Московская жилищная газета

Внимание, мошенники

Опубликовано на сайте: 12 октября 2009 г. 13:00
Публикация в газете: №35 (762) от 08 октября 2009 г.

НЛО: неопознанный литературный объект

НЛО: неопознанный литературный объект

Леонид проснулся от настойчивой трели дверного звонка в прихожей. Нехотя встал, накинул потертый на локтях халат и открыл дверь. Перед ним стояли двое мужчин и улыбающаяся миловидная дама.

Служенье муз и проза ЖКХ

– Извините, что без галстука! – встрепенулся Леонид, запахивая плотнее халат и пропуская гостей в прихожую. – Вчера, знаете ли, засиделся за письменным столом, лег уже под утро. Вдохновение ведь никакому расписанию не подчиняется... Ну, а цель вашего визита? – позвольте полюбопытствовать.

Троица молча прошла в комнату. Поскольку пол не блистал чистотой, а тапочек поблизости не наблюдалось, обувь пришедшие снимать не стали. Окинув взглядом скромную обитель поэта, дама приятным грудным контр-альто проговорила:

– Мы из литфонда. Помогаем начинающим талантливым писателям и поэтам, так сказать, в плане налаживания нормального быта. Вот Семен Петрович, представитель ДЕЗа, сообщил нам, – она показала пальцем на представительного мужчину, – что за квартиру вы не платите уже пять месяцев. Проблемы с деньгами?

Вся троица укоризненно посмотрела на растерявшегося питомца муз. Тот как-то сразу сник, а потом начал лепетать пересохшими губами:

– Временные трудности... Вот получу аванс за книгу и тут же рассчитаюсь с долгами и за квартиру, и за свет, и за воду...

– Лично я нисколько в этом не сомневаюсь, – одарила улыбкой всех участников жанровой сценки дама.

– А может быть, вы нам прочтете несколько строк из того, что написали нынче ночью? – неожиданно обратился к Леониду третий пришедший, худощавый блондин средних лет. Смутившись, поэт-неплательщик на секунду отвернулся к окну, потом поправил шевелюру, устремил очи как бы в даль и начал декламировать:

Ушло и все, как будто не бывало,
Как будто из ручья любви воды не пил.
Порывы страсти ветром разметало,
И стало меньше времени и сил...

– Замечательно! – воскликнул худощавый. – Берем не глядя! Печатаем. В твердом переплете. На обложке фото автора. Тысяч пять, думаю, для начала, а? – бросил он и весело посмотрел сначала на хозяина квартиры, а потом перевел взгляд на интересную даму с контральто.

– Чего пять тысяч? – не понял поэт.

– Ну не рублей, батенька, а экземпляров. Рублей-то, думаю, будет существенно больше, – подмигнул худощавый.

– Мне кажется, вполне профессиональная работа, достойные стихи, и они пойдут, – нараспев сказала литературная дама и, повернув голову к Леониду, добавила. – Соглашайтесь. Если Кублановский предлагает свои услуги, то это серьезно. Он издатель опытный, знает, что говорит.

– У меня что-то ото всего голова пошла кругом, – выдохнул Леонид. – Давайте-ка чайку попьем, и все спокойно обсудим.

– Не откажусь, – бросил блондин.

– Ну а мы, пожалуй, пойдем, – сказал человек из ДЕЗа. – Я покажу представителю литфонда квартиры еще двух литераторов-должников, которые тоже проживают на подведомственной мне территории. Может, и им удастся как-то помочь.

Богатый псевдоним

Когда парочка удалились, худощавый протянул руку:

– Ну-с, давайте знакомиться. Я – Максим Моисеевич Кублановский. Работаю в издательстве «Сизиф», подыскиваю новых перспективных авторов. Думаю, в вас я не ошибся, – и он крепко стиснул вялую ладонь хозяина квартиры.

– Леонид Сергеевич Громобой, поэт, – промолвил тот в ответ.

– Как-как? Громобой? Где-то я уже слышал эту фамилию. Или в газете видел. Убей, не помню... Но фамилия впечатляющая – сразу наповал бьет, так что и псевдоним никакой не нужен.

– Это и есть псевдоним, а по паспорту я, извините, Потапкин. Пописываю иногда в газеты и журналы: как говорится, курочка по зернышку. В газетах, наверное, мой псевдоним вам и попадался. Книжки-то нынче не больно охотно печатают...

