Московская жилищная газета

В гостях у звезды

Опубликовано на сайте: 11 января 2007 г. 15:15
Публикация в газете: №1 (624) от 11 января 2007 г.

Евгений Герасимов: «Знаю, куда забросить удочку»

Евгений Герасимов: «Знаю, куда забросить удочку»

Можно сказать, что Евгений Герасимов родился в кино. Накануне появления на свет будущего народного артиста России его родители отправились в кинотеатр «Художественный», где во время сеанса его маме стало плохо. Женщину увезли в больницу. А наутро отцу сообщили: «У вас родился сын!».

На углу Плющихи и Смоленской

– Мои родители любили и уважали друг друга. Ни разу не видел, чтобы они ссорились. Ко мне отец всегда относился требовательно, как к будущему мужчине и старшему из детей. Моя сестра, Алена – на несколько лет моложе меня.

Отец много пережил: добровольцем ушел на фронт, вернулся без ноги. Дед был репрессирован, погиб в лагерях, а бабушка умерла в одной из московских тюрем.

Конечно, отцу было нелегко, но он не озлобился, не ушел в себя. Он прекрасно рисовал, но мечту о высшем образовании пришлось оставить – нужно было зарабатывать деньги, и он устроился в ателье рядом с домом, где и проработал всю жизнь, показав себя настоящим мастером: заказчики приезжали к нему со всей страны, а коллеги ценили и уважали. Там же он встретил маму, которая стала для него и любимой женщиной, и верным другом, и надежным помощником.

– Наверное, в свое время вам, как и многим москвичам, пришлось пожить в коммунальной квартире?

– Это была большая – в восемь или девять комнат – коммуналка на углу Плющихи и Смоленской площади. В квартире жили самые разные люди, разных национальностей, разного социального статуса, но жили дружно, как одна семья. Уезжая из города на лето, я очень скоро начинал скучать по своему подъезду, по квартире, по виду из окон (наша кухня смотрела на Смоленскую площадь, где бурлила и строилась Москва). С этими местами у меня связано немало теплых воспоминаний.

– Однажды Михаил Пуговкин пошутил про свое поколение, что «все мы были детьми асфальта». К вам это имеет отношение?

– В полной мере. Мы много времени проводили на улице, до ночи играли в вышибалы и футбол. На Плющихе действительно были замечательные дворы со своей удивительной атмосферой. В настольный теннис играли все: от тех, кто только что научился держать ракетку, до взрослых мужчин.

Двор знал и чувствовал каждого своего обитателя. Я обожал старые московские дворы с их полной эмоций жизнью. В них выясняли отношения, влюблялись, дружили, предавали... Иногда даже мальчишки ходили двор на двор. Я рос крепким, спортивным парнем, принимал участие в потасовках. Правда, сегодняшней жестокости в «выяснении отношений» тогда не наблюдалось. Ребята были разные, некоторые из очень бедных семей. Большая часть – без отцов: это же послевоенное поколение. Но мне кажется, в те времена было гораздо больше отзывчивых, готовых прийти на помощь людей. Несмотря ни на какие трудности, нас окружала атмосфера добра – и в квартире, и в доме, и во дворе, и в школе.

– Желание стать актером зародилось в детстве?

– Подобно всем мальчишкам, мечтал быть героем-летчиком или, на крайний случай, геологом: хотелось проверить, на что гожусь. Об артистической карьере не помышлял, зато всерьез увлекался спортом – играл в школьной волейбольной команде, ходил с приятелями на стадион Метростроя. На стадионе «Спартак» занимался коньками. А в Неопалимовском переулке был спортивный зал, где работала гимнастическая секция. Меня в нее приняли, когда увидели, как я на руках, без помощи ног, поднялся по канату до потолка – такого из группы никто сделать не мог.

В девятом классе бегал за сборную Москвы, у меня был первый взрослый разряд по легкой атлетике.

Учился легко. В школе мне достаточно было внимательно слушать, чтобы дома быстро сделать уроки, – память выручала. При всех своих разнообразных увлечениях я очень любил школу. Нас водили в турпоходы, на лекции в только что открывшийся Дворец пионеров на Ленинских горах. Раз в неделю мы обязательно бывали в театре.

