Московская жилищная газета

Юмор

Опубликовано на сайте: 19 июля 2007 г. 14:47
Публикация в газете: №29 (652) от 19 июля 2007 г.

Банка варенья и пачка печенья

Банка варенья и пачка печенья

Иван Барабанщиков спустился в метро, бережно прижимая к груди банку варенья и пачку печенья. На его лице поселилась проказница-улыбка, чего уже давно не случалось с серьезным и задумчивым Иваном. В поезде ему удалось занять пустующее место, и Барабанщиков устроил поудобнее на коленях свое драгоценное имущество.

Под стук колес Иван стал прокручивать наиболее приятные моменты Великого События: «Молодец, Барабанщиков. Мы гордимся тобой», – сказал ему усатый симпатичный дядечка и троекратно поцеловал Барабанщикова. «Служу Отечеству!» – прохрипел севшим от волнения голосом Барабанщиков. От воспоминаний улыбка Ивана стала еще шире, он с безграничной любовью поднял глаза и оглядел пассажиров... нет, не пассажиров – россиян. Прямо перед ним стоял мужчина, который чему-то улыбался. Его руки бережно прижимали к груди банку варенья и пачку печенья. Поддавшись доселе неведомому чувству Сопричастности, Барабанщиков вскочил с места и прохрипел незнакомцу прямо в лицо: «Садитесь, товарищ». Мужчина сел на бывшее место Барабанщикова и устроил на коленях свое драгоценное имущество.
Застолье у Прохора
Иван не стал заходить к себе домой, а сразу же позвонил в дверь соседа. – А я, Прохор, к тебе. Доставай из морозилки «беленькую», у меня славная закуска, – сказал Барабанщиков и протянул Прохору банку варенья и пачку печенья. Неожиданно для Барабанщикова Прохор притянул его к себе и троекратно поцеловал. – Проходи на кухню. На столе стояла банка варенья и лежала пачка печенья. Барабанщиков задохнулся от нахлынувших чувств. Прохор в это время склонился над маленьким холодильником, и Барабанщиков поцеловал его троекратно в затылок. Наконец друзья устроились за столом и выпили по первой. – Ну, рассказывай, – хрустнув печеньем, сказал Прохор. – Дело было так. Читаю я, значит, газету, и вдруг мне попадается заметка о том, что федеральная налоговая служба обращается к простым гражданам, россиянам, и просит рассказывать ей о людях, которые сдают квартиры. Понимаешь, государство обращается ко мне, скромному труженику, с просьбой! – Барабанщиков ударил себя в грудь и незаметно налил себе водки. – Продолжай, не останавливайся. – Ну, в общем, я того, вспомнил тетю Валю с седьмого этажа, которая держит квартирантов, и отправился прямо в ФНС. Я же не ради награды и не ради почестей старался. Мне важно, чтобы моя страна была демократическим государством. – Дело говоришь, – сказал Прохор. – Вот, они меня выслушали, обняли и вручили награду – банку варенья и пачку печенья. Хотя, ты же понимаешь, я не ради награды... – Понимаю. Как я тебя понимаю, товарищ. Моя история ни на слово не отличается от твоей. Друзья выпили. – Я вот что думаю, – сказал Прохор, – других людей, которые сдают квартиры, я не знаю. – Я тоже. – Вот! А Россия ждет от нас, сознательных граждан, инициативы, полета фантазии, я бы сказал, дерзости мысли. А что, если нам с тобой организовать детективное агентство? Ну, не нам с тобой, а предложить ФНС создать при себе детективное подразделение. – И тогда мы с тобой стали бы частными сыщиками. – Верно. И тогда у нас была бы собственная сеть осведомителей. Мы бы вывели на чистую воду всех... Друзья выпили.
С инициативой
– Слушай, Иван, – сказал Прохор, – а что, если нам поразмыслить по-государственному, масштабнее? Смотри, Барабанщиков, сюда. Государству ведь нужны новые налоги для процветания страны? Так? – Так. – А где их взять? Подумай, не спеши. Ешь варенье, не жалей. Мозги – они сладкое любят. Ну как, подумал, где взять? – Где? Прохор засунул печенюшку в рот и хитро посмотрел на Ивана. – Возьмем, к примеру, пешеходные дороги. Государство вкладывало в них средства, а мы ходим по улицам совершенно бесплатно. – И сколько хотим, – воодушевился Барабанщиков. – Правильно, ходим, наматываем десятки километров, а государство с этого не получает ни копейки. – Ты гений, Прохор! Действительно, нужно ввести налог на передвижение по улицам. – Только нужно к этому подойти разумно. Например, ввести лимит на передвижение. Ну, пять километров в месяц – бесплатно. Все, что больше пяти километров, – оплачивается. И тогда человек десять раз подумает, прежде чем выйти на улицу. – Но нужно еще подумать и о частных ситуациях, – сказал Барабанщиков. – Продолжай. – Например, одноногий гражданин. – Это просто. Одноногий топчет в два раза меньше, следовательно, налог с него нужно брать в два раза меньше. – А как можно проконтролировать количество пройденных километров? – Нет ничего проще. Нужно на каждого гражданина установить счетчик. – Слушай, я подумал, что ФНС такие люди, как мы, просто необходимы. Мы бы могли работать в отделе по придумыванию новых налогов. ФНС и КО. – Не понял. – КО – это креативный отдел, понимаешь? Налоготворчество – вот наше призвание. Друзья выпили. Где-то в России. Секретный завод по изготовлению варенья. Кабинет директора... – Товарищи, – начал директор и прокашлялся. – Я получил правительственную телеграмму, в которой говорится, что в интересах государства наш завод должен удвоить производство варенья в ближайшее время. Со своего места встал начальник цеха. – Единственный выход – это работать в три смены. Все встали и захлопали. Игорь Малой

Другие статьи на тему: Юмор

  • Женщина и алкоголь
    Популярная формула «ничто человеческое мне не чуждо», извините за тавтологию, не чужда и женщине. Во всяком случае женщине современной не только не чужды, а напротив, вполне свойственны разнообразные человеческие – хотя и в основном мужские – слабости. К примеру, перекинуться в картишки, выкурить сигаретку, выпить рюмочку...
  • Из эпистолярного
    Сосед из 53-й квартиры гуляет без поводка и без намордника. Просим принять меры. (Из жалобы)
  • Женщина и детство
    Среди множества известных человечеству и описанных мною странностей загадочного существа, которое зовется женщиной, есть еще одна странность. Вот она: женщину время от времени почему-то тянет впасть в детство. Даже если оно уже весьма далекое.
  • Женщина и жалость
    Женщина – существо жалостливое. Женщина жалеет всех сирых и убогих, бездомных животных и беспризорных детей. Женщина плачет над мелодраматическими романами, всхлипывает на латиноамериканских сериалах и роняет слезу в адрес бедных обманутых девушек.
  • Женщина и ерунда
    Ерунда – это вздор, пустяк, мелочь, нелепость, нечто незначительное и несущественное… Но вот тут следует остановиться и заметить, что в разговоре о женщине никакая ерунда несущественной не бывает. Тем более, когда эта мелочь, этот пустяк существенно отличает женщину от мужчины.