– Ну, вас-то грех не напечатать! – Максим Моисеевич потрепал Потапкина-Громобоя по плечу, допил чай и, собрав в папку листки со стихами, сказал, что через неделю снова нарушит уединение поэта.

Ремонт за счет «Сизифа»

Слово свое издатель сдержал и появился у Потапкина аккурат в назначенное время. Правда, был при этом немного мрачен.

– Знаешь, – сказал он, с порога переходя на ты, – шеф не против твоей книжки, но просит еще поработать над стилистикой, убрать длинноты и повторы. Пройтись, так сказать, рукой мастера. Да ты сам все увидишь, он пометки сделал, – и Кублановский положил перед Потапкиным испещренные редакторской правкой листки.

– Ну-ну, – вздохнул автор, – значит, аванса не видать. И выходит, что скоро меня отсюда выселят. Платить-то за квартиру нечем...

– С авансом не все так плохо, шеф же не отказал, а только попросил доработать, – бросил Кублановский. – А ввиду такой ситуации я попрошу выписать хоть какую-то сумму. Думаю, он не откажет.

Гость подошел к окну:

– Слушай, у тебя отсюда прекрасный вид открывается, даже Кремль видно!

– Да, вид неплохой, – подтвердил поэт. – Я иногда устраиваюсь на балконе и встречаю рассвет, так сказать, вместе с Музой...

– Послушай, у меня к тебе неожиданное предложение, – улыбнулся Кублановский, отходя от окна вглубь комнаты. – Одним махом сможешь решить материальные проблемы на некоторое время. Ну хотя бы оплатить весь долг за квартиру. А потом и гонорар подоспеет. Книжку-то мы все-таки берем.

– И что требуется?

– Ничего особенного. Просто отправишься поработать над книгой у меня на даче. Тем более, сейчас лето, а там воздух, птички поют, и Муза над кустами кружит.

И Кублановский принялся объяснять, для чего это нужно. Скоро к ним приезжает на форум один маститый прозаик. В гостиницу селить его как-то не хочется. Тем более что он любит жить на частных квартирах.

– Думаю, твоя бы ему вполне подошла.

– Сомнительно, – промямлил Потапкин, обводя взглядом стены не первой свежести.

– Об этом не беспокойся – приведем твое гнездышко в идеальное состояние. Сам потом будешь жить и радоваться. Как тебе такой вариант?

– В принципе – нормально, только вы, наверное, за ремонт вычтете из гонорара...

– О деньгах можешь не беспокоиться, – заверил Кублановский. – Ремонт проведем за счет издательства. Деньгами за аренду закроем квартплату, а гонорар будет весь твой. Ну что – по рукам?

Потапкину уж очень хотелось увидеть свою книгу, поэтому он без особых колебаний согласился на такой вариант.

Под пенье птиц приходят рифмы

Жилось и работалось на даче Потапкину отменно. Когда через неделю его посетил Кублановский, то поэт встретил восторженно.

– Вот! – потряс он ворохом исписанных страниц. – И еще написал, смотри сколько...

– Молодец! – похвалил Попапкина-Громобоя Кублановский. – Только я вынужден ненадолго прервать твое уединение. Надо съездить в Москву и подписать доверенность.

– Что-то не так?

– Пустяковая заминка. Хотели сделать небольшую перепланировку, а без хозяина – без тебя – или его доверенного лица нельзя: БТИ не принимает заявления от посторонних лиц.

– И что же вы такое хотите сотворить?

– Хотим поменять местами туалет и ванну. А то туалет рядом с кухней. Такого на Западе не бывает. Боюсь, живой классик нас не поймет.

– А разве так можно?

– Не волнуйся. У нас сейчас все можно. Твое дело дать доверенность, а остальное – дело фирмы, которая, как известно, веников не вяжет, – подмигнул Кублановский, приглашая Потапкина в свою машину.

Рукописи не горят – «горят» квартиры

Когда ближе к осени сборник стихов был готов, а все замечания учтены, Потапкин стал звонить Кублановскому, чтобы тот приезжал за рукописью. Он сидел на телефоне и день, и два, но кроме как «абонент недоступен или находится вне зоны действия» не услышал ровным счетом ничего. К вечеру третьего дня поэта охватило какое-то нехорошее предчувствие.

Собрав вещи, он сел в электричку и отправился в Москву.