А кино вошло в мою жизнь в образе ассистентки из «Мосфильма». Я тогда учился в третьем или четвертом классе. Мы с друзьями играли на улице, когда подошла женщина и спросила: «Ребята, хотите сниматься в кино?». Она искала детей для массовки на пробы фильма «Полустанок» к Борису Барнету.

В результате мы попали на «Мосфильм». Посадили нас в какой-то комнате, велели подождать. А мне очень уж хотелось посмотреть, как кино снимают, незаметно выскользнул в коридор, и тут меня поймала еще одна ассистентка. Меня сфотографировали, занесли в фототеку Мосфильма и утвердили на совсем другую картину, где дали полноценную большую роль. Это был фильм Зигфрида Кюна «Они не пройдут».

Как только завершилась работа над этим фильмом, пригласили на другой – «Человек, которого я люблю» Юлия Карасика.

Из массовки – в главные герои

– Как удавалось совмещать съемки и учебу?

– Когда шли съемки, приходилось помногу пропускать школу. Вечером придешь домой – семья спать ложится, а я сажусь за уроки. Иногда даже засыпал за столом. А с утра снова съемки. Но интерес к съемочному процессу пересилил и усталость, и желание общения со сверстниками. Сейчас понимаю, даже хорошо, что было тяжело. Это очень помогло мне потом. Правда, уже к девятому классу решил, что нужно серьезнее учиться, и стал отказываться от предложений сниматься. Готовился к вступительным экзаменам, посещал факультативы преподавателей из Бауманского, участвовал в математических олимпиадах...

Но вот интересно – чем дальше я отодвигал мысль о театре, кино, тем больше ощущал свое предназначение. И понял, что, если не использую этот шанс, всю жизнь потом буду себя казнить. Решил поступать не только в любимое Щукинское училище, но и в Щепкинское, и в ГИТИС.

Считал, что истинная школа актера – театр, а не кинематограф. Особенным всегда казался театр им. Вахтангова: вахтанговцы были блистательны и на сцене, и на экране. А у вгиковцев более узкий профиль. Поступая в театральный, я расширял свой диапазон. И когда позже ушел из театра Маяковского, где достаточно долго проработал после института, мне не хватало сцены. Ее атмосферы, запаха кулис, гримерки.

– Каждый актер готов вспомнить немало театральных историй. У вас они, наверно, тоже имеются?

– Конечно. В театре «Маяковского» шел спектакль «Дети Ванюшина», в котором я очень хотел сыграть одну роль, но меня на нее не вводили.

И вот однажды прямо перед спектаклем одному из артистов стало плохо. В зале уже сидела публика, за кулисами началась паника. Тут подходит ко мне режиссер: «Слушай, ты вроде хотел сыграть эту роль. Попробуешь?».

А я всего-то и видел этот спектакль два раза. С другой стороны, если сейчас откажусь, больше не видать мне этой роли. Наскоро пробежал текст и вышел на сцену. Вышел и понял: ничегошеньки не помню! Но виду не подал, собрался с духом... Где текст не вспомнил, говорил своими словами. Тем не менее, со сцены ушел под аплодисменты. После этого случая меня сразу ввели в спектакль, и я потом еще долго играл эту роль.

– А как попали в кинорежиссуру?

– По натуре я человек самостоятельный и независимый, а режиссер – как раз профессия независимая и самостоятельная.

Кинорежиссура стала привлекать меня достаточно рано. Поступил на Высшие режиссерские курсы к Георгию Данелия и Эльдару Рязанову и в 1981 году снял «Полосу везения» – свой первый фильм. Всего, как режиссер, сделал десять фильмов, и каждый из них дорог мне по-своему. Хотя, наверное, самым успешным можно считать «Поездку в Висбаден» по повести Тургенева «Вешние воды», снятый в 1989-м. Это был один из самых тяжелых периодов для отечественного кинематографа. Фильм получил награду Папы Римского, после чего Франческо Рози сказал, что всегда считал российское кино лучшим в мире. В устах такого мастера это дорогого стоит...

Робот в жизни и анекдотах

– В «Петровке, 38» вы воплотили образ идеального сотрудника милиции. Насколько он оказался тогда реален?

