестру Макс впервые увидел через две недели после внезапной смерти отца. Алена не сочла нужным присутствовать на похоронах, зато спешно приехала решать вопрос с наследством. Оказалось, что отец не оставил завещания, и теперь его имущество должно было делиться по закону – между женой и детьми.

Разумеется, сберкнижка с копеечным вкладом, старые книги и коллекция значков Алену совершенно не интересовали. Но усадьба в оживленном поселке, где отец провел самый счастливый период своей жизни, стоила недешево. Плюс участок престижной подмосковной земли, на котором запросто мог поместиться еще один дом.

Как на грех, свою обожаемую вотчину глава семьи приобрел до второго брака, так что ни о каком совместном имуществе супругов речи не шло. Напрасно Галина Юрьевна с Максом убеждали Алену в том, что отец хотел оставить дом тем, кто там и проживал.

Правоту новоиспеченной наследницы подтвердил нотариус: «Какая разница, чего хотел сам наследодатель, главное, он не зафиксировал свою последнюю волю – не составил завещание! Так что придется вам, граждане, «сообразить на троих»! Ничего не попишешь, таков закон».

Благие намерения

Посоветовавшись с юристом, Галина Юрьевна отказалась от своей части наследства в пользу сына. Да, Максим живет в Москве, но родной дом не забывает. Изначально усадьба должна была достаться ему, так пусть же у сына будет доля в 2/3 – больше, чем у сводной сестры.

Между тем Алена оформила документы на свою треть имущества и перевезла нехитрый скарб в дом отца. Поразмыслив, Галина Юрьевна решила смириться с ситуацией: в конце концов, кто бы отказался от шанса выбраться из глуши и устроить свою жизнь?

Решив подтвердить свои благие намерения, Галина Юрьевна устроила Алену на работу – горничной в местный дом отдыха, где сама заведовала культмассовым сектором. Месяц прошел спокойно, но стоило Алене получить зарплату, как дом заходил ходуном.

Маргинального вида гости теперь постоянно терлись у ворот усадьбы, оглашая жуткими криками окрестности. Укладываясь спать, Галина Юрьевна прятала под подушкой большой нож – кто знает, чего ожидать от буйной компании, выпивающей за стеной? Внушения на них не действовали, предложения Макса купить ее долю Алена встречала презрительным хохотом.

Впрочем, бывали у женщины и моменты просветления. Когда отчаявшийся Максим подал иск, добиваясь принудительного выкупа 1/3 дома, она на время с выпивкой завязала и умудрилась расположить к себе судью. Да и закон вновь оказался на ее стороне: доля не была незначительной, расставаться с имуществом сестра не хотела, другого места проживания у Алены не было.

Крепкий орешек

Впрочем, капризная Фортуна быстро отвернулась от своей неблагодарной любимицы. Макс не без радости слышал, что Алена погрязла в долгах, на работу ее уже не брали: кому нужна такая, что после первой же зарплаты уйдет в загул? Похоже, сестрица вот-вот сломается и согласится продать свою долю!

Вопреки ожиданиям, женщина оказалась крепким орешком. Согласилась уступить долю сводному брату, но... лишь в обмен на квартиру в Москве или ближайшем пригороде. «Ты же у нас богатенький Буратино, – ехидно шипела она, смерив взглядом новую иномарку Макса. – Поди, не последнее отдашь!»

Уверять, что машина куплена в кредит, а все деньги тратятся на ремонт дома после нашествий выпивох, было бесполезно. А тут еще как назло грянул кризис, из-за которого доходы Макса упали вдвое! Часть усадьбы он как-нибудь бы выкупил, влез в долги. Но отдавать квартиру – не жирно ли будет?

Разъяренная отказом, сестрица решила действовать: съездила в юридическую консультацию, и вскоре Макс получил письменное предложение о покупке доли – по весьма нескромной цене. Через месяц Алена заявила о том, что продает свою часть имущества «на сторону». А заодно прибегла к психологической атаке: разместила в газете объявление о продаже, но не своей 1/3, а... всего участка!

Теперь Галину Юрьевну донимали посетители, мечтающие заполучить усадьбу. Выясняя правду, несостоявшиеся покупатели еще долго скандалили с «обманщицей», находившейся на грани нервного срыва.

Какого лешего!

«Мать, ну скажи на милость, что делать? – горевал Макс, приехавший к приболевшей матери. – Может, мне продать свою долю? А что, закончится этот ад...» В ответ Галина Юрьевна лишь покачала головой: «Нет, сынок, это же папин дом! Здесь вся моя жизнь, да и работу не брошу – мы такие спектакли отдыхающим устраиваем!»