Своими ключами открыть квартиру не удалось. Тогда он позвонил в дверь. Вскоре в проеме возник незнакомый мужчина и не очень дружелюбно спросил пришедшего о том, чего ему нужно. Потапкин сказал, что разговаривать на пороге не очень удобно и попросил разрешения войти. Мужчина, смерив гостя взглядом и, поняв, что угрозы он не представляет, пригласил его войти.

Оглядев квартиру, Потапкин остался доволен ремонтом.

– А вот ванную с туалетом так и не поменяли местами. Хотя обещали. Ну да ладно, – констатировал Потапкин и попытался пройти в комнату.

Мужчина преградил ему путь.

А когда через несколько минут мучительных объяснений они, наконец, «въехали» в ситуацию, возникла немая сцена, очень похожая на ту, которой окончил последний акт своего «Ревизора» Николай Васильевич Гоголь.

Комментарий

Даниил Раздольский, руководитель отделения «Арбатское» корпорации «Инком-недвижимость»:

– Ситуация, в которую попали Потапкин и покупатель квартиры, приятной не назовешь. Причем для обеих сторон. Хотя, конечно, вероятность того, что прежнему хозяину удастся отсудить квартиру, довольно велика, ну а добропорядочного приобретателя в этом случае вполне могут выселить. Кто и когда вернет ему деньги – вопрос, судя по всему, не имеющий ответа.

Нашим риелторам при проверке истории квартир нередко приходится сталкиваться и с более запутанными историями. Чтобы проследить всю цепочку сделок с недвижимостью, агенты корпорации всегда стараются разыскать прежних хозяев квадратных метров и понять, как и почему они были проданы, не были ли ущемлены права продавцов, не было ли какого-то обмана в череде перепродаж. Особенно тщательно проверяются квартиры, которые, к примеру, за последний год перепродавались один-два раза. Таким образом ловкие личности нередко пытаются замести следы.

Некоторые мошенники работают прямо-таки виртуозно. Готовятся к афере несколько месяцев, делают немалые вложения, которые потом, понятно, возвращаются сторицей. Поэтому настоятельно рекомендую покупателям быть бдительными. Не забывайте, что аферисты – хорошие психологи. Они будут говорить вам именно то, что вам приятнее всего слышать, и вы не заметите, как попадете к ним в сети.

Не нужно быть экономным себе во вред. Многие покупатели не хотят заплатить компании за проведение сделки несколько тысяч долларов, а потом лишаются сотен тысяч. И кусают локти, но бывает уже поздно.

Так что совет один: проверяйте, проверяйте и еще раз проверяйте. К слову сказать, проверку можно заказать в компании как отдельную услугу. За умеренную плату вам обрисуют историю выбранной квартиры и дадут рекомендации по поводу того, стоит ее покупать или нет. Можно также обратиться в юридическую или страховую компании. Все это – залог спокойной и счастливой жизни в дальнейшем.

Вениамин Вылегжанин

Другие статьи на тему: Внимание, мошенники

  • Мошенничество с жильем
    Не секрет, что сделки с недвижимостью являются одними из самых рискованных, особенно для простых граждан. По статистике в 7% случаев такие договоры заканчиваются потерей жилья или серьезной суммы денег. Когда-то, в советские времена, подобные сделки совершались при помощи мены, что было во многих смыслах проще и безопаснее. Сегодня обычно используют куплю-продажу, заключая сразу несколько соглашений в один день, поскольку найти взаимно устраивающие варианты обмена сложно. Однако рыночная экономика явилась хорошим фундаментом для мошенников.
  • Сдам даром
    Зная, что бесплатный сыр встречается лишь в мышеловке, люди все равно надеются на лучшее: а вдруг повезет? Желание рискнуть нередко подпитывается любопытством, которое становится плохим союзником, когда дело касается по-настоящему серьезных дел.
  • Отцы и дети
    Ожесточенные споры о судьбе недвижимости, которые разворачиваются в зале суда, нередко повергают в недоумение: в ряде случаев кажется, что правы обе стороны. Тем не менее, победа достанется только одному – тому, кто подкрепит свою позицию грамотными аргументами и доказательствами.
  • После вчерашнего
    Какова цена столичной недвижимости? Кроме денежного эквивалента за нее зачастую приходится платить еще и здоровьем. А то – и собственной жизнью.
  • Нашла коса на камень
    Сколько бы законов ни принималось, как бы подробно они ни регулировали те или иные отношения, желающие обойти предписанные нормы найдутся всегда. Такая «самодеятельность» в сфере недвижимости чревата серьезными проблемами – жаль, что жертвы ловкачей осознают факт обмана слишком поздно...