– У меня было много друзей-милиционеров, общение с ними очень помогло в работе. И в то время, и сейчас в милицию идут разные люди. Среди них много честных, преданных делу людей, которые ежедневно выполняют свой долг.

– Помнится, в знаменитом сериале «Следствие ведут знатоки» вам пришлось сыграть отрицательную роль...

– Да, сыграл в этом фильме человека, который из-за денег пошел на убийство. Серия называлась «Любой ценой». Но эта картина совсем другая, нежели «Петровка», хотя бы потому, что она телевизионная.

– Про вашего робота Вертера из фильма «Гостья из будущего», как и про Штирлица, когда-то сочиняли анекдоты. Как возник этот персонаж, ведь в книге его не было?

– Роль возникла уже в сценарии. Вертер получился романтиком – он пишет стихи, влюбляется в женщин... На съемках некоторые моменты мы допридумывали вместе с режиссером: как робот говорит, как ходит, какая у него мимика. У нас была такая дружная компания единомышленников, что сейчас даже сложно сказать, кто что придумал. Когда фильм «Гостья из будущего» вышел на экраны, Вертер действительно стал популярным персонажем.

– Помогала ли ваша спортивная подготовка во время съемок?

– В кино зачастую требуется уметь то, чему не учат в театре. Поэтому я хорошо вожу автомобили: кандидат в мастера спорта по авторалли. Являюсь почетным президентом лиги тайского бокса. И неплохо сижу в седле. Раньше мог даже на полном скаку поднять папаху с земли.

– И вот сегодня вы снимаете новую картину. Про что? И где находите время?

– Долго наблюдал со стороны за всем, что происходит в нашем кино и на телевидении. Анализировал, что рекламируется, какие фильмы снимаются, какие получают поддержку, а каких на экране не хватает. Сегодня наша беда в том, что российский прокат отдан рынку. Экраны заполонили голливудские фильмы не всегда хорошего качества. А телесериалы похожи друг на друга, как братья-близнецы. На федеральном же уровне, увы, необходимые законы, способные защитить интересы российского зрителя, не принимаются. Как к депутату, ко мне по этому поводу часто обращаются люди. Учитывая то, что у меня на руках оказался хороший сценарий, накопились дни отпусков, я за счет своего личного времени и решил снять кино.

Мне кажется, оно заполнит образовавшуюся нишу, так как в этом нестандартном сценарии есть непридуманные положительные герои. Они вполне реальны. А время действия – 70-е годы и частично конец 50-х. Про что кино? Про то, что в нашей стране при всех перестройках и революционных временах всегда находились те, кто умеет вначале думать об интересах государства и страны, а потом уже о себе. Речь идет о людях из внешней разведки. Работать в фильме будут хорошие артисты. Кино сниму быстро.

Хождение во власть

– Такая успешная кинокарьера – 60 ролей, десяток собственных фильмов, признание. И вдруг вы круто меняете жизнь: уходите в политику...

– Ну, из мира кино я не уйду никогда. Просто так получилось, что мне довелось еще совсем молодым режиссером на киностудии имени Горького возглавить после Станислава Ростоцкого Третье творческое объединение. По сути, это была продюсерская работа плюс социальная. Я помогал старым актерам. У одного крыша в доме протекает, у другого ребенка в детсад нужно устроить, третий никак не достанет необходимых импортных лекарств... Тогда ведь была масса проблем даже у таких звезд киноэкрана, как Николай Крючков. Ему мы помогли оформить пенсию. Решая проблемы ветеранов, приходилось много ходить по всевозможным кабинетам. Но если поначалу нужно было брать с собой для убедительности Вячеслава Тихонова, то потом я стал управляться самостоятельно.

Много лет занимаю пост вице-председателя Союзов кинематографистов – как российского, так и московского. В годы перестройки мы с Евгением Жариковым создали Гильдию актеров кино России. Долгие годы я был вице-президентом этой гильдии, и мы занимались как раз решением социальных вопросов, связанных с ветеранами нашего кино. Открыли в Очакове-Mатвеевском Дом ветеранов кино. Сегодня работают социальные центры дневного содержания – эту мою инициативу поддержала первый заместитель мэра Москвы Людмила Ивановна Швецова.