Взгляд Макса упал на кучу яркого тряпья, сваленного в углу. Корона, зеленая борода, мантия, блестки – наверное, реквизит для какого-то праздника, купленный неугомонной матушкой. Пронзенный внезапной мыслью, парень выудил из горы костюмов драную хламиду, штаны с заплатками и седой парик.

«День Нептуна у нас будет, это вот костюмчик лешего, его наш завхоз играет», – Галина Юрьевна просияла и, забыв о проблемах, зычно продекламировала:

Я злой коварный леший,
Проделал путь долгий, пеший.
Отдавай-ка, морское чудовище,
Свою дочку и все сокровища!

Максим довольно зааплодировал: что ж, сестрица Аленушка надолго запомнит его «чудо-юдо»!

С тех пор горе-покупателей стал встречать седой мужик в неопрятном рубище, явно заправский выпивоха. Он то сетовал на мышек, наводнивших дом, то рвался устраивать самодельный салют, то обещал лечить новых друзей таблетками из ртути...

За месяц «артист» отвадил всех непрошеных гостей, но неизвестно, как бы закончилась эта история, если бы сестрице срочно не понадобились деньги. Осознав, что выгодно и быстро продать треть дома не получится, согласилась уступить долю Максу – по завышенной цене, но в рамках разумного.

С тех пор Алены и след простыл. Сейчас Максим живет за городом с матерью – московскую квартиру приходится сдавать, чтобы расплатиться с долгами. Галина Юрьевна с сыном надеются, что сказка о сестрице Аленушке для них наконец-то закончилась.

Комментарий

Александра Бузина, юрист:

– Согласно п. 1 ст. 1118 Гражданского кодекса, распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания. К сожалению, отец Максима не успел оформить этот документ, а любые устные обещания, безусловно, юридической силы не имеют.

При отсутствии завещания наследование происходит по закону, согласно установленным очередям. По правилам п. 1 ст. 1142 Гражданского кодекса, жена наследодателя Галина Юрьевна, его дети Максим и Алена являются наследниками первой очереди. После отказа Галины Юрьевны от своей доли в пользу Максима его доля оказалась большей – 2/3.

П. 4 ст. 252 Гражданского кодекса допускает выплату участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре. Это допускается только с согласия собственника.

В некоторых случаях суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию. Такой вариант возможен лишь при одновременном наличии условий, определяемых законом: доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества.

Очевидно, что вынести решение о выплате компенсации за долю вопреки воле Алены суд не мог. Женщина не заявляла требований о выделе своей доли в натуре, треть большого участка с домом вряд ли можно считать незначительной долей, к тому же другого жилья у Алены не было.

Максиму ничего не оставалось, как попробовать договориться о покупке доли. Это было непросто, поскольку сестра завысила цену доли в предложении о покупке. Но, как показало время, мирное решение вопроса устраивало обе стороны: Максим согласился купить долю по немалой цене, Алена быстро продала имущество и получила деньги.

Ксения Новикова

Другие статьи на тему: Внимание, мошенники

  • Мошенничество с жильем
    Не секрет, что сделки с недвижимостью являются одними из самых рискованных, особенно для простых граждан. По статистике в 7% случаев такие договоры заканчиваются потерей жилья или серьезной суммы денег. Когда-то, в советские времена, подобные сделки совершались при помощи мены, что было во многих смыслах проще и безопаснее. Сегодня обычно используют куплю-продажу, заключая сразу несколько соглашений в один день, поскольку найти взаимно устраивающие варианты обмена сложно. Однако рыночная экономика явилась хорошим фундаментом для мошенников.
  • Сдам даром
    Зная, что бесплатный сыр встречается лишь в мышеловке, люди все равно надеются на лучшее: а вдруг повезет? Желание рискнуть нередко подпитывается любопытством, которое становится плохим союзником, когда дело касается по-настоящему серьезных дел.
  • Отцы и дети
    Ожесточенные споры о судьбе недвижимости, которые разворачиваются в зале суда, нередко повергают в недоумение: в ряде случаев кажется, что правы обе стороны. Тем не менее, победа достанется только одному – тому, кто подкрепит свою позицию грамотными аргументами и доказательствами.
  • После вчерашнего
    Какова цена столичной недвижимости? Кроме денежного эквивалента за нее зачастую приходится платить еще и здоровьем. А то – и собственной жизнью.
  • Нашла коса на камень
    Сколько бы законов ни принималось, как бы подробно они ни регулировали те или иные отношения, желающие обойти предписанные нормы найдутся всегда. Такая «самодеятельность» в сфере недвижимости чревата серьезными проблемами – жаль, что жертвы ловкачей осознают факт обмана слишком поздно...