От хай-тэка до русской избы

– Ну а как вы отдыхаете?

– Иногда позволяю себе выбраться на денек–другой в нашу избушку под Рузой. Очень люблю эти места. И какое бы ни было сложное лето, несколько раз за грибами мы с супругой обязательно выезжаем. Вот и в этом году неплохо пособирали грибочки! В тех местах я знаю каждую заводь, озерцо. Знаю, куда надо забросить удочки, чтобы клевала рыбка.

– А «избушку» ставили сами?

– Сам. Процесс строительства затянулся надолго, так как средства были ограничены. Но делал все с удовольствием. Я вообще люблю работать по дереву. Когда-то многое делал своими руками, а сейчас больше нравится руководить процессом ремонта... Точно знаю, чего хочу, знаю, куда и что мне нужно прибить, где купить, куда поставить. И где все это продается со скидками... Нынче моя квартира (живу в Западном округе) решена в стиле хай-тэк. А на даче все деревянное, как в традиционной русской избе. Там мы и встретили всей семьей Новый 2007 год.

НАША СПРАВКА

Евгений Владимирович Герасимов родился в 1951 году. Окончил театральное училище им. Б. Щукина. Народный артист Российской Федерации. Почетный кинематографист России. Работал кинорежиссером и актером Центральной киностудии детских и юношеских фильмов им. М. Горького. Снялся в 60 фильмах и снял – 10. Получил награду от Папы Римского «За вклад в мировую культуру» (за фильм «Поездка в Висбаден»).

Депутат Московской городской Думы третьего (2001–2005 гг.) созыва. Вновь избран депутатом Думы в декабре 2005-го.

Председатель Комиссии по культуре и массовым коммуникациям МГД. И.о. председателя Российского Союза кинематографистов, председатель «Евразийского телефорума».

Елена Булова

Другие статьи на тему: В гостях у звезды

  • Александр Михайлов: «Я душой все равно архитектор»
    Когда любимцу миллионов зрителей, народному артисту России исполнилось 65, с юбилеем его поздравил президент Дмитрий Медведев и подчеркнул: «Творчество Александра Михайлова – одно из лучших среди наследия российских актеров. Талантливо сыгранные им герои стали близки и дороги представителям разных поколений».
  • Федор Конюхов: Главная моя крыша – небосвод
    Он опять в путешествии. 1 января улетел в Новую Зеландию, где стоит его яхта. Оттуда курс на Фолклендские острова вокруг мыса Горн. После морского путешествия – сухопутная экспедиция через монгольскую пустыню Гоби на верблюде по Великому шелковому пути в Калмыкию... Мы разговариваем в тот редкий момент, когда Федор Конюхов на родине.
  • Александр Збруев: «Люблю ощущать тишину в себе и вокруг»
    В минувшем году народный артист России Александр Збруев отметил свое 70-летие. Человек немного замкнутый, он редко появляется на публике вне сцены, отказывается от работы в сериалах, не снимается в рекламе. Между тем любовь зрителя к нему не иссякает. А само имя актера служит знаком качества того «продукта», который выходит на экраны или появляется на подмостках театра, если Александр Викторович принимает участие в его создании.
  • Наталия Лаптева: «И тогда комиссия сказала: «Это некерамично!»
    Так уж сложилось исторически, что в районе Мясницкой всегда располагались мастерские художников. Здесь работали Василий Поленов, Алексей Саврасов, тут находится училище живописи. И нам весьма приятно входить в мастерскую, что находится в переулке с истинно московским названием – Кривоколенный. Улыбается хозяйка, художник-керамист Наталия Лаптева, улыбаются и играют всеми цветами ее многочисленные изделия.
  • Юрий Яковлев: «Начинать пришлось сразу с Шекспира»
    «С ним радостно на сцене. Он молниеносно реагирует на любой нюанс партнера, мгновенно подхватывает зазвучавшую в тебе ноту и присоединяется к ней. Он кажется летящей птицей, которой не надо контролировать свой полет, подсчитывать, сколько усилий нужно для взмаха крыла, – говорит о своем партнере народная артистка СССР, знаменитая принцесса Турандот Юлия Борисова. – Он «летит» плавно, свободно, мощно, исполненный радостью бытия, даря эту радость людям».